Одним жарким и еще летним днем, мы встретились с Олей Семенец, чтоб поговорить с ней о ней и ее росте, о любви к делу и о том, как быть вегетарианцем и ради этой идеи организовать уникальный и полезный фестиваль KYIV Vegan Boom.DSC_6143 1 copy— Я обычно готовлюсь к разговору с героем, читаю все уже существующие интервью, чтобы задавать вопросы поинтереснее. В твоем случае я перечитала всю твою страницу в фейсбуке.

— Да, в фейсбуке я размещаю действительно много информации. Но целое настоящее интервью со мной случилось впервые 🙂

— Я чувствую себя еще более ответственно за то, что первая открою тебя миру как интервьюируемую через Talktome. Начну с того, что в твоем профиле, помимо фотографий с вечеринок, меня заинтересовал тот факт, что ты училась в Голландии. Давай начнем с этого.

— Шел шальной 2009 год, я училась на третьем курсе международной экономики в университете Шевченко. По правде сказать, экономика меня совершенно не привлекала. Просто, знаешь, «хорошие дети из хорошей семьи» как-то по умолчанию обязаны поступать либо на экономический, либо на юридический. Да и вообще, как в 17 лет можно решить, с какой специальностью ты хочешь связать будущее? Я мечтательно хотела поступить в «художку», но сработал железный родительский аргумент всех времен и народов — с дипломом экономиста мне будет проще найти хорошую работу, сделать карьеру и дальше по тексту.

— Ну, это знакомая всем творческим детям песня.

— Определенно. За год до принятия решения я поехала в летний лагерь по обмену студентами в Германию. Теоретически – учить язык, практически – потусоваться международной компанией студентов и посмотреть страну. Эта поездка кардинально изменила мое восприятие процесса образования. Как у нас все происходит? Ты приходишь на пары, есть один единственно-правильный учебник 1957 года, заучиваешь его слово в слово и забываешь, как страшный сон, едва закрыв зачетку. В системе европейского образования между учителем и студентами постоянно идет дискуссия; здесь учат искать и находить, оперировать аргументами и мыслить гибко. В общем, эта поездка стала моей точкой невозврата к нашей системе образования. По приездe с легкой душой я приняла решение, что заканчиваю четвертый курс в Шевченко и поступаю на магистратуру в Европу. Более того, стоимость обучения тут и там была практически одинаковой. На магистратуре я хотела совместить экономику и культурологию – и нашла в Роттердаме программу Cultural economics and cultural entrepreneurship. Хочешь – получишь, только покажи вселенной желание.

— Не боялись тебя отпускать одну на целый год?

— Боялись, конечно, но желание взяло верх над страхом. Виза, жилье, документы, TOEFL, вступительное сочинение – все прошло очень легко и быстро. Так идеально легко происходит в ситуациях, когда идешь по верному для себя пути. 22 июня в почтовом ящике я обнаружила письмо, что меня зачислили, а 23 июня в Шевченко была защита диплома. Защитилась, собрала чемоданы и уехала. И весь тот год в Голландии был, пожалуй, самым непростым и перевернул все с ног на голову.

— Школа жизни?

— Да, резкое заземление и знакомство с ответственностью перед собой и другими. Представь, что из рафинированной, со всех сторон прикрытой тепличной жизни я попала в другую страну, язык, культуру, систему. Было сложно. Плюс в 21 год я была самая младшая на курсе.DSC_6130 copy— Какой у них средний возраст для магистратуры?

— От 27 лет и выше. И 25 лет — это у них early master. У нас в группе были студенты 40 лет от роду.

— Да, это совершенно другое восприятие образования, конечно. Не для галочки. Ты за год закончила магистратуру в итоге или за два?

— Там ко времени и возрасту отношение совсем иное. Никто никуда особо не торопится. Многие голландские студенты к концу года сказали «ой, кажется, за академический год мы не успели написать дипломную работу, так что остаемся-ка в университете еще на полгода». Для таких неторопливых ребят действуют специальные акции и скидки, представляешь? Я закончила магистратуру за год.

— Ну, ты прям как неродная – взяла и за один год все сдала.

— Во-первых, у меня не было ни желания, ни возможности еще полгода прохлаждаться. Во-вторых, я чувствовала себя чужой среди чужих. На тебя смотрят все как на russian bride и не понимают, почему ты красиво одеваешься и выглядишь.

— С работой после универа сложилось?

— Нет, не сложилось. Я разослала более 100 резюме, но как раз в тот год сократили субсидии для культурного сектора и сами голландцы держались за рабочие места изо всех сил. Скажу, положив руку на сердце — я огромным удовольствием вернулась домой. В Роттердаме я пережила всю палитру эмоций – от бесконечного восторга до классической депрессии. Все думают, что ты едешь в Голландию получать супер-знания, потом супер-работу и супер-жизнь. По ту сторону забора трава кажется ну уж точно зеленее. Но нет, в итоге я получила опыт совершенно нового мышления, опыт, как выкручиваться из разных ситуаций, опыт международного общения…

— У нас этих нюансов не знают, но пункт в резюме о том, что ты закончила  магистратуру заграницей, цепляет. По приезде в Киеве наверняка сразу нашла работу?

