Когда я шел на встречу к Константину, был уверен, что мы будем говорить о современной архитектуре, театре на Андреевском и трендах в дизайне. До театра на Андреевском и трендах в дизайне мы так и не дошли, зато ушли в глубину искусства и его глобальной цели.IMG_3687 copy— По образованию вы – детский психолог.  В 90-х начали заниматься фотографией. Как так получилось? 

— На тот момент, когда я закончил институт, по распределению с моим образованием можно было работать только в системе следственных органов — слушать рассказы подозреваемых и выносить свой вердикт: косит или надо ставить диагноз. Заниматься подобным совершенно не хотелось, а с помощью фотоаппарата в то время получалось неплохо зарабатывать. Какое-то время я работал в разных изданиях, а потом, поднакопив опыта, ушел в свободное плавание. Главным достижением того времени стало то, что для себя я открыл очевидную на первый взгляд вещь: в фотографии есть трансцендентальный момент — с ее помощью мы можем получить слепок того, что называем реальностью. Но качество этого слепка целиком зависит от человека за камерой, его состояния и намерения, жизненного опыта. Это как зеркало. Поговорка «красота в глазах смотрящего» — 100% правда.

— Но больше вы фотографией не занимаетесь?

Нет. Потому что нет смысла заниматься только чем-то частным. Будущее искусства, если мы говорим об искусстве, — в объединении всех его видов и жанров в единое целое. Только когда, невзирая на все противоречия, мы придём к общему знаменателю, тогда мы поймем взаимозависимость всех элементов этого мира, постигнем общее знание. Смотрите, наглядная иллюстрация на примере согласования теории квантовой физики и теории относительности: две прекрасные сами по себе теории, но противоречат одна другой. О чем это противоречие нам говорит? Оно говорит о том, что есть вышележащий закон, которому подчиняются как и эти два частных примера, так и все остальные без исключения. Человечеству, увы, пока не хватает широты восприятия, чтобы понять, как это все работает. Но человечество обязано прийти к этому пониманию.From 24 to 26 January in Kiev was held the Alliance22 group exhibition. There was featured work by Serge Momot, Constantin Rudeshko, Tiberiy Szilvashi, Badri Gubianuri, Mykola Kryvenko, Ivan Nebesnik, Evgeniy Vaschenko, Alexander Selivanov, Anton Logov. Some music composition by Alla Zahaykevich was presented by the composer at the opening of exhibition.— Такое объединение касается не только искусства?

Оно касается цивилизации в целом. Искусство сегодня — это все-таки «Я», частное, индивидуальное высказывание. Сегодня в искусстве правит конфликт, а будущее лежит в плоскости коллективного высказывания, т.е. в поиске решения этого конфликта. В своеобразном коммунизме, который подразумевает не только материальный «шеринг», но и духовный. Получается, что художники будут вынуждены во многом укротить свои амбиции и пойти на слияние, чтобы процесс «коллективизации» не оставил их, говоря языком фотографии, за рамками параллакса.

— А как же копирайт?

— Я не очень-то верю в саму идею института авторских прав. Посудите сами, если идея частная и мелкая, то ваш копирайт под ней — это роспись в собственной ограниченности. Если она глобальна, то она вам не принадлежит и могла прийти в мир через любого живущего просто потому, что пришло ее время проявиться. Да, сейчас такие правила — мы вынуждены ставить свои «вотермарки», но узурпировать большую идею и поставить на нее свою нефтяную вышку я не могу, потому что она принадлежит не мне, а всему человечеству.Badri GubiaNuri / Constantin Rudeshko — [пространственная инсталляция] | Дуэт "БЛУК | BLOOK" [Alexey Alexey Shmurak / Oleg Shpudeiko] — [музыкальный перформанс]— А зачем людям искусство?

