Самый простой и приятный способ познания мира – сказки (до сих пор пользуюсь). В сказках мы наблюдаем весь мир в «лайтовой» версии, изучаем людей, животных, эмоции и крайности. Одно из первых осознанных жизненных открытий ребенка – понимание «добра» и «зла». Под влиянием сказок, книг и мультфильмов я училась быть доброй, делиться «пасочками», прощать стул, об который ударилась, любить бабушку, дедушку и майских жуков и понимать, что зло – это обыкновенная слабость, которую не стоит бояться. Бояться стоило того, что в моем недалеком будущем на смену «добру» и «злу» придут жалкие суррогаты – «позитив» и «негатив».3-6В детстве слова «негатив» и «позитив» я встречала только из уст дедушки, который увлекался фотографией. Никто из родителей не говорил мне, что надо быть позитивной для того, чтобы нравиться людям, никто не заставлял меня бороться с негативом, если я приносила плохую оценку (я же отличница). Но тут пришли «они» — и все стало гораздо проще (на самом деле сложнее).

Помню, в старших классах у нас появилась стереометрия. И где-то в то же время, когда я познакомилась с пространственными и объемными фигурами – я познакомилась с курением и с плоским понятием позитива. И оно почти сразу же стало меня раздражать (не курение): из-за того, что появились сотни тысяч групп «вконтакте» с использованием слова «позитив» в названии, из-за того, что мои одноклассники и окружение подписались на все эти группы, репостили их контент и постоянно повторяли фразу «будь на позитиве». С кем теперь перетереть о том, что жизнь — боль? Все же сразу забросают тебя смайлами. «Позитив» стал первой сектой без идеи и лидера, зато с армией раздражающих последователей как в социальных сетях, так и вне их. Никто не мог объяснить, что это, но со стороны это выглядело запущенной формой оптимизма.2-6«Позитиву» несправедливо приписали синоним «добро» и справедливо приписали слоган «будь проще», где и крылся весь ужас. Все вдруг поняли, что счастливым можно быть и проще – для этого не нужно познавать себя, основы психологии и философии, искать свое место в обществе, медитировать. «Позитив» стал попсовой версией счастья — и удачно зашел в массы. Вот пишу я в поиске «раздражает позитив» — решила найти единомышленников. Вижу фразу, которая повторяется в каждой первой ссылке: «позитив раздражает только ущербных – у полноценных людей он вызывает солидарность». Вот. Вот за это я тоже люблю слово «позитив» — за ним всегда прячется история о грамотности. В связи с этим, уважаемые знатоки, вопрос: как именно можно «вызвать» солидарность? Как тошноту или как «убер»?

С появлением жизни в фейсбуке эпоха «позитива» закончилась. Абстрактное и бесформенное понятие трансформировалось в нечто более интеллектуальное и, хотя бы, объяснимое. Счастье, которое по сути своей субъективно, вдруг стало объективно измеримым и понятным. Теперь оно не одно общее на всех. В отличие от секты «позитивистов», оно не просто либо есть, либо нет, а касается конкретных жизненных обстоятельств: «вот выйду замуж и стану счастливой», «вот рожу ребенка и стану счастливой», «вот похудею и стану счастливой», «вот начну свой проект и стану счастливой». Счастье стало обитать в будущем времени, до которого тебе всегда не хватает хотя бы одного дня.6-4Я? Да я ничем не лучше. Мне же тоже не хватает счастья – вот того, которое у всех в фейсбуке. Как минимум, я не улетела в Азию зимовать. Как я раньше зимовала, не пойму? Как снегирь. А теперь всё, до весны, получается, счастья нет. Ведь картошка — это не манго, а ходить каждый день на работу – это тебе не писать тревел-блог о Шри-Ланке. Реальная жизнь же она несчастливая, — говорят в соцсетях (скролю в поисках тренинга по самомотивации, самоконтролю, самосчастью), а счастливая будет потом. Я точно знаю. Завтра прям и начну резко счастливеть.

Иногда я беру себя в руки и понимаю, что счастье — это не конечная точка, а процесс, и радоваться действительно нужно каждому дню. Решила даже пройти на Coursera класс — «Life of Happiness». Сейчас, короче, стану счастливой «здесь и сейчас», по-правильному. Читаю комментарии к курсу: «эй, чувак! Я прошел все задания, а счастливее не стал!». Опять надули – снова никакого счастья. Да и откуда? На что я надеялась? У меня же нет своего коворкинга хотя бы. Полечу на Гоа и стану счастливой там – это пункт в планере на 2017.5-3Но я верю, что смогу увернуться от этого повального синтетического счастья – перестать бояться, перестать думать, что вышло у всех, кроме меня, перестать хотеть того, что мне на самом деле не нужно, а оно просто выложено красиво в инстаграме. К черту Гоа – мне там жарко. Верю, что смогу прийти в кафе не для того, чтобы сфоткать журнал и капучино, посетить тренинг не потому, что он стоит 6 тыс грн, найти любовь не потому, что Лена уже родила второго, а я ж ее на 3 года старше. Потому что это – не мое счастье.

Хорошо, что новый этап эволюции «счастья» заставляет нас к чему-то стремиться, завоевывать новые вершины хотеть большего, иметь свою марку одежды, а не просто радоваться солнышку, как ударенный. Я все-таки очень надеюсь стать счастливой, принимать жизнь со всеми ее ударами и болью, заниматься йогой, впадать в транс, когда мне хамят в маршрутке, и следить не за фейсбуком, а только за своей жизнью.

Но пока я не удалилась из фейсбука — надежда только на следующий виток эволюции.

Иллюстрации: Vanessa Mckeown

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.