Мечта взрослых и сознательных, но в душе немного все-таки детей – помогать людям и объедаться сладким. Такая работа есть! Основатели Veterano Brownie рассказали о своем социально-кондитерском проекте, а мы послушали и наелись божественного десерта. 9— Рассказывайте о себе, пекари-кондитеры.

Юля: Меня зовут Юля Кочетова-Набожняк, у меня очень красивая и длинная фамилия, которая не помещается ни на один железнодорожный и авиабилет. Кроме этого, я фотограф и журналист. Рома Набожняк – демобилизованный боец ВСУ, мой муж. Мы основатели Veterano Brownie.

— Что такое Veterano Brownie?

Юля: Это первая ветеранская браунарня в мире. Мы гуглили, такого больше не существует! Veterano Brownie это часть ветеранского бизнеса, в который входит Pizza Veterano и Veterano Coffee. Это бизнес, который, в первую очередь, направлен на социальную адаптацию ветеранов. 10% от прибыли бизнеса, который имеет приставку «Veterano», идет на помощь семьям погибших бойцов.

Рома: Перед нами стояло питання – відкривати щось окремо своє чи бути часткою бізнесу «Veterano», і я наполіг на другому варіанті. Для мене важливо бути частиною ком’юніті, яке допомагає своїм. Це, крім іншого, частина і моєї адаптації і реабілітації.3— Вы были до этого как-то связаны с выпечкой или это новая сфера для обоих?

Юля: Вообще никогда не думала, что мы будем связаны с кондитеркой. Рома работал в IТ-компании, я журналист. Просто первые дни, когда Рома вернулся с войны, говорил, что ему спокойно, когда он готовит. И я понимаю, что за моменты, когда ему спокойно, я готова идти до конца.

Рома: Ми шукали свій рецепт, тестували. Спочатку самі наїлися, потім запрошували друзів, щоб вони куштували і оцінювали.

Юля: А потом у нас уже закончились друзья, и мы поняли, что хватит тестировать.

— Почему именно брауни?

Юля: Рома любит готовить, но на самом-то деле он никогда не готовил брауни до демобилизации. Был один – первый – брауни, который Рома приготовил просто по рецепту из интернета. И всё, это была отправная точка – мы поняли, что it worth spreading.

Рома: Мене зачепило брауні тим, що це дуже простий, зрозумілий, чесний, смачний десерт. Без зайвих “ізлішеств”.1— Ага, то есть здесь не прячется история о прабабушкином столетнем рецепте.

Рома: Ні, це все математика і прорахунок. Напевно, з точки зору бренд-ідеї краще було б розповісти, що все це такі magic-інгредієнти. Але насправді є у мене excel-табличка, в якій прописано все: густина тіста, розмір кожного шматочка, вага. От на початку я дуже переживав, що у брауні тріскається скоринка. Просто ми з Юлею бачили такі брауні в Starbucks в Нью-Делі, і у них була непотріскана скоринка. А з непотрісканою скоринкою з дев’яти шматочків може вийти хіба що один – центральний. Я виходив на різних кондитерів із цим питанням, але мене заспокоїли, що непотріскана скоринка може бути однозначно лише із якимись харчовими додатками. А якщо в тісті є яйця – воно в будь-якому разі потріскається, і це ок.

Юля: Но этот перфекционизм иногда доходил до абсурда, когда Рома с линейкой измерял высоту брауни, и говорил, что если брауни будет на 3 мм ниже, то всё – это брак.

— Как давно вы уже работаете в этом проекте?

Юля: С 17 марта. Отпраздновали первый месяц новым вкусом. Хотим, чтоб через девять месяцев уже было девять новых вкусов.4— А сейчас уже сколько вкусов есть?

Юля: Четыре: классический, банановый, вишневый и ореховый. Мы хотим сделать и необычные сочетания – с чем-то соленым, например. Дичь-китч для особых ценителей. Но это пока в разработке.

— Как часто вы готовите – каждый день?

Юля: Да. Мы даем на брауни четыре дня «использовать до». Нет, его можно будет съесть и после, но 4 дня – это то, что мы точно гарантируем при правильном хранении (в холодильнике).

— И сколько за день выпекаете?

Рома: Від двох до дев’яти кілограм. Дев’ять кілограм – це 3-4 години роботи десь. А в перші дні моїх замовлень дев’ять кілограм це було десь годин 10 роботи. З часом все потроху оптимізується.10— А пока вы работаете только дома и только вдвоем?

Юля: Да, пока так. В дальнейшем мы планируем расширение –  переносить работу из кухни в цех. Хочется увеличивать и форматы помощи, и хочется трудоустраивать ветеранов.

Рома: Поки вдвох ми справляємося: я займаюся випічкою та масштабування бізнесу, Юля контентом, пошуком партнерів.

— Юля не готовит?

Рома: Юля не знає, де комбайн вмикається. У нас свій розподіл обов’язків.

— А доставкой у вас кто занимается?

Юля: У нас есть опция самовывоза. Рома по определенному графику завозит в Pizza Veterano наши брауни, там можно их забрать. И есть платная доставка с помощью такси.8— Это сейчас ваш единственный проект?

Юля: Я еще работаю в продакшн. Рома музыкант – он восстанавливает свою группу, которой занимался до войны. Но брауни, конечно, любимый проект, потому что он только наш.

— Кстати, после двух месяцев поедания, скажите  – брауни еще на набило оскомину?

Юля: Нет! Здесь это правило не сработало. Первый килограмм, который Рома выпек, мы вообще съели за ночь. Думали, что нам будет плохо, но нет. И это был знак! Вот такие неожиданные бывают знаки, что пора начинать свой бизнес.

Veterano Brownie

Фото: Ольга Безнос

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.