Встреча с Владимиром Подоляном еще раз подтвердила очевидный факт – не суди человека по роду его деятельности. Я ожидал увидеть веселого безумца, который расскажет мне о модных трендах, ежедневных вечеринках и модных сплетнях, а познакомился с серьезным и честным дизайнером одежды, который увлекается математикой и квантовой физикой.

И делает шикарные рубашки.IMG_4893 copy— Сколько лет ты занимаешься дизайном одежды?

— В Украине с 2004 года. Я приехал сюда после окончания Лаборатории моды Вячеслава Зайцева в Москве.

— Достаточно давно. То есть, ты был одним из первых на горизонтах украинской модной индустрии?

— Я бы так не сказал. Я помню, что в то время только мечтал быть дизайнером. Ездил на показы к Анисимову и Пустовит – они казались мне настоящими метрами своего дела. Ну а полноценным дизайнером я стал после окончания учебы у Зайцева — именно тогда я почувствовал, что уже не просто хочу работать в моде, а и действительно могу это делать.

— А можно ли стать дизайнером без образования?

— Можно, да. Для этого не нужно специальное академическое образование. Такая история как раз обо мне.

— То есть, ты дизайнер от бога?

— Нет, вовсе нет. Мои однокурсники были такими – художниками и гениями. Когда мы проходили уроки рисования, мне все давалось в десять раз труднее, чем им.

— А где они сейчас?

— Я тоже себя об этом спрашиваю.

— А как ты относишься к тому, что каждый может стать дизайнером?

— Положительно. Если на это есть спрос, то почему нет?

Мне, например, кажется это странным, потому что мода ведь должна нести некий эстетический характер…

— Мода разная. Есть та, которая воспитывает вкус, и есть та, которая этого не делает. Нужно просто выбирать то, что тебе по духу и пользоваться этим.IMG_4913 copy— Ты помнишь свою первую коллекцию?

— Конечно.

— Это было забавно? Или уже серьезно?

— Это было серьезно. Трендов тогда, как таковых, не было, и поэтому я делал то, что хотел. На самом деле, лишь последние несколько лет я задумываюсь о трендах, но только потому, что теперь у меня есть монобрендовый магазин в Киеве. И только потому, что теперь нужно чувствовать время. А все до этого было лишь моим внутренним виденьем и желанием.

— Какая сейчас вообще ситуация с украинской модой?

— Прекрасная. Если ты ждешь отличий, то, поверь мне — она такая же как в Лондоне или в Париже. Не хуже. Есть, например, вопрос, который затрагивают абсолютно все – это байеры (ба́йер (англ. bayer) – профессиональный закупщик, отвечающий за формирование ассортимента магазина – прим. ред.) на Неделе моды в Украине. И каждая Неделя моды, которая проходит в нашей стране, пытается перекричать друг друга количеством приглашенных байеров, иностранных гостей и так далее. И, мол, бегите участвовать к нам, потому что мы привезем еще больше людей, чем другие! На самом деле, если бы молодые дизайнеры попутешествовали на Недели моды в Лондоне или Нью-Йорке,– а я уверен, что большинство из них так и делает, – то они бы увидели, где на показах сидят байеры. Ответ – нигде. На показах сидят только гости. Все зарубежные дизайнеры работаю с агентами, а коллекции раскупаются байерами задолго до показов. Если ты хочешь коммерчески развиваться, то ты должен позаботиться о продажах сам, не надеясь на Недели моды. Они – это площадка, которая позволят тебе сделать показ за адекватные деньги. Если ты успешный дизайнер, ты можешь сам обеспечить себе прессу в независимости от Недели моды. Если ты молодой и начинающий, то с прессой тебе может только она. Но заманивать байерами? Не смешите.

— Тебе не кажется, что украинская модная тусовка – это некий замкнутый круг?

— Как и любая другая модная тусовка. Например, чтобы получить заказ от какого-нибудь модного лондонского магазина, надо немало раз перетусоваться в каких-то пабах, посетить вечеринки и познакомиться с массой людей.

— Это хорошо или плохо?

— Конечно же, это плохо. Как же тогда это можно назвать бизнесом?

