Сначала я просто подписалась на нее в фейсбуке. Читала ее истории, иногда что-то лайкала и немного не верила, что человек может быть настолько светлым. Потом я случайно увидела ее на улице. Была зима, Юля проводила для кого-то экскурсию. В смешной шапке-зефирке она кружилась вокруг свои гостей и смеялась, пытаясь сфотографировать их. Я тогда не подошла к ней, но в голове у меня поселилась мысль о том, что было бы здорово пообщаться с человеком, который так заразительно смеется.

Мечты сбываются, и через несколько месяцев мы сидим в кофейне, говорим о работе, отношениях, золотом заборе и о том, что для путешествий не нужны деньги. Мы знакомы 10 минут, но Юля уже угостила нас с бариста конфетами, накормила меня чизкейком и восхитилась необычной красотой девушки за соседним столиком._DSC0019-web— Давно хотела сделать с тобой интервью.

— Да? Спасибо.

— Расскажи, как в твоей жизни появились экскурсии и ты в экскурсиях?

— Я занимаюсь экскурсиями уже два года. Как это случилось? Просто в один прекрасный день я начала проводить экскурсии, ну и все.

— А Киев?

— А Киев впервые случился, когда мне было девять лет, я приехала сюда на каникулы к маме, это было летом. И я сразу влюбилась. И каждый год на три месяца я приезжала сюда. Знала его и любила, и хотела жить здесь еще до шестнадцати лет. Потому что тут мама. Киев – это про любовь.

— Ты упоминала, что решилась уйти с постоянной работы во время Майдана. Как вообще решиться на перемены?

— Я тоже об этом думаю все время. Как бы я объясняла это другим людям? Потому что одно дело, когда ты сам начинаешь, и совсем другое, когда тебе нужно кого-то поддержать. И я всегда была в положении того, кто начинает. Когда от меня потребовалась поддержка, я задумалась: «А ведь, наверное, неправильно говорить человеку, чтобы он бросал все и уходил в никуда?». Но «не то» время – это лучшее время, чтобы начать. И вообще, я считаю, что перфекционизм – это хорошо, но лучше сделать плохо, но сегодня, чем идеально, но никогда. Не надо ждать подходящего момента.

Первое время после ухода из офиса я себя страховала, брала себе фриланс-проекты, была редактором сайта о погоде. Я страховала себя по деньгам, потому что у меня был большой страх – как же быть без денег? А на самом деле, нужно вообще другого бояться.

— Чего?

— Нужно бояться, что ты не сможешь контролировать свое время. Потому что важно планировать день. Потому что ты больше не работаешь по 40 часов в неделю. Ты теперь работаешь по 100 часов в неделю. Ты постоянно на работе. Если в офисе можно думать: «Проявить инициативу или не проявить?» – то в своем деле так уже не прокатит. Иногда ведь ночью не спишь, потому что мысли в голове, идеи, наступает утро, и ты идешь воплощать их в жизнь. Деньги придут в любом случае, чем бы ты ни занимался. Даже если ты был айтишником, а сейчас печешь капкейки.

— Где сегодня гуляешь?

— У меня обзорная экскурсия с двориками и кофейнями.

— Как вообще формируется маршрут? Для каждой экскурсии индивидуально?

— Да. Чаще всего люди не знают, что они хотят посмотреть. Иностранцы обычно знают больше, чем киевляне. Киевляне все знают, но мало где были. Я смотрю по своему любимому мужчине. В 9 он должен быть в офисе, и с утра у него есть время либо сделать английский, либо поспать. Вечером же либо усталость, либо какие-то курсы, кино или кофейня. Одна. А их ведь десятки._DSC0013-web— Какие прогулки стали для тебя самыми запоминающимися?

— Ой, были у меня такие. Одна на 140 человек. Это была бесплатная прогулка, на которую пришло 300 человек, и мне пришлось озвучить, что я не могу взять на себя ответственность за всех. Меня спасло то, что второй экскурсовод забрал себе половину группы. Эти 140 человек были одной из самых послушных и слушающих групп. А другая история связана с экскурсией для невидящих людей. И когда я ее проводила, понимала, что такие привычные вещи как: «Взгляните сюда» или «Вот, видите? Там на углу…» теперь звучат абсолютно по-другому.