— Да, первая моя работа была с места в карьер — в Мистецьком Арсенале.

— Видишь, а не пережила бы весь этот стресс в Голландии, была бы какой-нибудь официанткой в привокзальном кафе.

— (смеется) Я пришла на работу в Арсенал зимой 2012 года сразу на проект Первой киевской биеннале ARSENALE2012. Я до сих пор с дрожью в коленках и тихим восторгом вспоминаю эту работу – здесь я поняла, что возможно все! У нас была волшебная и очень юная команда. И еще днями напролет мы слушали отличную музыку и очень-очень много смеялись.

— Да, команда решает. Фейсбук гласит, что мест работы у тебя было много, и все очень крутые. Расскажи дальше, пока я сама не успела.

— Вот зачем составлять резюме, если все можно посмотреть в Фейбсуке, скажи? Подчистить только фотографии с вечеринок — и отлично! В Арсенале я проработала чуть меньше года, и по окончании проекта биеннале продолжила свой карьерный рост в сфере современного искусства в PinchukArtCentre. Сразу в главном офисе – в Victor Pinchuk Foundation. Там я не просто научилась работать, я научилась пахать, быть ответственной, целеустремленной и, как любят уточнять в резюме, стрессоустойчивой. Классный, жесткий, ценный опыт. Вот представь! Тебе с улицы нужно попасть к принтеру, и для того, чтобы это сделать, нужно семь раз сдать отпечаток пальца. А еще моменты с пунктуальностью. Я знаю, что ежедневно приходить строго в 9:30 я не могу – проспала, отвлеклась, глаза решила по-новому накрасить, ну, мало ли!DSC_6154 copy— Творческим людям сложно укладываться в сроки, мы ж знаем. Я так поняла, пару раз ты решила по-новому глаза накрасить, и так тебя за красивые глаза и уволили.

— Нет-нет, я была в команде до последнего. Перед 2015 Новым годом я вместе с половиной Фонда попала под сокращение и… выдохнула. После со мной кратковременно случился проект в рекламном агентстве. И вот сижу я в ONE LOVE espresso bar, пью шестой капучино, колдую над ивентом, а ко мне подходит Вова Задирака (прим. ред. – основатель и владелец One Love Coffee и One Love Espresso bar) и спрашивает: «Оль, а что ты сейчас делаешь?». Я, переполненная чувством важности, отвечаю: «Очень занята я сейчас, делаю мероприятие на стадионе на 3 тысячи человек». Он уточнил, как скоро я освобождаюсь, а потом все как во сне, и я стала частью команды ONE LOVE. У нас не было никаких жестких договоренностей по поводу моих полномочий. Свобода действий, доверие и уважение к профессионализму – привет, ONE LOVE! Особенно это ощущалось на контрасте после жесткой структуры в Pinchuk Foundation, где ты точно знаешь, что будет завтра и что на кухне нельзя болтать больше 7 минут. Хотя это же абсолютно гармоничная женская функция — «болтать». Поработала-отдохнула, поработала-отдохнула-прилегла!

— Прилегла – это да. Сейчас с тобой договорим и приляжем, а то как-то уже долго работаем. Но, кстати, как я знаю, Pinchuk Foundation тебя надолго не отпустил.

— Да, я попала в ONE LOVE как раз в тот момент, когда на 6 этаже PinchukArtCentre Вова открывал второе заведение. И я очень долго смеялась, что арт-центр действительно меня не отпускает. Ну, ок, значит нужно было что-то доработать. В ONE LOVE я отвечала за коммуникацию, ивенты, вечеринки, прессу, и у меня была полная свобода действий! Тут же я снова увидела, какая может быть классная и влюбленная в общее дело команда.

— Как думаешь, в чем залог такой влюбленности?

— Слушай, не хочется говорить банальное “любовь к делу”. Мне кажется, всегда важна честность перед самим собой. Ребята не будут здесь работать лишь бы работать; они искренне любят кофе и всю концепцию заведений.

— Это уже закономерно: в крутые проекты магнитом тянутся крутые люди.

— Притяжение, энергетика, друзья друзей – хорошие люди вряд ли будут дружить с плохими людьми. В какой-то момент ты просто разрешаешь себе, чтобы в твоей жизни происходило что-то хорошее.

— Вот «разрешаешь» — это идеальное слово. Мы же сознательно или бессознательно постоянно себя блокируем. И часто внешняя оболочка уже встала с дивана, хочет счастья и стремится к нему, а внутреннее «я» на самом деле против.

— Все из детства, если хорошенько покопаться …DSC_6185 copy— Вот скажи, с высоты своего опыта работы и с высоты опыта обучения заграницей, насколько важно сейчас человеку получить хорошее образование, даже если он хочет работать только на себя?