— Когда речь заходит об украинских дизайнерах, большинство людей, не связанных с модой, могут вспомнить лишь Андре Тана и Лилю Пустовит. Мне кажется, это связано с тем, что непрофильные издания совершенно не рассказывают о том, сколько их на самом деле в нашей стране. Я понимаю, что мало кто может позволить себе вещи от наших мастеров, но люди могут хотя бы знать имена и, соответственно, узнавать о них больше. Были ли попытки или желания говорить о себе не только в мире модного глянца?

— У меня? Я не могу сказать за всю фешн-тусовку, но я общаюсь со многими в ней. Я, конечно же, узнаю об ошеломляющих успехах каждого и могу сказать, что эти слова – совершенно противоположное тому, что происходит в реальности. Нам всем нужно говорить о себе больше, чем есть на самом деле.IMG_4920 copy— Как выживают, и выживают ли,  украинские дизайнеры? Вот у тебя есть магазин в Киеве, есть несколько точек в мире, где продают твою одежду. Как происходят продажи в Украине? К тебе приезжают определенные люди? Или ты можешь рассчитывать на «проходняк» с улицы?

— Все в комплексе. Фешн-бизнес – это машина, которую сложно поставить на правильные рельсы. Но если ее наладить, то все получится. Где-то это более прибыльно, конечно, и оно позволяет перекрывать то, что несет небольшие убытки.

— А ты считаешь себя прибыльным дизайнером?

— Я считаю себя коммерчески успешным. Но я на пути к званию прибыльного 

— Ты всегда знал, что будешь дизайнером?

— Да. Всегда. Никогда не хотел быть космонавтом, если ты об этом.

— Какие у тебя хобби? Как ты отвлекаешься и отдыхаешь от работы?

— Я очень много времени уделяю самообразованию. Увлекаюсь квантовой физикой, например.

— Серьезно?

— Да. Это помогает оперировать большими структурами. Мне нравится то, как работает мой мозг, когда я в это углубляюсь. Мои хобби – это погружение в какую-либо информацию, которая мне интересна. Например, когда-то мне было важно узнать свое генеалогическое дерево и своих предков. И я разбирал это так далеко и глубоко, что даже путешествовал по странам и местам, где они когда-то жили.

— Как-то не похож ты на типичного дизайнера. Знаешь ведь, как люди думают? Что вы тут все с утра выпиваете бутылку игристого, потом разбрасываете блестки, фотографируете одежду в инстаграм, а вечером мчитесь на вечеринку на крыше, танцуя до самого утра.

— Кто-то делает себе такой образ, да. Но я не хочу так. Я работаю.

— Не тошнит ли тебя от вопросов о дизайне?

— Очень тошнит. У меня раньше были дежурные фразы на каждый вопрос. Но редко кому интересно узнать обо мне больше, чем только как о дизайнере. Это вызывает страх у того, кто спрашивает. Ведь нужно думать, и задавать вопросы, которые возникнут из моих ответов. Зато всем интересно, каким будет модный цвет и чем я вдохновляюсь.

— Чего ты боишься?

— Неопределенности. Мне нравится жить по плану. Когда у меня нет расписания на день, на неделю, на месяц – это неопределенность. Меня это систематизирует и держит в тонусе.

— Ты хотел когда-нибудь уехать из Украины навсегда?

— А зачем? Спрашивая себя об этом, я понимаю, что уехать точно не хочу. И даже если я куда-нибудь улечу, то ничего в моей жизни от этого лучше не станет. Я давно перестал гнаться за ветреными мельницами.IMG_4882 copy— А хотел бы ты знать, что тебя ждет в будущем?

— Нет. И даже если бы у меня была возможность вернуться в прошлое и что-то исправить, я не стал бы ничего менять. Плохой был ли результат, или хороший – все произошло так как должно было произойти. В любом случае, каждый негативный опыт приводит к позитивному развитию. И я уверен, что я все делаю правильно.

— Ты счастливый человек?

— Знаешь, многие пытаются быть счастливым для кого-то.

— А ты?

— А я счастливый сам для себя.

PODOLYAN

Фото: Филипп Доценко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.