— Я бы случайно сказала что-то такое.

— А я и говорила. Они просили меня так говорить. И между собой они общались: «Вот, видишь?». Они ощущали и чувствовали. Я рассказывала о каком-то доме, а они спрашивали, какого он цвета, а сколько там окон, а есть ли там арка.

— До мурашек.

— Да, они узнавали все через свет, по-другому воспринимали город. Я тогда была в таком состоянии… У меня физически не было сил, и ко мне подошла девушка из группы, взяла меня за руку и все время со мной шла. Я постоянно была на грани слез, но потом взяла себя в руки. А еще меня впечатлила одна из последних экскурсий. Я познакомилась с одной девушкой в уборной городского кафе. Она меня спросила: «Вы Юля, да?».

— Вот она, слава.

— И тут она говорит: «У меня есть, с кем вас познакомить». И все, она пошла в туалет, я пошла в туалет. Потом мы поднялись наверх и она познакомила меня с американкой, которая попросила провести экскурсию одновременно по-русски и по-английски. Периодически бывают такие группы, где приходится говорить на нескольких языках. И она мне говорит: «Прилетает моя мама, прогулка для нее». Я думаю: «Окей, видимо, она говорит по-русски». Но не тут-то было. Прилетает мама, а с ней две девочки, близняшки. Я к ним по-английски, спрашиваю как дела, как зовут девочек. «This is Josephina. This is Carolina». Думаю, окей, продолжаю говорить по-английски. И тут их мама меня останавливает и объясняет, что девочки говорят только по-русски, а она говорит по-английски. И что это ее дочки. А девочки чистые украинки. И я понимаю, что ничего не понимаю. Спрашиваю. И их мама отвечает: «Вы знаете, что такое, когда дети без родителей?». Оказалось, что они удочерили этих девочек. Представляешь, им пришлось два года доказывать, что они не хотят вывезти детей на органы, а просто их любят. И экскурсия была нужна для того, чтобы потом на фото и видео показать, каким был их последний день в Украине.

— С ума сойти.

— И таких историй очень много._DSC0004-web— Для детей же ты проводишь квесты, да?

— Да, причем именно квесты. Мы гуляем, играем, даже ездим с ними на метро, и для многих из них это шок. Потому что их возят на машине, и они удивляются турникетам, жетонам, поездам. А в конце квеста они запоминают, что им дали чупа-чупс, что они были в метро, что они искали вора. Я по образованию сценарист, и это единственная сфера, где мое образование пригодилось. Я пишу сценарии для квестов, мне помогает со всем этим мама.

— То есть у вас, получается, семейный бизнес?

— Ага.

— Давно вместе работаете?

— Да, это была ее идея.

— Читала, что твоя мама сейчас учится на психолога.

— Уже закончила.

— И кто кого у вас толкает вперед?

— Никто не задавал такого вопроса. Изначально мама меня. Два года назад у нее даже не было и капли сомнения во мне. Когда я переживала, что нет денег, и не знала, как все продавать, куда бежать и что делать, она предложила собрать детей со двора и с ними погулять, а родителям обеспечить три часа свободы. Тогда пришло десять детей. И понеслась. Я только сейчас поняла, что все началось с мамы.

— Дети же постоянно выдают какие-то перлы.

— Ой, да, я так много смеюсь с ними. Записываю все. На Ярослава Мудрого говорили и «Петр Первый», и «Пан Сан-Франциско». Почему «Пан»? Почему «Сан-Франциско»?! Золотые Ворота были «Золотым Забором» и «Золотыми Деревяшками». Постоянно с ними ухахатываюсь.

— У тебя выходные вообще бывают?

— Бывают. Но редко. Сейчас очень большая загруженность, но я задаю себе вопрос «Почему?», и у меня есть ответ. Вообще, этот вопрос меня очень выручает. Если у меня есть ответ, то я что-то делаю, а если я не понимаю, почему, то не берусь.

— Как восстанавливаешься?

