Это чувство внутри меня похоже на маленькую и тесную сцену: я стою посередине в свете прожектора. Голая. Видно каждый мой изъян и царапины на коже. Каждый сантиметр моего тела просматривается вплоть до души. А вокруг моей сцены люди. Processed with VSCO with g1 presetОни внимательно смотрят на меня, обсуждают между собой. Это самые разные люди – взрослые, дети, подростки. Они самые жестокие. Я хочу говорить много и интересно, но меня перебивают голоса вокруг. Меня смущает мой внешний вид, я боюсь, что меня вот вот начнут трогать руками. Понимаю, что тактильный контакт способен нарушить мое тело и состояние. Очень холодно, по телу бегают мурашки.

Я хочу заставить людей меня слушать, ведь кажется, будто я могу “одеть себя” в их одобрение. Пытаюсь говорить, но люди не хотят воспринимать речь голого человека всерьез. Всё, что они могут – высмеивать и думать о себе, не обращать внимания на те истины, которые я могла бы им донести. Могла бы, но не делаю этого. Кажется, меня нельзя воспринимать всерьез, потому что я сама не до конца уверена в том, что делаю. Я так много хочу им рассказать и показать, что начинаю задыхаться. Это напоминает детство, когда ребенок хочет поделиться важным с родителями, но они слишком заняты и равнодушны, чтобы выслушать. Processed with VSCO with g1 preset

От света прожектора становится невыносимо жарко, щеки краснеют и еще больше выдают меня как жалкое и трусливое существо. Я вспоминаю о том, что мне говорили о диспропорции моего тела. Я думаю об этом и ощущаю, как голова моя становится еще меньше обычного, бедра вдруг начинают расширяться, я чувствую как в них прибавляется вес. Моя шея вытягивается так сильно, что макушка вот-вот достанет до потолка. Лицо видоизменяется: нос падает на губы, глаза выворачиваются наружу, рот западает.

И вот я уже стою со своими маленькими ручками перед дорогой публикой, опешившей от этого неожиданного перформанса. Выгляжу уродливо настолько, насколько публика меня видит. Теперь я – собирательный образ всего того дерьма, которое выслушивала 22 года. Каждая их фраза материализовалась, обрела свое воплощение в моем образе, представшем на этой маленькой некомфортной сцене. Чудовище я настолько большое, что мне тесно на этом пьедестале. Оступаюсь и падаю с него вниз прямо на дорогую публику. Слышу вопли, хруст, треск.Processed with VSCO with g1 preset

«Уважаемая публика, простите! Это вы сделали меня столь неуклюжим и громоздким существом. Мое место стало мало и мне придется взять ваше».

Я падаю и занимаю собой практически все пространство. Оставшаяся публика с ужасом сбивается в кучку. Они смотрят на меня с омерзением и страхом одновременно, и если бы у них было при себе оружие – незамедлительно им бы воспользовались.

В наших отношениях с дорогой публикой наступает непродолжительная пауза. Я смотрю им в глаза и впервые вижу всё настолько близко. Перед лицом ужаса, который они сами же породили, каждый из них превратился в дрожащее существо без имени и возраста. Громкая и смелая некогда толпа теперь похожа на серую желейную субстанцию, которая способна принять любую форму под давлением того, что для них страшно. И я давлю.

Иллюстрации и текст: Мария Оз

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.