Мы продолжаем немного скучать по Одессе, и выражаем свою морскую ностальгию в общении с одесситами, которых любим. Тишина Espresso Bar — место, которое стало для нас рабочим кабинетом во время последних поездок к Черному морю. Место, где латте с соленой карамелью навсегда остается в крови, а атмосфера постоянно заставляет даже мысленно возвращаться на большой диван у окна. _MG_8408— Как дела? Как день?

— Отлично. Сегодня наконец-то выходной, сегодня не работаю за стойкой. И завтра выходной. Но когда я не работаю за стойкой, у меня есть время для других текущих задач.

— Кстати, об этом вашем латте с соленой карамелью. Я не могу остановиться, это уже третий.

— Да, это наш хит продаж.

— Расскажите мне, как вообще появилась “Тишина”?

— На самом деле, желания создать именно кофейню или бар не было. Хотелось создать пространство. Так и получилось. Началось все с того, что я начал заниматься кофе, возил его из Италии. Это был темный-темный кофе. Мы начали работать с барами, ресторанами и, естественно, кофейнями. Но столкнулись с проблемой, что когда ты предоставляешь услуги, то клиент, который у тебя закупает продукт, заботится о чем угодно — о кофе-машине, посуде, обслуживании, сахаре, — и только в последнюю очередь об этом килограмме кофе, который он закупает. В итоге получается очень плохо. А хотелось сделать качественно, показать, как должно быть.

— И сколько уже существует “Тишина”?

— Год и четыре месяца.

— Это не так много для кофейни, но о вас уже многие говорят и многие любят. А почему “Тишина”? У вас музыка так громко играет, не очень с названием вяжется.

— На самом деле, не нужно воспринимать название конкретно, не нужно проецировать его на то, что происходит внутри заведения. Тишина – это просто то, чего очень часто не хватает, ведь иногда очень хочется побыть наедине с самим собой. Тишина — это то, что никогда не надоест. _MG_8392— А есть у вас постоянные посетители, которые уже успели стать добрыми знакомыми или друзьями?

— Когда я захожу в Тишину, то я знаю практически всех. И так каждый день. Еще плюс в том, что мы находимся не в самом центре города, поэтому чаще всего люди целенаправленно едут к нам. “Проходняк” здесь – это максимум процентов 15-20. Это обычно люди, которые приходят на мероприятия в хаб за стеной или где-то работают рядом.

— А есть в планах открытие новых заведений?

— Да, мы сейчас работаем над этим. Это будут заведения такого же формата, что-то в Одессе и что-то в Киеве.

— Латте соленая карамель будет в Киеве? Кажется, я скоро переезжаю. Есть, кстати, какой-то секрет фирменного напитка?

— Ну вообще все достаточно прозаично – это латте и сироп. Просто особенность в том, что мы добавляем любовь._MG_8406— А как вы изначально пришли к кофе?

— Это произошло после одного сильного «влёта». Надо было чем-то заниматься. И так сложилось, что у моего друга были родственники в Милане. У них была компания Cafe Milano, которая уже лет 50 занимается обжаркой кофе. И мы решили завозить этот кофе в Украину. Сначала планировали продавать его супермаркетам, но потом откорректировали стратегию и поняли, что лучше работать с «хорекой». И тогда мы заказали свои первые 500 килограмм. Самое забавное, что когда этот кофе уже был в пути, мы впервые задались вопросом, пробовал ли вообще кто-то из нас тот продукт, который мы собираемся продавать (смеется). Это был момент паники. Но нам повезло и кофе был хороший. Вот так и было положено начало.

— И вы до сих пор закупаете там кофе?

— Ну как, есть еще пара ресторанов, которые хотят с нами сотрудничать, но мы уже отошли от этого. Тот кофе, который мы готовим в “Тишине” — местной, одесской, обжарки Foundation Coffee Roasters. То есть, мы имеем непосредственную связь с обжарщиком, что дает возможность сделить за качеством конечного продукта._MG_8385— А вы могли бы назвать себя кофеманом, кофейным экспертом?

— Нет, я думаю, это не про меня. Я очень много не знаю про кофе. Но я знаю, как приготовить правильный эспрессо.

— Вы сами создавали интерьер?

— Нет, у нас был архитектор, но мы ему предоставили определенное количество папок, которые назывались “пол”, “стены”, “потолок” и т.д., чтобы он понимал, чего мы хотим в конечном варианте. И даже после визуализации мы очень много всего изменяли.

— Очень много вещей у вас выглядят винтажными. Это действительно винтаж или вы специально придавали мебели такой вид?

— Нет, все столы, стойка, все, кроме стульев, делалось непосредственно в “Тишине”. И даже вот этот диван кожаный, который все любят, мы делали сами. Не прямо своими руками, но у нас есть мастерская, в которой все это происходило. Но да, мы хотели создать такую атмосферу, чтобы у людей, которые к нам приходят, создавалось чувство, что “Тишина” здесь уже очень давно. И не смотря на то, что здесь везде бетон, все в холодных тонах, я постоянно слышу от людей, что у нас очень уютно._MG_8415— Может, в панорамных окнах дело.

— Может. Но, кстати, изначально мы вообще не планировали быть на этой улице, в этом помещении. У меня был список улиц, на которых я хотел бы видеть свое пространство, и я стабильно 2-3 раза в неделю делал обход города и смотрел, появились ли какие-то объявления об аренде. А потом случайно проезжал здесь и обратил внимание на большие окна, на которых не менее большими буквами было написано: аренда. Позвонил, встретился и буквально в тот же день подписали договор.

— Случайности не случайны. Вы всю жизнь живете в Одессе?

— Я – да. А жена нет.

— А как вы с ней познакомились?

— Мы с ней в университете вместе учились, так и завязалось. И вот в августе будет уже 10 лет, как мы вместе. Это много._MG_8409— Вы чем-то занимаетесь, кроме кофейни?

— Еще мы занимаемся кожаными изделиями: рюкзаки, сумки. Этим больше занимается моя жена. А я до “Тишины” работал в суде.

— В суде? Вы юрист по образованию?

— Да, вот так в жизни бывает. Я отходил туда 5 лет, не получая никакого удовольствия. В какой-то момент понял, что надо что-то менять. Ушел. И пришел к “Тишине”. И очень этому рад. Мне всегда очень нравились красота, стиль, архитектура. И все это соединилось в нашем пространстве.

— А есть какое-то занятие просто для души?

— Для души… А мы сейчас этим и занимаемся — говорим о моей душе. Я полностью сам занимаюсь управлением, веду соцсети, стою за стойкой, пробовал работать в зале, по утрам убирал помещение. Я делал все в этом заведении, чтобы понимать, какой объем работы можно выполнить самому и соответственно, какой объем работы ожидать от работников. К тому же, когда сам работаешь бариста, или официантом, или пиарщиком, или на любой другой должности, то видишь, какие есть ошибки в организации, что надо исправить, чтобы ребятам было комфортнее работать. И мне очень нравится. Я много общаюсь с людьми, я учавствую во всех процессах, которые здесь происходят. _MG_8425— Это хороший принцип работы. Европейский такой, что ли.

— Да, потому что это правильно. Когда ты в запару становишься за стойку и помогаешь ребятам готовить разные напитки или моешь посуду, то это воодушивляет, это помогает работать. Мы — команда. А ведь это — самое главное.

Дружить с Димой

Тишина Espresso Bar

Фото: София Возняк

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.