Когда видишь Мириам Драгину, то понимаешь, что с ней не может быть скучно. Она радиоведущая, поэт и сценарист, а еще заботливая мама и приятный собеседник. Мы встретились с Мириам и поговорили о семье, науке и мечтах._MG_3990— Ну что, как дела?

— Все в порядке. Постоянно в каких-то делах. Всегда в потоке разных одновременных дел, хотя знаю, что одновременно делать ничего нельзя – надо сосредотачиваться.

— Ну вот снова: только начали говорить, а уже про работу. Давайте немного отойдем от этой темы и поговорим о чем-то более личном?

— Конечно, я не против.

— Расскажете мне, каким было ваше детство?

— Детство прошло в двух местах. Я родилась в Киеве, росла здесь, в 9 лет уехала во Францию, в Эльзас – это провинция возле Германии. Жила возле Кольмара во французской семье. Училась и там, и в Киеве, в 25-й – средней школе напротив Андреевского спуска. Даже окончила ее с медалью. И как-то вот так существовала в двух странах.

— Я знаю, что у вас есть дочь.

— Да, у меня есть дочка, Александра ее зовут, будет 11 лет в июле. Она мой очень близкий человек, мой друг, мой стимул, моя мотивация. Занимается танцами, английским, математикой, фортепиано. Увлекающийся и интересующийся ребенок. Даже скачала себе Duolingo на телефон и сама учит французский, хотя в школе английский. Много читает, но читает только на украинском языке. Бесконечно приходится разоряться на книги. Пытаюсь еще на английском подсовывать, но не получается, сложно. И самой нередко сложно на английском читать. При этом она легко разбирается с разными ресурсами или устройствами на английском.

— А вы строгая мама?

— Я за порядок, люблю, когда есть какая-то последовательность. Не то, чтобы я строгая. Наверное, справедливая, не строгая. Наоборот, себя бесконечно корю за то, что делаю недостаточно, что ей уступаю, какие-то вещи даже не осуждаю, просто «ничего страшного» – и все, сделала и сделала. Но бывает, что устаю и могу как-то резко ответить. Потом ем себя за это, извиняюсь перед ней. Нет, не строгая все-таки. У нас постоянный диалог, стараюсь слышать и слушать ее. Постоянно вспоминаю, какой я была ребенком. Думаю, проблема воспитания и образования детей в нашей стране в том, что мы пытаемся ставить себя выше или ниже, но в любом случае отдельно от детей. А, если бы общались с ними честно, как с друзьями, с пониманием того, что в чем-то они могут быть не такими же, как мы, что они не должны думать, как мы, не должны хотеть того же, чего и мы хотим. Отношения с уважением, на равных. Возможно, тогда было бы больше смелых людей, которые не боятся ответственности, не врут, не лицемерят, а просто являются собой. По крайней мере, так со мной общались в моем детстве. И с дочерью я стараюсь быть тоже на равных. Она прекрасно знает, что не должна подчиняться мне, не должна следовать моим вкусам. Она сама все выбирает. У нас есть некоторые “нельзя”, но таких вещей очень мало. Нельзя пальцы в розетку, нельзя сжечь мамин паспорт или взорвать квартиру, хотя потуги были (смеется).

— Взрыв квартиры это серьезно, конечно.

— Ну да, она достаточно хулиганская девочка, но она не заходит за границы личного пространства других, не мешает им, потому что знает, – есть «ее территория», а есть «территория других». И вот этому стараюсь учить. По-моему, это одно из самых ценных знаний, которое могу передать. А если говорить о воспитании вообще, то, мне кажется, родители нужны, чтобы объяснять детям, как справляться с проблемами, давать личный пример и любовь. А остальное – само придет._MG_4004— Вы сказали, что часто корите себя. Почему? Какие ваши основные недостатки?

— Мои? Мои личные?

— Да.

— Ох, это сейчас будет плюс час к разговору! (смеется) Что касается недостатков, я бессистемна. С одной стороны, это в себе уже приняла. То есть, да – люблю систему, утверждаю, что хочу, чтобы дома была какая-то система, как, например, завтрак, подготовка домашних уроков и уборка. Но при этом, не достаточно внимательна. Вижу процессы в целом, но порой не замечаю детали. Плохо умею сосредотачиваться, хотя стараюсь. Очень в себе это не люблю. Еще чрезмерно принимаю к сердцу какие-то вещи. Мнительна. Могу навоображать. Испытываю острую потребность в друзьях, и когда люди от меня уходят, не объясняя причин, отдаляются, очень остро переживаю, это мешает жить. Я не практична. Не умею копить, не умею зарабатывать. Не знаю, как это устроить. В общем, некоторые вещи я делаю в ущерб себе – это очевидно и это меня тормозит. А! Еще! Оооо, это мой самый ужасный недостаток! Я распыляюсь. Постоянно пытаюсь делать все, что мне интересно, везде хочется успеть. И так меня увлекает много дел, иногда не довожу все до конца, потому что, опять-таки, увлекло новое. А оттого, что не довожу до конца, несчастлива. Это в итоге завязывается в сложный клубок.

