«Шановні пасажири, тримайте поли довгого одягу» — то, что кажется нам рутиной, для кого-то работа с постоянной опасностью. Что спрятано в маленькой стеклянной будочке на станциях и как шнурки угрожают вашей жизни? Мы задали 17 вопросов Ольге Наложите – дежурной возле эскалатора на станции метро «Театральная». И теперь точно никогда не будем бегать по ступенькам подземки.DSCF5098 copy— Ольга, как правильно называется ваша профессия?

— Дежурная возле эскалатора.

 — Как долго вы работаете в метро?

— Уже 14,5 лет. Как только пришла в метрополитен, так сразу и начала с этой должности.

 — А где этому научиться? И как много времени для этого нужно?

— Учат прямо на месте. Сначала теория, потом сдаешь экзамены, проходишь стажировку и только затем — допускают к самостоятельной работе. Если говорить о сроках, то это где-то 9-10 полных смен. У нас это 12 часов. Из которых полчаса уходит на перерыв. А на рабочем месте мы вообще с 8 до 8 часов.

— С чего начинается смена?

— Обязательно с планерки. Нам ставят задачи, доносят документы, чтобы мы знали обо всех изменениях, несчастных случаях. А потом я прихожу в кабину, проверяю связь, предупредительные знаки о напряжении, свой стул, чтобы мне удобно было работать. И только затем можно приступать.DSCF5109 copy— А что самое интересное в вашей работе?

— Неожиданные встречи. Хоть наша работа кажется монотонной, я люблю людей, которых вижу. Вы даже не представляете, сколько у нас ездит знаменитостей. Я ведь на «Театральной» работаю (прим. ред. — станция метро рядом с Национальным академическим театром русской драмы им. Леси Украинки). Бывает, люди просто подходят и хотят пообщаться, а на праздники даже цветы дарят!

 — Как часто вас направляют работать на другие станции?

— Иногда нас меняют, но не так часто. Как только я пришла в метрополитен, проработала две недели на станции «Университет». Пару раз подменяла коллег на «Вокзальной», а так я постоянно здесь. И очень привыкла, мне уже кажется, что на остальных станциях все по-другому.

— Что самое сложное?

— Монотонность. Когда много пассажиров, еще не так тяжело. А перед закрытием метро или в выходной день, тебе просто не на чем сосредоточиться. Самое трудное время — пятница вечер, когда много выпивших людей. Ты постоянно находишься в напряжении. Та же ситуация — когда везут много детей. Приходится постоянно выходить из кабины, часто просить взять малышей на руки, следить за ними.DSCF5140 copy— Пассажиры часто падают, травмируются?

— Довольно часто. Например, одна женщина заходила с чемоданом, не удержала его и упала. В результате — перелом ключицы, ушиб головы и множество синяков. А как-то пьяный мужчина упал и перекувыркнулся три раза, представляете? И ни одной царапины! Встал и пошел. Вообще, если что-то случается, сразу машите руками и кричите, чтобы остановили эскалатор. Даже если кто-что что просто уронил или кому-то показалось, что уронил, мы останавливаем механизм в любом случае. Лучше перестраховаться. Ведь иногда счет идет на секунды. Например, у ребенка палец на ноге затянуло в эскалатор на выходе, хорошо, что люди сразу начали кричать, и мы сразу среагировали. Да, немного содрало кожу, но ведь палец остался цел!

— Что в таких случаях должна делать дежурная в первую очередь?

— Я не оказываю первую помощь. Моя задача найти того, кто это сделает, и вывести всех пострадавших с эскалатора. Усадить, успокоить, вызвать дежурного по станции, милицию или техников из машинного зала (если нужно убрать ступень эскалатора, чтобы освободить человека).

— А расскажите, что спрятано в вашей маленькой кабинке?

— У меня есть связь с диспетчером, с дежурной по станции, с контролем, со второй кабиной, звонковая сигнализация для милиции и той же дежурной. Спрятана, конечно, и аптечка. Есть журнал приема смены, все остановки эскалаторов мы тоже фиксируем в нем. Еще у нас всегда на подхвате ручки экстренной остановки, чтобы не бежать из кабины в случае чего.DSCF5138 copy— Какие у вас секреты, чтобы не заснуть на посту?

— У нас даже в инструкции прописано, что каждые два часа я должна выйти на 15 минут и проверить эскалаторы, чтобы отвлечься и не заснуть. Мне дают подмену на это время, ведь оставлять пост без контроля нельзя. А еще у нас есть свой способ — жевать конфетки, а еще лучше — леденцы.

— Удавалось с помощью камер слежения действительно спасать людей от травм?

— Да. Буквально недавно поднимался мужчина в час-пик и у него шнурки засосало. Позади шло очень много людей, если бы он упал, была бы катастрофа. Хорошо, что я вовремя заметила и остановила эскалатор.

— Как справляетесь с теми, кто боится эскалаторов?

— Иногда приходится просить пассажиров помочь и завести человека на ступеньки. Я ведь не могу сама пост покинуть. Стареньких и людей с инвалидностью мы вообще сопровождаем. Для колясочников включаем отдельный эскалатор, если есть возможность.  Обязательно два человека со станции должны сопровождать. Часто приходится просить охрану или милиционеров. Когда проходило Евро-2012, у нас было столько пассажиров с инвалидностью, что просто не хватало людей помогать. А когда приезжали «Queen», у нас всю ночь все эскалаторы были загружены.DSCF5151 copy— Что люди странного делают на эскалаторах?

— Чего только не делают. Могут даже в туалет сходить. А вообще – люди не понимают всей опасности. Хоть включай, хоть не включай предупреждающую запись, сколько не кричи по громкоговорителю, молодежь и молодые мамы на нее не реагируют. Дети могут бегать по эскалатору, ковырять его, у родителей никакой реакции. А потом они винят не себя, а нас.

— Почему среди дежурных только женщины?

— Монотонная работа и маленькая зарплата. А вот в машинисты женщин не берут, я только слышала, что была одна машинистка, но она очень мало проработала.

— Ольга, а кем вы мечтали стать в детстве?

— Учителем младших классов. Я даже работала воспитателем. Потом поняла, что это не мое. А сейчас, даже если бы можно было все поменять, все равно моя работа была бы связана с метро. Когда я сюда попала, у меня была эйфория. Столько движения, людей, событий. И это я очень люблю в своей работе.

— А что еще делает вас счастливой?

— Мои маленькие внучки. Одной полгодика, второй — три месяца. У меня теперь только и разговоров, что о них.

Фото: Филипп Доценко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.