— Сейчас все происходит так быстро! Не успел о чем-то подумать, а уже все сбылось, да и карма работает, как часы. Возможно, современному студенту уже не требуется настолько длительного образования, как положено по порядку. Важно понимать, куда ты хочешь двигаться. Вообще вопрос сложный и скользкий, каждый волен себе выбирать сам. Но ходить в универ только для того, чтобы отсидеть пары – вот этого точно не стоит делать, ведь это же твое драгоценное время и молодая энергия! Правда, я вспоминаю себя в свои 17 лет – я искренне не знала, кем хотела стать. Точнее, нет, знала! Художником!

— А чем ты рисуешь?

— Я вообще не рисую!

— А-а, вот в чем загвоздка.

— Но все так субъективно, знаешь. Красота – в глазах смотрящего. Если смотреть с точки зрения современных художников, я понимаю, что не обязательно уметь технически правильно рисовать, чтобы передать эмоцию или историю. Тут другое – нужно набраться смелости, набраться сил, набраться энергии, даже не знаю, чего там еще набраться…

— Просто «набраться».

— Да, набраться всего вот этого, чтобы дать волю себе в способности творить.

— Это ведь твоя реализация. То есть, опять-таки нужно разрешить себе выпустить этот поток сознания.

— А это дорогого стоит! Даже с энергетической точки зрения – надо сначала осознанно вывести себя из состояния ежедневного баланса, раскачать как следует лодку и не бояться скорости, с которой тебя будет нести поток.DSC_6122 1 copy— Сейчас ты открыла себя в фестивале Kyiv Vegan Boom. Расскажи о нем и о том, как ты стала веганом.

— Я не веган! Честное слово, я просто не ем мясо. Веганы – это те супер-осознанные люди, кто отказывается от потребления любых продуктов животного происхождения, даже от меда. В какое-то разваленное мартовское воскресенье я встретила Богдана Кривошею (прим.ред. – DJ THP, управляющий директор фестиваля Kyiv Vegan Boom), который сам день как узнал об идее организовать фестиваль, и предложил присоединиться. В тот момент у меня было ощущение, будто мне маленькой вручают подарок, о котором я давно мечтала – чистый восторг! Я сразу согласилась. Собаралась чудесная команда и сбылся фестиваль веган-культуры – без молока, мяса, рыбы, меда и так далее.

— Но с людьми?

— Конечно! И с очень крутой образовательной зоной с лекторами из Польши и Штатов. Социальный психолог Мелани Джой рассказала о потрясающем феномене: почему мы любим собак, но едим коров? Откуда появилась эта диверсификация?

— Откуда?

— Это социальные клише. Лектор проводила параллель с рабством – в прошлых веках было нормально иметь рабов, даже необходимо и статусно. Сегодня рабство – совершенно недопустимая дикость и пережитки прошлого. Также и с мясом – из миллиона видов животных люди выделили маленькую-маленькую группу и решили, что употреблять их в пищу нормально и даже необходимо. И это все еще сопровождается темой overconsumption – мы слишком много потребляем, засоряя планету. В свою очередь модель веганства является фактически единственной моделью, которая может все сбалансировать промышленный беспредел человечества.

— Дальше пока никуда не надумала еще уходить?

— Проект за проектом, мне интересно брать новые вершины. Главное, чтоб мне самой доставляло удовольствие то, что я делаю. Так во всем. 17-18 сентября проводим второй Kyiv Vegan Boom, еще более масштабный и насыщенный. Также я с головой нырнула в семейный бизнес – родители запустили национальное производство цукатов «Киевское сухое варенье» из украинских овощей, фруктов, ягод и корнеплодов. Цукаты из свеклы или моркови? Запросто и безумно вкусно!DSC_6182 1 copy— Хочу сказать, что ты очень вдохновляешь. Ты счастливый человек?

— Да.

— Всегда была или это новое для тебя ощущение?

— Осознание постоянного внутреннего счастья вне зависимости от внешних факторов пришла ко мне совсем недавно. Но мы все по сути своей добрые и счастливые люди, просто не всегда умеем это осознавать сердцем и разрешать себе быть счастливым.

— А когда ты осознала свое счастье?

— Внутри я очень меланхоличная, поэтому иногда мне нужны подзатыльники в виде «эй, что такое, ты же счастливый человек!». Быть счастливым в постоянном поиске – вот это уровень!

— Тогда даже не знаю, что тебя еще после этого спросить.

— Можешь спросить «как тебе живется с таким ростом?».

— А какой у тебя рост?

— 186 см.

— Как тебе живется с таким ростом, Оль?

— (смеется) Странно живется. Я живу в мире, который создан для людей сантиметров на 10 ниже меня. А самое сложное в этом всем – не сутулиться. Это второй пункт в daily to-do list после пункта «быть счастливым в постоянном поиске».

Дружить с Олей

Фото: Анна Зевако

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.