— Вот про что-про что, а про распыляться я вас понимаю, сама такая же. Но давайте теперь про достоинства поговорим.

— Любопытство. Мне интересно жить. Считаю большим везением – родиться человеком и жить. Наверное, любовь к жизни и есть мое достоинство. А еще, возможно, умею слушать. Хочется думать, что я умею слушать.

— А еще вы умеете писать. Вы помните свой первый стих? С чего все началось?

— Да, хорошо помню свой первый стих. Мне было 3 года. Рано начала читать и писать. Набралась разного и тоже хотелось создавать, отражать мир самостоятельно, передавать момент, личные ощущения. Мы тогда находились в России, у нас дом в деревне Вологодской области. Был октябрь, в это время там нередко лежит снег. Нам с сестрой нужно было пойти к соседям за молоком. Идти не хотелось, за окном было что-то вроде вьюги, вечерело довольно рано. И я написала стихотворение: “Снег в лицо, а мы одни. Мама шлет за молоком” (смеется). С этого началась моя поэтическая стезя. Написала, не написала, может я его просто где-то зафиксировала, может, мне уже потом рассказали родители, но помню этот текст очень хорошо. И это точно мой первый поэтический текст. Вот интересно вспомнить, каким образом он у меня остался внутри…_MG_4010— И с тех пор постоянно пишете? С трех лет?

— Да, вот с тех пор постоянно это делаю. Даже не знаю, считаю ли себя полноценным поэтом. Просто это та часть жизни никуда не может деться. Кто-то сказал, если человек во взрослом возрасте продолжает писать стихи, это серьезно. Ну вот да, что-то такое со мной. А может это и несерьезно (смеется).

— Если вы это любите, то, думаю, это серьезно.

— Да, люблю. И пытаюсь постоянно совершенствоваться, стараюсь разбираться. Я даже окончила литературоведение в университете Шевченко, у меня “мастер” по литературе. Мне это близко, поэтому хотелось понимать, хочется до сих пор. Читаю много художественной литературы и вижу в этом большое вдохновение, расширение кругозора, соприкосновение разных миров. Восхищаюсь теми, кто эти миры конструирует. Возможно, однажды напишу свой большой текст. Может, он будет non fiction, сложно сказать.

— А можно где-то почитать ваши стихи, кроме Facebook? Или их можно услышать только на ваших творческих вечерах?

— Стихи в сети есть. У меня есть сайт: dragina.com. Несложно. Я не особо его где-то распространяю, но создала для того, чтобы систематизировать тексты. Понятно, они есть в файле на компьютере, но когда спрашивают: «Что ты там пишешь?», – хочется просто дать линк, чтобы люди сами почитали. Также публикуюсь в разных периодических изданиях. Сейчас напечатают в международном сборнике поэзии на русском языке. Еще меня переводят. Есть переводы даже на шведский, польский, немецкий, французский.

— Ого! Интересно. Для меня всегда было загадкой, как переводят стихи. Мне кажется, это так сложно. Но где же справедливость: иностранцы вас могут читать в печати, а украинцы нет. Почему?

— В Киеве я еще не издала сборник, потому что, наверное, не чувствую себя уверенной. Мы же в Украине живем, кому нужна русскоязычная поэзия? И это нормально, это хорошо, у нас своя идентичность. Хотя не считаю, что русский язык в Украине такой же, как в России. Я настроена патриотически, очень люблю нашу страну. По-украински пишу не идеально, не уверена в своих силах. Знаю его, говорю на нем с украиноязычными друзьями, пишу на нем статьи, а со стихами сложней. Процесс создания стихотворения – это как процесс рождения ребенка. Мы кричим во время родов иногда, – это я вам как мама говорю, – и кричим мы на родном. Любое созидание так происходит. Конечно, знаю, есть люди, которые это спокойно преодолели, достигли мастерства, но я, видимо, недостаточно работала. Возможно, однажды полностью перейду на украинский. А может и нет. Но я всегда повторяю: я не русский автор, я – украинский автор, который пишет в том числе на русском языке. Хотя по большому счету, не делю ни себя, ни других на национальности. С корнями вообще все сложно в современном мире. И, может быть, это кому-нибудь будет нужно здесь. Есть люди, которые хотят со мной сотрудничать: делать иллюстрации, как-то меня издавать. Есть разные предложения. Но издаваться за свой счет мне кажется чем-то наподобие того, как некоторые барышни альбомы свои публикуют. Я, как и все, тщеславна, но не в этом направлении, и слава – не цель в написании стихов. Просто это часть жизни._MG_3993— А есть какие-то любимые поэты?

