Грубо говоря, путь Дмитрия Верховецкого — «Из грязи в князи». Но если углубляться в его историю, становится понятно, что случайностей не бывает, а любые достижения — результат личного упорства и труда.IMG_8297 copy— Стрижка – искусство или ремесло?

— Думаю, всего понемногу. Если говорить о женском салоне красоты, где красят волосы и создают прически, то там больше творчества, чем ремесла. В мужской стрижке это, в первую очередь, геометрия, последовательность и техника. В то же время нужно иметь воображение, чтобы понять, какая стрижка подойдет тому или иному человеку. «Frisor» вынес парикмахерское искусство за рамки простого ремесла. Это культура, искусство, особый взгляд на классику. Каждый мастер, который работает с нами, — своего рода художник, который каждый раз пишет новую картину. Ремесло — это всегда определенные шаблоны, последовательность действий, правила. В нашем деле нет одинаковых работ, каждый клиент — индивидуальность. Соответственно, и стрижка должна быть особенной.

— А что делать, если к вам приходит клиент и говорит, что хочет стрижку, которая ему не идет?

— Пытаюсь переубедить. Если я понимаю, что форма, которую мне показывает на фото клиент, будет неудачно на нем смотреться, я объясняю, почему это так, и предлагаю свой вариант. Каждая стрижка «увеличивает» одну часть лица и «уменьшает» другую, поэтому я стараюсь сделать максимально гармоничную форму для каждого клиента. Чаще всего нам удается переубедить человека, и мы делаем свой вариант, из которого, если клиенту все-таки не нравится, переделываем в то, что он хотел изначально.IMG_8321 copy— А у нас люди открыты к экспериментам?

Если это дети лет до 18, то им вообще по барабану. Часто их приводит мама и начинает рассказывать нам, как стричь ребенка. Приходится ее успокаивать и вежливо усаживать на диван. Мамы волнуются, потому что уже имеют опыт, когда их ребенка плохо постригли, и он выглядел как идиот. Мы стрижем так, чтоб нравилось и ребенку, и его родителям. Тинейджеры и студенты открыты ко всему. Часто они садятся в кресло с фразой «я тебе доверяю — стриги, как хочешь». У людей постарше, конечно, куча стереотипов, но и их мы стрижем по-разному. Тут уже в дело включается работа внутреннего психолога.

— Как думаешь, почему мужчины старшего возраста ходят к вам? 

Думаю, для них важен уровень комфорта и качество услуг. Даже самую обычную стрижку можно сделать так, что не будет забритых частей, узоров и контуров, а форма будет удлинять голову, а не округлять, как это обычно делают в салонах советского типа. Плюс, наши ребята общаются с клиентами, объясняют, что и зачем они делают, дают советы по уходу за волосами. Клиент понимает, что мастерам не все равно, в это весь секрет.IMG_8282 copy— Как у нас с культурой барбершопов в Украине?

— Её убили. Их, во-первых, больше, чем нужно, а во-вторых, совершенно отсутствует школа и контроль за качеством услуг. Это касается и государственных служб, вроде пожарных, у которых нет отдельных инструкций по работе с барбершопами – они работают так же, как и с салонами красоты. От этого появляются странные заведения, в которых, например, работают девушки, хоть такого и не должно быть.

— А почему?

— Это мужская профессия. Но её, как и многие другие, женщины начали осваивать уже после войны, когда погибло очень много мужчин.IMG_8313 copy— В Украине пойти в барбершоп – роскошь?

Да, почему-то у нас пытаются сделать из этого премиум сегмент. Во многих заведениях цены значительно выше, чем у нас. С другой стороны, как пять лет назад 250 гривен за стрижку было дорого, так и сейчас 300 гривен тоже считается дорого. Хотя цены на все остальное растут куда быстрее.

— Ты много сейчас стрижешь или бизнес занимает большую часть времени?

— Очень много времени отбирает управление и ведение блога (видео-блог Димы на Youtube — прим. ред.). Пришлось даже создать свой маркетинг-отдел. Но стричь я продолжаю, потому что если я перестану, то просто потеряю уважение в своем коллективе и будет бунт. Прямо как на пиратском корабле.

— А бездомных еще стрижешь?

— Да, недавно у меня на канале вышел ролик, в которым мы стригли бездомного мужчину у нас в барбершопе. Клиенты, вопреки всем стереотипам, тоже были не против.IMG_8325 copy— Какие-то еще социальные инициативы вы проявляете?

— Да, мы стрижем ребят в военном госпитале. Еще стрижем детей-переселенцев из Донбасса. Мы общаемся с ними, вместе обедаем. Часто это занимает целый день, за который мы успеваем сделать 30-40 стрижек. Я считаю своей обязанностью показать другим, что помогать – это нормально. На западе – это показатель силы, а у нас проявление силы – это когда ты всего добился, а вы там как хотите. Да и вообще, побывав в Европе, я понял, насколько иначе работает наша психология. Вот, к примеру: у нас работает итальянец Саймон Луччиано. Когда выпал снег, он, пока наши пацаны курили, сам взял лопату и расчистил все перед входом. Для него это норма.

— Скажи, в тебе со временем перфекционизм развился?

— Со временем мои стрижки стали занимать больше времени. Раньше стрижка занимала у меня 30 минут, потом – 45 минут, а сейчас меньше часа я не стригу. Просто физически не получается. Так что уровень качества постоянно растет. К тому же, если парикмахер в здравой мере не является перфекционистом, он не может быть хорошим мастером. Все держится и строится на деталях, на мелочах. Я сам очень скрупулезно отношусь к каждой стрижке, тому же учу и своих учеников. Мастер должен быть перфекционистом. PicMonkey Collage— Твой образ и внутренний мир соответствует тому, как выглядит Frisor?

— Да, мой внутренний мир влияет на Frisor и меняется вместе с ним. Если посмотреть на первый, второй и третий салоны, то все хоть и похожи, но все-же разные. Мой взгляд на вещи стал другой, ведь в день у меня не меньше десяти клиентов. Я перенимаю их опыт, мышление и это влияет на то, как я вижу развитие своего дела.

— Как думаешь, чем бы ты занимался, если бы не стриг?

— Не знаю, я лентяй. В Киев я приехал, потому что надоело сидеть под контролем родителей, а тут я мог ходить на вечеринки, знакомиться с интересными людьми и не думать о завтрашнем дне. А потом вдруг появился Frisor и стал делом всей моей жизни. Вот и все.

Дружить с Димой

Фото, текст, «до и после»: Филипп Доценко

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.