— Если представить человека как пазл, то с помощью искусства мы можем синтезировать недостающие в нем фрагменты. Creator — Творец. Мы называем креативными тех, кто ходит в театры и музеи, чтобы испытать новые эмоции и тем самым сотворить контент для заполнения своих пустот. Как сейчас говорят — закрыть гештальт, создать цельный образ.

— Вместе с «Альянсом 22» вы несколько лет работали над беспредметным искусством. Что это такое?

— Термин «беспредметное искусство» впервые использовал наш с вами земляк Казимир Малевич. Он объяснял так: беспредметное — чистое искусство лишенное какой-либо формы. Молоко, например, мы воспринимаем по форме бутылки в которую оно налито. И лишив его бутылки, мы перестаем понимать, что это, но молоко остается молоком, суть и его свойства от этого действия никак не изменяются. Идея беспредметного искусства — дистанцироваться от классического описания вещей, уйти от нарратива и привычного образа. Я бы мог говорить о личности Малевича очень много и долго. Но, прежде всего, надо понимать то, что он был величайшим из величайших пророков! Его литературное наследие еще будет оценено следующими поколениями, и тогда придёт понимание, что написанные им картины служат всего лишь иллюстрациями к его текстам. «Для меня карандаш острее кисти» — его слова.25th Artistic Alliance | Tiberiy Szilvashi — Constantin Roudeshko [24|04|15]— Как понять искусство, из которого убрали предмет?

Это не нужно понимать. Достаточно прикладывать усилия к тому, чтобы уловить связь между предметами и явлениями.

— А научить это чувствовать можно? В академии, например?

— Мне кажется, что это не является сильной стороной нашей академии. Да, в 20-х годах там работал прекрасный преподавательский состав, говоривший именно о подобных вещах, но сейчас, в разговорах о возрождении традиций того времени, фокусируются на совсем не тех элементах, на которые стоило бы обратить внимание. Там много говорят о связи супрематистов и в частности Малевича с Украиной, но при этом, не обращают никакого внимания на его же слова о «будущем едином народе без национальностей и рас».

— Национальное украинское искусство стоит развивать?

— В ХХI веке нет никакого другого уровня, кроме мирового. Если то, что ты сделал, не понимает американец, индус или африканец, значит твой язык недостаточно совершенен.IMG_3674 copy— Понятие «национальность» вы принимаете?

— Нет, не принимаю. Национальность – это то, что нас разъединяет. За такие слова сейчас можно и по голове получить, но это так.

— Мир без искусства вы себе когда-то представляли?

— Да. Рано или поздно мир будет без искусства. К счастью или к сожалению — не знаю. Дело в том, что искусство — игрушки, на которых мы учимся познавать мир, и чем взрослее мы становимся, тем меньше игрушек нам надо. Рано или поздно мы неизбежно к этому придем. Уже вовсю идет процесс перерождения искусства в дизайн. Искусство учит, дизайн — нет. Дизайн это как решенная без труда задача, как список правильных ответов в конце задачника.

— Вернемся к настоящему. Художники-одиночки, работающие сейчас, в будущем работать не будут?

Будущие художники будут творить в группах, а это очень сложно. В любом коллективе всегда, рано или поздно, возникают разногласия, конфликты, и задачей этих групп будет не столько поиск «декоративного» решения, сколько творческая работа с «закрытыми на разногласия глазами» по объединению, с одной целью — дать пример зрителю того, что он пока не может совершить. Думаю, именно в этом и кроется функция искусства будущего. Сегодня это может казаться странным, ведь очевидно, что каждый пытается отделиться от других — создать свою небольшую комфортную ячейку. Не знаю как в Киеве, но в Берлине больше половины всех квартир в новостройках — однокомнатные. Надеюсь, города будущего будут стимулировать людей жить вместе, а не порознь.Rudeshko_012— Напоминает идеи Фреско с его проектом «Венера».