— Да, у меня много любимых поэтов. Но вот, кстати, последние лет пятнадцать поэзию читаю значительно меньше, чем прозу. Почти не читаю. Люблю прозаический текст. И свои стихи считаю скорее прозаическими, хотя они часто рифмованы даже. Из любимых современных, например, – Дана Сидорос, российская поэтесса. Она умеет слова облекать в какие-то удивительные конструкции, простые-простые, и рассказывать истории тремя штрихами. Знаете, есть художники, которые кистью раз-два – и уже целый мир! Аверьянов нравится – украинский современный поэт. Но не то, чтобы я кем-то дотошно увлекаюсь. Вот, кстати, еще одна черта, хорошая или плохая – не знаю – у меня никогда не было кумиров. И авторитеты все очень условные. Каждый из авторов, художников, режиссеров мне нравится чем-то, а чем-то нет. И это всегда под вопросом, вся жизнь ведь такая, неоднозначная. И я не люблю абсолюты, не люблю говорить, что вот это мой любимый фильм, моя любимая песня. Когда-то в детстве мы в анкетах писали «мой любимый цвет», «мой любимый актер» – это очень инфантильный подход, я его не люблю. Не люблю крайности, не понимаю ультраправых, ультралевых и считаю, это ограничивает взгляд. Я большой противник таких убеждений как расизм, антисемитизм или гомофобия.

— Еще вы пишете сценарии…

— Ну это ремесло, это по работе. Какие-то рекламные ролики. Я не очень искусный сценарист, на мой взгляд, и мало работаю над собой в этом направлении, поэтому даже не обсуждала бы.

— Ну это не единственная ваша работа. Обсудим другую?

— Да. Сейчас работаю на радио. Автор и ведущая шоу на «Аристократах», а еще я делаю Old Fashioned Radio (ofr.fm) в качестве креативного продюсера. Наполняю программами наш эфир, приглашаю авторов, мы записываем шоу, продумываем разные концепции и так далее. Это не творчество в чистом виде, есть тут очень много усилий, но да, это мне нравится.

— И это сейчас основная ваша деятельность?

— Да. Конечно, есть еще параллельно много проектов, я много пишу, и колонки какие-то пишу, но большую часть времени у меня сейчас занимает радиостанция._MG_4014— У вас в шоу на «Аристократах» вы часто затрагиваете научные темы, приглашаете ученых. Почему наука? Почему не искусство, не мода, а именно наука?

— На самом деле, и искусством, и модой интересуюсь тоже. А наука, потому что, кажется, мы сейчас до сих пор стоим в точке недовольства собой. Последние два года, правда, значительно меньше. Мы жили 70 лет в условиях, когда гордиться было сложно. И чем? Какими-то абстрактными идеалами советской власти. Далее независимая Украина, которая, к сожалению, кроме слова «независимая», не обрела магистральных новых смыслов. Нам крайне необходимы герои. Эта потребность выражается в нелепых криках типа того, что Савченко – будущий президент. Или есть расхожая фраза «Герої не вмирають». Но реальными героями, на мой взгляд, являются не те, кто нарисованы в учебниках, а те, кто создает. И это создание в руках очень простых людей, иногда каждого из нас, каждый день совершающего маленькие дела. А мы этими простыми людьми не гордимся, нам нужна какая-то картинка. Привыкли, что нам предлагают нечто монументальное, и только после аплодируем.

— Нам нужна драма.

