Рубрики
Без рубрики

Павел Ленченко – основатель группы Cepasa, музыкальный продюсер — Talktome

Когда я сказал Паше, что далек от электронной музыки, он посмеялся над шуткой, а мне стало неловко, потому что это чистая правда. От этого было еще интереснее разобраться, чем «дышит» человек, создавший один из самых интересных музыкальных проектов Украины последних лет.— Мы намедни задавали вопрос на улицах Киева – «Чем вам запомнился уходящий год?». Так вот, чем тебе запомнился 2016?

— Это был очень насыщенный год с точки зрения профессиональной деятельности: сыграли два сольных концерта, выпустили новый альбом и сняли два клипа, что для нас рекорд.

— Ваш сольный концерт вошел в рейтинг лучших концертов года по версии Karabas. Воспринимаешь ли ты всерьез подобные номинации?

— Это, конечно, очень приятно, но серьезно я к подобным рейтингам не отношусь. Они скорее отображают маркетинговый успех группы, но никак не истинное наполнение музыки – уж очень это субъективная вещь. Но если кто-то искренне был вдохновлен и написал об этом, то это, безусловно, хорошо.

— На концерте вашего альбома «White Noises» вы проделали очень серьезную работу со светом. Ты доволен результатом?

— Со сцены я наблюдал за зрителями и впервые увидел, как люди боялись что-то пропустить во время выступления и очень внимательно следили за происходящим на сцене и в зале. Бывает, у нас на концертах люди танцуют с улыбкой и полузакрытыми глазами, но на White Noises нужно было смотреть, ведь каждый трек обрел форму, движение, цвет. Это, конечно, мое мнение, но я думаю у нас получилось сделать нечто по-настоящему новое и уникальное. Я очень доволен.

— Кто вас вдохновил на подобный эксперимент?

— Честно говоря, мы сами себя вдохновили. Во время подготовки к первому сольному концерту мы сделали синхронизированный с музыкой видеоряд. Получилось настолько хорошо, что нам захотелось развиваться в этом направлении и сделать атмосферу на следующем концерте абсолютно неповторимой. Позже нам очень повезло познакомиться с разработчиками Дмитрием и Евгением Андрущенко, которые стали частью нашей команды и вдохновителями в вопросах света.— В нашей действительности существует уникальное понятие «публика не готова». Некоторые артисты после не совсем удачных релизов или концертов ссылаются на него и пожимают плечами. По-твоему, публика все-таки не готова к некоторым вещам или это всего лишь оправдание?

— Действительно, в некоторой степени это правда. С другой стороны, украинская публика очень открыта ко всему новому и, в основном, положительно воспринимает любые эксперименты. Если говорить об электронной сцене, то ее аудитория сравнительно небольшая. Это вовсе не говорит о том, что публика не готова воспринимать такую музыку – просто нужно больше артистов в этом жанре. Тогда люди очень быстро начнут понимать, что круто, а что нет.

— С чего бы ты посоветовал начать слушать электронную музыку человеку, далекому от данного жанра?

— Думаю, начать стоит с релизов, которые выпускает лейбл Ninja Tune.

— А с чего начать слушать Cepasa?

— С первого альбома и дальше по хронологии.

— Когда-то тебе задавали вопрос о проблемах украинской музыки, и ты ответил, что основная проблема – низкое качество. Ты не считаешь, что процесс движется по эволюционному пути и определенные успехи уже видны?

— Да, так и есть. В последнее время артисты стали уделять больше внимания вопросу качества – это видно и слышно. Даже те, кто раньше вообще не заморачивался, тоже начинают двигаться в правильном направлении. Звук или саунд — это очень важная сторона музыки. Просто для меня это очевидно, так как в электронной музыке звук всегда был на первом месте в отличие от других жанров.— В одном из своих интервью ты говорил, что всегда тяжелее сделать что-то лучше, чем в прошлый раз. Например, второй альбом тяжелее написать, чем первый, а третий тяжелее, чем второй. Как считаешь, у тебя получилось превзойти себя в третьем альбоме и тяжело ли будет писать следующий?

— Думаю, получилось. Александр Павленко, который делал мастеринг Noises, с первого прослушивания мне сказал, что это мой лучший альбом. Тогда я ему поверил и верю до сих пор. (смеется). Над четвертым альбомом я сейчас больше думаю, чем работаю. Плюс, я уже на том этапе, когда могу себе позволить сделать нечто новое, не опираясь на прошлые релизы. Сейчас музыка рождается у меня в голове гораздо естественнее, и я не сижу над каждым кусочком кучу часов.

— Про тебя всегда пишут: Павел Ленченко – опытный продюсер и музыкант. Ты и правда много лет «в теме». Не устал?

— Безусловно, после очень интенсивных периодов, как, например, последний год, я могу сказать, что да – устал. Творческий поток не бесконечен и нужно откуда-то восполнять энергию, отдыхать. Впрочем, если я долго отдыхаю от музыки, мне становится грустно.