— Да, его идеи достаточно интересны, но знаете, он исповедует чрезмерно технократичный подход к развитию. Идею бога, как единого закона по которому существует вся материя в этом мире — он отрицает, а, следовательно, видит будущее исключительно в развитии технологий. Прямо как «строители светлого будущего» из СССР. Это выглядит, по крайней мере, странно, потому как у нас перед глазами уже есть свежий пример развития технократичной и атеистичной цивилизации в ХХ веке, которое, как мы сейчас понимаем, завело планету в тупик и жизнь лучше не стала. Получается, счастье не в новых изобретениях, и человек, все больше отдаляясь от природы, все больше удаляется от этого закона дающего смысл всего бытия. Я не отбеливаю идею «божественного творения» и не критикую теорию Дарвина, я лишь обращаю внимание на среднюю линию в которой могут мирно сочетаться эти две идеи.

— У вас никогда не возникало ощущения, что природа – не совсем естественная среда для человека и чаще враждебна к нему?

— Да, человек и природа это две противоположные друг-другу силы, но существуют они в одной системе. В природе работает закон взаимозависимости, мы видим безграничный и постоянный симбиоз. Это можно проиллюстрировать на примере человеческого организма. Печень, почки и легкие — части превосходно отлаженной и сбалансированной системы, но по-отдельности они просто куски мяса. Такую же взаимозависимость мы видим на уровне клеток. Когда же одна из них начинает паразитировать на других, проявляется болезнь — рак, и вся система рушится. Если бы человек в своем сознании был частью природы, которая нас окружает, не было бы таких болезней, но и не было бы той интереснейшей цивилизации, в которой мы живем. Вся наша жизнь — борьба с природой, с одной стороны, и борьба со своей противоположной природе натурой, с другой. Балансирование между двух сил. Только вот мы чаще всего не отдаем себе в этом отчет.25th Artistic Alliance | Tiberiy Szilvashi — Constantin Roudeshko [24|04|15]— Цивилизация накопила огромное количество вещей, предметов искусства, мусора, в конце концов. Что с этим всем будет?

— Это будет работой для дизайнеров будущего: человек будет приходить и говорить, что нужно убрать, что выбросить. Мы действительно задыхаемся от многообразия ненужного хлама как в материальном, так и в головах.

— Дизайн улиц и городов — тоже профессии будущего?

— Эти профессии будут автоматизированными одними из первых. Уже сейчас активно развиваются параметрический дизайн и архитектура. То есть, чтобы создать для определенного человека в границах его дома оптимальную среду, нужно всего лишь знать о нем несколько сотен параметров, вроде роста, веса, возраста, записей в медицинской карте, режима сна и так далее. Уже сегодня приложения для смартфонов накопили достаточно данных о своих владельцах, чтобы начать процесс обработки. Точно так же можно будет рассчитать и оптимальное количество магазинов с оптимальным количеством помидоров определенных сортов для определенной улицы или целого города. Представляете, никаких лишних издержек и отходов. Все спланировано. Правда, у этой идиллии есть обратная сторона — массовая безработица. Недавно я читал интервью с Илоном Маском, в котором он говорил о том, что в мире сейчас около 250 миллионов профессиональных водителей, которых в ближайшем будущем заменят автопилоты. 250 миллионов безработных в ближайшие 10 лет только в одной отрасли! Значит, мы будем тратить свою жизнь на что-то более полезное, чем инстинктивное вращение рулевого колеса, или мир умрет. В любом случае, больших перемен не избежать.IMG_3691 copy— Обычно мы заканчиваем разговор вопросом про счастье. Поделитесь своими мыслями об этом понятии, пожалуйста.

— Мы целиком состоим из сложного комплекса желаний, и когда они удовлетворены, нам кажется, что достигли счастья. Но в тот-же момент у нас появляются новые более сложные желания — и вот мы снова несчастны. Так устроен мир, этот закон обязателен для всех и я не исключение, но я уже счастлив от того, что у меня есть желания, а где взять силы на реализацию — никто не знает, что ждет его уже через мгновение.

Дружить с Константином

Фото: Филипп Доценко, личный архив Константина 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.