— Да. Нам нужна драма, нужна показуха. И вот в науке этой показухи нет. Там либо доказано, что что-то существует, либо не существует, это просто теория. И все, чем мы пользуемся: стол, стулья, стаканы, приборы, – это все результат работы человеческого мозга, изобретения человека. Все сложные фундаментальные теории, типа Теории относительности, также применяются в ежедневной жизни и помогают нам эту жизнь сделать более комфортной и простой. Все это работа учёных. И это не замечается. Кажемся себе важными. Важнее другого. Я креативный продюсер радио, мой друг писатель, моя подруга художница, но все, что мы используем, благодаря чему коммуницируем, создано изобретателями и исследователями. А в Украине изобретатели и исследователи есть. И они потрясающего уровня. Их очень много. Они делают удивительные вещи. Но мы не гордимся, не знаем о них. Поэтому захотелось о них рассказать.
— А у вас есть мечты? Вот именно мечты, а не цели.

— О чем я мечтаю? Хм. Знаете, помимо мечтаний, есть еще такая штука – когда падает звезда, надо загадывать желание. Я всегда обязательно загадываю. И вот если говорить о таких желаниях, то я загадываю всегда что-то связанное с другими людьми, не со мной. Здоровья близким, чтобы война кончилась, у родных людей решились сложные ситуации. А мечта… Это как водить самолет, да? Вот хочу научиться водить самолет. Можно реализовать, если приложить немножко усилий. Не заоблачно. Но не сделала ни шага в этом направлении, только мечтаю. Надеюсь, когда-то найду время и сяду за штурвал. Мечты-мечты… Остальное, скорее, цели. А! Ну в космосе побывать. Или хотя бы в NASA. Не знаю, насколько серьезно я об этом говорю! (смеется) Считается, нужно иметь мечту. Как на столе скатерть. Хотя не обязательно же. Ну не полечу в космос – не страшно. Наверное, есть мечты, сопряженные с целями: чтобы большая семья, родить сына очень хочу. Не знаю, можно ли это мечтами назвать, ведь это вещи, которые просто случаются._MG_3989— А есть что-то, что вызывает у вас крайние эмоции? Очень смеяться или очень плакать.

— Я на Новый год была в Португалии, в городе Порто. Набрела там на муниципальный сквер или сад, в котором множество зелени, покрытой только что прошедшим дождем, капли отражали небо, очень синее, ниже по холмам – река, еще ниже – океан. Воздух вкусный, океанический. Чайки. Слева сушится какое-то старое белье, справа – португалка с темной кожей что-то курит на балконе, внизу, в подвалах, пьют портвейн. Выцветшие перевернутые лодки на берегу. Паруса яхт рвутся ветром. И это все создало такой бульон чувств и эмоций. Размышляла: мне 31 год, я абсолютно свободна, реализовываюсь как мама, есть ощущение, что в чем-то профессиональна, есть друзья, уютная квартира, есть, куда возвращаться, и впереди еще неделя отпуска в этой красивой стране. Смотрела перед собой, снова начался ливень — они там периодически идут зимой -, и я стою под ним, вода стекает по мне, а я абсолютно счастлива, стою себе и смеюсь. Ощущение, будто в нужном моменте, ничего не надо больше. Легко и хорошо, ничто не болит, ничто не волнует, не стыдно за свои поступки. Не самодовольство, но чувство полной свободы, равновесия, гармонии. Это были крайние эмоции. Это был смех, были слезы, все вместе. Плакала от счастья. Какие-то хитросплетенные обстоятельства, видимо, вызывают крайние эмоции. Немую тоску влечет потеря близких людей. Не умею расставаться. Я большой противник любых привязанностей. Не завишу от сигарет, алкоголя, не принимаю наркотики, я могу жить без спорта, хотя занимаюсь им, могу без сладкого или без соленого. Стараюсь быть вне этих систем. Но люди, да, вызывают привязанности. И очень больно их терять. Такие крайние эмоции. Чувство несправедливости трогает. Сейчас меньше, стараюсь уравновешиваться, объяснять себе, что мир сложен и жесток. Но многие процессы в городе, в стране, возмущают. Досадно, что от невежества люди сами себя уничтожают, что с таким потенциалом и ресурсами мы не достигаем ничего, и даже не выходим в «ноль». Что еще меня трогает? Вот недавно у меня в беду попал друг. Отозвалось много-много сотен людей. Смотрела на водопад сообщений, с которыми не справлялась, и плакала от счастья, что люди такие. Не то, чтобы не ожидала. Знаю, что люди прекрасные, постоянно встречаю. Но, когда такой шквал, – потрясает. Трогает, когда просыпаюсь утром и вижу записку: «Мамочка, это для тебя», – и завтрак на столе, который ребенок мне приготовил. В такие моменты плачу. Много таких вещей. Я же обычный человек. Обычный, но определенно счастливый человек.

Дружить с Мириам

Фото: София Возняк 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.