— Расскажи немного о школе электронной музыки. Насколько я знаю, такая школа в Украине есть. Чему там учат и насколько сильно такое образование отличается от классического музыкального?

Такая школа имеет гораздо больше общего с тем, что мы сейчас слышим в клубах, на радио или по телевизору. В ней учат создавать и синтезировать звук, соединять куски треков и так далее.

— Ты музыке когда-то учился?

— Нет. На мои музыкальные вкусы очень повлиял старший брат – он подкидывал мне совершенно несовместимые с тем, что слушали мои одноклассники, новинки. Тогда я понял, какая музыка мне нравится больше всего. Потом появился компьютер, и я начал пробовать из чужих семплов делать свои треки. Я мечтал писать заставки для рекламных роликов и буквально за несколько месяцев самообучения понял, что смогу это делать.— Насколько сильно изменился процесс создания музыки с того момента, когда ты начинал и до сегодняшнего дня?

Я раскрыл много способов создавать музыку. Начинал я с того, что брал готовые семплы и делал на их основе композицию. С тех пор прошло больше 15 лет, и появилось много новых технологий, о которых раньше я мог только мечтать: повысилась скорость работы, улучшилось качество звука, появились огромные библиотеки. Правда, теперь стало немного сложнее не потеряться среди всего этого изобилия — нужно учиться сохранять изначальную идею трека. Сейчас появилась возможность использовать самые разные подходы: можно обрабатывать звук с помощью аналоговых примочек, можно на компьютере, можно использовать уже готовые семплы, а можно записывать свои или вовсе совмещать разные методы.

— Расскажи про твое сотрудничество с живыми музыкантами – Антоном Мигуновым и Сашей Давиденко. Насколько они повлияли на твой творческий процесс?

Саша на меня сильно – он очень талантливый, а мне нравится окружать себя талантливыми людьми, в которых я и сам могу почерпнуть много нового. Оказалось, что Антон умеет создавать совершенно невероятные вижуалы. Для создания видеоряда с нашего концерта мы долго искали человека и ни один нам не подходил. А потом Антон просто сказал, что может сделать, что мы хотим, и получилось у него просто идеально. Благодаря ребятам я понял, в чем преимущества и особенности живого исполнения. Это удивительно, но три ноты, сыгранные более пятидесяти раз подряд звучат круче, чем если бы их просто запустить с компьютера.

— Насколько сильно изменилась аудитория Сepasa за время существования проекта? Расширилась ли она или это все-таки одна тусовка?

— Наша основная аудитория – креативный класс. Так было всегда, но сейчас этих людей становится больше. Еще я стал замечать, что Cepasa начали слушать люди, которые раньше интересовались совершенно другой музыкой.

— Ты положительно относишься к расширению аудитории?

— В этом нет ничего плохого. Другое дело, как этого достигать. Многие артисты видят, что сейчас востребовано и делают так же. Мы стараемся делать то, что нам нравится и то, что мы считаем по-настоящему крутым.

— На альбоме «Noises» есть трек «6 month». Ты недавно говорил, что на время его написания названия совпадало с возрастом твоей дочери. Как поменялось твое мироощущение после рождения ребенка и как это отразилось на музыке?

На мироощущение это повлияло кардинальным образом. До этого у меня было гораздо больше свободного времени на размышления о том, что правильно, а что – нет. Сейчас я меньше думаю и больше делаю. Многие, особенно артисты, боятся, что ребенок займет все время и профессия уйдет на второй план. Но, как оказалось, для музыки появилось даже больше времени. Думаю, я также перестал считать себя ребенком и сам повзрослел. Теперь я намного лучше понимаю своих родителей и, например, когда смотрю кино, то ассоциирую себя уже не с младшими героями, а со старшими.

— Появилось ощущение стабильности в жизни?

О стабильности в профессии музыканта речи идти не может. Это и приятно, и опасно одновременно. С одной стороны, стабильность приучает к комфорту, из которого ты не собираешься вылезать. Для музыки это не хорошо. Чтоб творить – нужно иметь желание и цели.— А у тебя сейчас есть задачи в творчестве?

— Хотелось бы еще завоевывать международную аудиторию, и я к этому активно стремлюсь.

— Когда у тебя появилось понимание, что музыкой ты будешь заниматься всю жизнь?

— Наверное, еще в младшей школе. Уже тогда я сочинял песни и выступал на школьных праздниках. Конечно, как и все, я был уверен, что у меня должна быть «нормальная» профессия — так я чуть не стал архитектором и даже получил диплом программиста в КПИ. Но за все эти годы я ни разу не сомневался, что именно с музыкой я и свяжу всю свою жизнь. Так и выходит.

 Текст и фото: Филипп Доценко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.