Есть люди, которые заряжают своей энергетикой моментально. Сколько бы концертов они ни отыграли, сколько бы интервью ни дали, сколько бессонных ночей ни было бы в их жизни — они готовы отдавать этому миру лучшее, что есть.

Мы встретились на обеденный кофе, чтобы не говорить о музыке. Не говорить о гастролях и секретах успеха. Мы встретились, чтобы поговорить о самом главном — о жизни. 17622357_1643222489023078_1564768424_o— Начну с чистосердечного признания. Я не слушал ваш новый альбом.

Сергей: Ну, ничего страшного. Я, например, не слушал два последних альбома Radiohead.

— Но я помню вас теми, кем вы были когда-то давно. Помню по «Солдату» и «Морячку». Для меня вы такими и остаетесь. И, увы, я не следил даже за вашими сольными карьерами.

Сергей: Значит, мы будем для тебя вечно молодыми.

— Вы, как говорится, снова встретились вместе, возобновили работу группы 5`Nizza и выпустили новый альбом. Почему так произошло?

Андрей: Ситуация созрела сама собой. Мысли витали в воздухе, но для того, чтобы мне самому понять, стоит ли это того – нужно было встретиться и попробовать что-то новое сочинить. Мы попробовали и получилась песня, вторая, три, пять, и мы осознали, что между нами до сих пор есть эта некая энергетическая совместимость. И, естественно, нам было важно понимать – нужно ли это людям. Сделав несколько первых концертов, мы поняли, что действительно нужно, и нужно большому количеству людей.

Сергей: Да и нам это необходимо. Все то время, что мы работали по отдельности, я постоянно слушал вопросы от людей: «Когда же?», «А вы не собираетесь?», «А может быть?». Я понял, что люди не успокоились. Что они нас ждут. Что любовь к 5`Nizza еще живет. Да и мне стало понятно, что я сам соскучился по стилистике нашей группы, по ее эстетике. По тем вещам, что мы не можем делать по отдельности, а можем делать только вместе.17622170_1643222479023079_1402702324_o— А вы когда воссоединились, вы не подумали о том, что могли сделать это раньше?

Андрей: Я уверен, что это произошло вовремя. Потому что каждому из нас нужно было пройти свой путь. Более того, нам стало в каком-то смысле проще. Многое отпало и все стало более понятно.

— А ваши сольные проекты? Что с ними будет?

Сергей: Они продолжаются.

— А вы готовы к этому?

Сергей: Абсолютно.

— Но ведь у вас у двоих столько всего!

Сергей: А сколько? Это ведь так кажется. Если я начну отделять каждое дело от другого, ты увидишь, сколько между ними пространства и воздуха. На самом деле, мы ничем не напичканы.17549048_1643222495689744_1827530808_o— Вы не устаете?

Андрей: Сережа – очень трудолюбивый человек. Я многому у него учусь. Но нам нравится процесс – мы занимаемся любимым делом, творим, пробуем. И не перестаем это делать.

— А как вы относитесь к другой стороне вашего творчества? Вы занимаетесь музыкой, но, помимо нее, есть масса интервью, поездки, ответы на многочисленные вопросы ваших фанов, встречи с ними.

Андрей: Ну, на интервью перед туром мы тратим два дня. Гастроли – это, конечно, другая часть жизни. Может, Сережа сейчас стал более медийным человеком, и у него больше времени уходит на это все.

Сергей: Но тоже не постоянно. Это все очень точечно. И разбросано на четыре-пять месяцев.

Андрей: Конечно, нужно выдыхать, копить энергию. Но когда ты в процессе, то это очень интересно.

Сергей: И выдыхать получается ведь. Жить с семьей, куда-то уехать.17521668_1643222492356411_1694403466_o— А как вы привыкли к тому, что вас узнают, подходят к вам, просят сделать фото, поговорить?

Сергей: Вот, честно говоря, эта часть для меня не очень нормальна. Не могу сказать, что она не радует, но сказать, что мне это нравится – я тоже не могу.

Андрей: Чем более ты публичен, тем больше людей вмешиваются в твою жизнь. И от этого не может быть комфортно. Но, согласись, глупо прятаться, если ты выходишь на сцену.

— У вас были моменты, когда вы хотели сделать паузу? Когда все надоело? Или когда вообще хотелось все завершить?

Андрей: Я люблю паузы. Иногда это очень важно, конечно. Бывают периоды, когда я очень недоволен тем, что делаю, но это не значит, что я готов все бросить. Я даже не представляю, чем бы я занимался.

— Вообще не представляете?

Андрей: Я пробовал немного заниматься бизнесом, но я, скорее, исполнитель. Я понимаю, что мои силы – они на сцене и для людей. Они во взаимодействии.

