Две девушки против 800-килограмового Будды, полулитрового супа Фо и неизвестной вьетнамской кухни. Против или заодно? Узнаем в разговоре с Кристиной Граненко и Ириной Кушнировской — основателями «Chang В’єтнамська Бістрономія».DSCF5907 copy— Что такое Chang?

Кристина: Это вьетнамская бистрономия. В принципе, мы все попытались  уместить в названии: у нас вьетнамская еда — быстро, вкусно и приемлемо. Бистрономия – французское понятие, соединяющее в себе бистро и гастрономию, то есть доступная еда из понятных ингредиентов с определенной философией.  Гости это уже оценили, потому что выдача блюд занимает до 15 минут.

— Как пришла идея вьетнамской еды?

Кристина: Мы знаем нашего шеф-повара более десяти лет. Он наполовину вьетнамец, поэтому длительный период зрел план по покорению Киева вьетнамской едой. И вот звезды сошлись.

— Как выбирали название?

Ирина: Как для любимого ребенка!

Кристина: Много бессонных ночей провели. Наш третий партнер в бизнесе Стива – очень творческий человек, и идея принадлежит ему. Нам нравился вариант самой популярной во Вьетнаме фамилии Нгуен, а это еще и фамилия нашего шефа. Но для Украины звучит сложно, так что выбрали вторую по популярности. К тому же, Чанг – на одном из наречий означает «первенец». В Тайланде это же слово означает «слон», но это не про нас, потому что на вьетнамской еде невозможно поправиться.

Ирина: Во Вьетнаме толстых почти нет, но они в особом почете — такая вот редкость для этой страны.DSCF5838 copy— Вы поддались тренду азиатской кухни?

Кристина: Мы не особо ассоциируем себя с Азией. Вьетнам длительный период был французской колонией, поэтому это крайне европеизированная страна. У них нет другого хлеба кроме французского багета. Еще к нам приходят и говорят, что карри слишком слабый, не такой, как в Индии. Но у нас другая кухня, наш карри легкий и готовится на кокосовом молоке.

— Какие блюда заказывают чаще всего?

Ирина: Для нас стало сюрпризом то, что продается все меню. Хотя проработав долго в ресторанном бизнесе, знаем, что такого не бывает.

Кристина: Конечно, больше всего заказывают Фо (вьетнамский суп) — мы уже продаем более ста порций в день.

Ирина: На днях девочка зашла ночью за две минуты до закрытия кухни и заказала Фо.

Кристина: Да, для нас это странно, а во Вьетнаме едят суп на завтрак, обед и ужин.

Ирина: Гости приходят к нам и начинают с позиций-хитов, часто путают эту кухню с чем-то еще, ведь мало кто был во Вьетнаме. Мы уделяем много времени гостям, рассказываем про особенности кухни и позиции меню.DSCF5825 copy — А что вьетнамцы пьют?

Ирина: Они пьют много зеленого чая, который отлично тонизирует и освежает. Также холодный кофе, у которого очень интересная подача. Из алкогольных напитков особенного ничего нет — вьетнамцы пьют светлое пиво и вино. Мы немного доработали вьетнамские напитки, ввели лимонады и коктейли.

— Во Вьетнаме едят сладкое?

Кристина: Они едят фрукты, причем в невероятных количествах. Поэтому десерты не развиты. Но у нас работает два брутальных кондитера, как в рекламе «Бонжур», и они предложили 10 вариантов десертов, из которых мы оставили три – самых легких, тропических и необычных, плюс сорбеты и мороженое.

— Как выбирали интерьер для бистрономии?

Ирина: Мы хотели что-то модное, но не пафосное, чтобы не было страшно зайти. Видимо, получилось, потому что за месяц аудитория очень разная – от хипстеров и мам с детьми до солидных бизнесменов. Вообще классно, когда гостю есть что разглядывать. Детали, свет и столы – все было сделано по нашему заказу.

Кристина: Например, над нами части вьетнамских барабанов, которые крутят на счастье. На потолке металлические листья папоротника тоже неспроста. А лицо Будды в стене весит 800 кг и с ним все фотографируются. Мы очень гордимся отсутствием яркой и большой вывески, с которыми в Киеве в последнее время беда.DSCF5794 copy— Как вы пришли в ресторанный бизнес?

Кристина: Сначала я работала в туристической компании, но так сложились обстоятельства, что нужны были деньги и работа с посменным графиком 2/2 или 3/3. Позже я попала к Ире в подчинение, проработала там три года, стала сама подниматься по карьерной лестнице. После открывала «Чачапури» и «МамаМанана».

Ирина: Я поменяла много разных сфер, но в итоге проработала 12 лет в ресторане «Ле Космополит». А дальше скооперировались с Кристиной и решили открывать что-то свое. Совсем скоро запустим еще один ресторан – на этот раз грузинский.

Кристина: Но мы не хотим сеть, а скорее то количество ресторанов, которое потянем с тем качеством, которое нас удовлетворяет.

Ирина: Сейчас в Киеве с этим проблема, есть много красивых мест, с классным интерьером, но все забывают о еде, которая должна быть просто-напросто вкусной.

— Никогда не хотелось поменять сферу бизнеса?

Кристина: Конечно, когда я родила сына и просидела два месяца в декрете, то меня немного повело в сторону издательства каких-то детских книжечек, но тут пришла Ира и вернула меня в реальность, мол, идем делать то, что умеем.

Ирина: Это очень тяжелый бизнес, и если бы я знала в самом начале, то, возможно, не ввязалась бы.

Кристина: Да, самая большая сложность тут – это невозможность покинуть бизнес. Максимум – две недели на море.

Ирина: Радует, что нас в бизнесе трое, и можно рассчитывать на кого-то.  Потому что вроде бы много мелочей, но все они важны. Даже выбор салфетки иногда занимает три рабочих дня.DSCF5917 copy— Что для каждой из вас женское счастье?

Кристина: У меня счастье одно – лишь бы все были здоровы. Наши успехи, достижения, финансовые показатели могут блекнуть на фоне болезни близких. Поэтому для меня ответ такой.

Ирина: Женское счастье – это вера в нас. Мы состоялись во всех сферах: успешные, любимые, мамы. Просто потому что все критерии – в правильном балансе.

Chang В’єтнамська Бістрономія

Фото: Филипп Доценко

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.