— Йога. Или просто прогулки. Валяюсь с книжкой. Но работа в данном случае непрерывный процесс. Единственная возможность его остановить – это уехать._DSC0015-web— Недавно ты вернулась из Израиля. А какая поездка стала самой первой?

— Вообще в жизни? За границу – вроде бы Польша. Я играла в детском театре. Кажется, корову. Потом была Германия, Киев. А сейчас все гораздо интереснее, конечно. Я научилась планировать свой бюджет и однажды просто купила билет в Прагу в один конец, а потом блаблакаром поехала в Берлин, и меня неожиданно позвала к себе жить подружка. Потом из Берлина я тем же блаблакаром поехала в Копенгаген, причем там машина заезжает на паром, и это очень интересно. Паром вместе с машинами переезжает в Данию. А потом я поехала в Швецию. По мосту 20 минут. В Стокгольм. И только потом прилетела в Киев. Существует стереотип, что в путешествия ездят те, у кого есть деньги. В путешествия ездят и те, у кого нет денег. А еще есть стереотип, что в путешествии нужно отдыхать. Неправда. В путешествие нужно ехать отдохнувшим. Как ты можешь отдохнуть, когда ты один в чужой стране, потратил минимум сто баксов в одну сторону, ты их как-то собрал, и сто баксов на билет домой. И триста долларов на все остальное. Нужно есть, где-то спать, еще и по музеям ходить.

— Вот как, как это сделать?

— Просто сделать. Сразу появляются люди и возможности. Мы так с мамой в Грузию ездили. У нас были билеты и квартира на два дня, а ехали мы на десять. И к нам просто на улице подошел сын хозяев, у которых мы арендовали жилье и предложил отвезти нас в другой город. Просто так. В путешествии ты не можешь позволить себе спать полдня. В Стокгольме так не сделаешь. В Одессе – возможно.

— Я в Одессе всегда так делаю.

— Вот-вот. Я в Стокгольм приехала такой уставшей, почти на грани срыва, и думаю: «Блин, еще три дня в этом Стокгольме сидеть!». И когда я отдохнула и выехала вечером в город – это было «вау».

— Ты из тех людей, у которых девиз: «Неважно, сколько лет моим кедам, важно, что я гуляю в них по Парижу»?

— Да-да.

— Какой город впечатлил больше всего?

— Стокгольм и Париж. Невероятные города. Знаешь Олю Котрус? Это человек с талантом, только умножить на сто еще. Она писательницей известной будет. Блог про Париж – только разогрев. Увидите._DSC0005-web— С таким темпом у тебя остается время на личную жизнь?

— Как оказывается, да. Знаешь, пары, у которых есть ребенок, отмечают, что у них появилось даже больше времени друг для друга. И с занятостью то же самое. Моя личная жизнь, такая, чтобы именно отношения, началась в январе, и теперь мы ищем баланс. И это все очень смешно, потому что мой молодой человек для того, чтобы встретиться со мной, пишет мне письмо на почту, и мы вносим встречу в календарь. Типа «Так, бронь на 21 мая».

— Серьезно?

— Да, еще у нас есть воскресенье, когда мы отказываемся от всей работы, всех денег не заработаешь. И запоминается ведь, как вы ходили и надували воздушные шары, а не как вы работали. Но все надо планировать. Черт, все надо планировать.

— Но нельзя же успеть все.

— Нельзя. И тут главное себя не винить. Потому что не может быть все в балансе, чтобы ты и красивая, и на работе все идеально, и отношения, и секс, и друзья и враги.

— Враги? У тебя есть враги?

— Хм. Думаю, что именно врагов нет. А если есть, то я о них не думаю. Чего они должны быть? Разве что завистники. Люди ведь часто воспринимают твой успех как свой неуспех. А на самом деле это все как такие колбочки с песком. Вот у тебя есть колбочка «Работа», вот «Любовь», вот «Семья». И если в какой-то колбочке песка стало больше, то какая стала совсем пустой. И ты думаешь: «Блин, надо все выравнивать».

— Здесь и сейчас ты можешь сказать о себе, что ты счастливый человек?

— Конечно!

Дружить с Юлей

фото: Ольга Круглова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.