Сергей: У меня часто спрашивают о моментах кризиса, о депрессиях, об опускании рук. Но никогда такого не было. Всегда все есть, всегда появляется что-то новое и идет своим чередом. И я всегда вижу смысл, который мне нужно постоянно развивать.17500372_1643222482356412_1794946803_o— Чего вы боитесь?

Андрей: Хороший вопрос. Боюсь войны. Того, что может без твоего ведома вмешаться в жизнь и разрушить ее. Смерти боюсь. Честно. Да, я пытаюсь это преодолеть, но…Я просто пытаюсь быть максимально честным и, когда возникает ситуация, что ты чувствуешь какую-то грань со смертью, то видишь ценности того, что происходит. Действительно видишь. Все-таки, это интересная игра – все, что происходит здесь с нами. И не хочется, чтобы это вдруг закончилось.

Сергей: А с другой стороны страшно интересно, что будет с нами дальше. Я тоже боролся со страхом смерти, но в момент самой смерти, думаю, мы не испытаем ничего. Выключаешь свет – лампочка моментально тухнет. Одно мгновение. Боюсь еще, что может произойти что-то нехорошее с моими родными – детьми, супругой. За себя не так страшно, но нужно думать и о себе, потому что, вдруг что, я смогу их спасти.

— Вы спасали когда-нибудь чью-то жизнь?

Сергей: У меня есть история про мою дочь, которая спасла всю нашу семью. У нас 18 февраля теперь еще один день рождения, потому что в этот день мы чуть не погибли от угарного газа. Веселина, моя дочь, не могла уснуть — сказала, что ее тошнит. Я побежал к ней, а она просто упала в обморок без сил. Жена падает в обморок, сын падает следом за ней, а я понимаю, что мне тоже становится плохо. Открыл окна, вызвал скорую, из последних сил всех вытаскивал из дома…

— Жуткая история…

Сергей: Да, правда. Но хорошо, что все хорошо закончилось. А по поводу других спасений, то бывает, что к тебе подходят люди, и говорят, что наши песни выручают их в жизни. И что у них был тяжелый этап, а наше творчество буквально подняло их с кровати. И как так? Песни? Такое бывает? Но хочется в это верить. Потому что невероятно.17548863_1643222472356413_1427551197_o— Вы думаете о будущем? Не о своем, а в глобальном плане? О том, как будет меняться мир.

Сергей: Мир становится более искусственным. Это немного пугает, и, если, в своем мире, ты стараешься больше давить на настоящее и искренне, то наблюдая за глобальными изменениями, становится грустно. Может, это и не плохо – мир просто будет другим.

Андрей: В целом, все упрощается, становится более поверхностным. Вроде бы у нас столько возможностей, тонны информации, а люди так невнимательно относятся к тому, что их окружает. Я смотрю на детей, вижу, как они не могут сконцентрироваться на чем-то одном. Но грустить по этому поводу нет смысла. Мы ведь можем создавать обратную тенденцию – фокусировать внимание на настоящем, узнавать, путешествовать, знакомиться с природой.

— Немного неловкий вопрос, но все же. Кем вы притворяетесь?

Андрей: Я иногда притворяюсь мудрым. Мне кажется, что если я заигрываюсь в мудрость, то это очень плохо. Иногда я прикрываюсь словами других людей. Но я стремлюсь к тому, чтобы быть по-настоящему мудрым и спокойным.

Сергей: Иногда я притворяюсь заботливым. Чрезмерно заботливым. Притворяюсь, что всем нужно помочь, быть внимательным к каждому. И, наверное, я притворяюсь слишком дисциплинированным. Что, мол, все у меня под контролем. Но когда я остаюсь сам с собой, то думаю над тем, что нужно и самому что-то делать. Мол, чего ты сидишь, если сам требуешь от других каких-то действий?17548651_1643222499023077_1633393341_o— Можете ли вы назвать себя счастливыми людьми?

Сергей: Да. Да. Без притворства могу назвать себя счастливым человеком.

Андрей: Учитывая, что жизнь, все-таки, борьба, то приходится преодолевать некоторые неприятности. Я знаю, что есть какое-то абсолютное освобождение, которое ко мне, увы, не пришло. Поэтому я так однозначно сказать не могу. У меня есть моменты, когда я люблю, когда вижу красоту. И я очень счастлив в эти мгновения. Но я не живу в этом каждую секунду своей жизни, поэтому не могу ответить совершенным да. Но знаю, что все возможно, и что абсолютно счастье настигнет, как всегда, совершенно внезапно.

5Nizza

Фото: Роман Еременко 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.