Любить – трудно. По-настоящему трудно.

И речь сейчас не только о любви, в которой принято целовать человека в труднодоступное место и сходить с ума от теплых прикосновений ладони. Речь о любви в самом широком ее смысле. О любви разной – большой и маленькой. Например, трудно любить свою приятную и высокооплачиваемую работу, когда ее график не разрешает тебе спать ночью и есть днем. Трудно любить страну, которая ломает в тебе гуманность, бьет по лицу хамством и социальными проблемами. Трудно любить собаку, которая съела твои любимые ботинки и укусила соседского кота за лысый хвост. В конце концов, трудно любить людей – они умирают. Они, правда, умирают. Без предупреждения и смс. Катастрофа чувств неизбежна – искреннюю любовь всегда режут будни, сложности и отчеты в электронном виде. Поэтому иногда мы подсознательно отказываемся любить. Просыпаемся утром, кипятим чайник и, надев серую футболку и панцирь из забот, просто идем проживать эти дни. Так выгоднее и спокойнее – висок не пульсирует от переживаний и шансы на горе очень снижаются.-___20160413_1123530848Любить – трудно. По-настоящему трудно.

— А знаешь, я опять влюблен! – мой друг, запивая курагу холодным ромом, делился новостями. – Клянусь, влюблен!

— Ваня, ты постоянно влюблен. Это у тебя отклонение такое. Клиническое.

— Это не отклонение. Это – Киев, Жень. Киев. В нем очень просто любить.

Тогда я не поняла ни слова. Причем тут Киев к уже летнему обострению? Почему именно в Киеве просто любить? В Черкассах и в Вильнюсе сложнее? Почему он жрет курагу в баре? И, что, вообще, значит, «просто любить»?

— Дурак ты, Вань.

— Просто я научился видеть.

Мысль эту я, конечно же, забыла. Носила серую футболку и кипятила чайник по утрам, пока ко мне на остановке не подсел колоритный мужчина. От него пахло позавчерашней неделей, а ботинками служили плотные пакеты поверх дырявых носков. Он внимательно осмотрел меня и хриплым голосом сказал:

— Девушка, вы такая красивая. Красивая, как Андреевская церковь ночью. Выходите за меня?

И я все поняла. Я поняла и Ваню и романтичного бомжа. В Киеве очень просто любить. Правда.___1_20131011_2021260588Здесь атмосфера, возможности и смыслы – все подталкивает тебя к любви и облегчает условия. Ну, невозможно же отказать чувствам, когда ты находишься в летней столице. От нее пахнет раскаленным асфальтом, лимонно-шоколадным мороженым и соленой рекой. В это время, из-за жары, совсем не хочется работать. Страдать невозможно – кругом клубника и полуголые люди. Скучать – неинтересно. Остается только любить. Научившись видеть, начинаешь замечать удивительные вещи. Вот, например, в «Метрограде» носятся потерявшиеся люди. Накручивая пятый круг по подземелью, они бьют друг друга по лбу тонированными дверьми и смешно ругают архитекторов, как профессию и строителей, как личность. Продавец кукурузы в девятнадцатый раз объясняет, как выйти на Льва Толстого и покрывается аллергическими пятнами. Присмотревшись, начинаешь любить эту суматоху и не устаешь шутить. Шутить в сотый раз про лабиринты в самом центре города.

Невозможно отказать чувствам, когда ты гуляешь по одной из набережных столицы. Во-первых, это красиво. Влюбленные пары, скрестившись руками, забывают смотреть под ноги– так им хорошо в этом моменте. Собаки гавкают на велосипедистов, а бариста возле кофейной машины скрутил из пластиковой трубочки кривое сердце и дарит его девочке. Небо над рекой какое-то особенное. Звезд не видно, но ты знаешь, что они там точно есть. И они сейчас ближе, чем когда-либо. Невозможно же не любить Днепр! Купаться, конечно, необязательно, но любить хочется.____1_20130912_1138472510Невозможно не влюбиться на Подоле. Здесь обязательно произошло или произойдет, что-то очень интимное и важное для вас. Наверняка, не существует места в Украине, где больше влюбленных, чем здесь. Один тут влюбился в девушку; другой любит архитектуру и муралы; третий – уличного музыканта, что поет на несуществующем английском языке, а четвертый влюблен в фалафель и рисовую лапшу. А сколько здесь баров! Когда пьян, особенно просто любить.

В Киеве очень просто любить себя. Здесь можно работать в сфере, которая тебе близка. А если не получается – можно ее придумать, назвать start-up’ом и торговать услугами енотов, консультирующих моржей. И про вас будут знать, потому что в Киеве очень просто работать – любой идее дают шанс. Здесь очень просто быть красивым – занимайся любым видом спорта, стриги волосы на фестивалях, стильно одевайся на городских барахолках. Здесь ты обязательно начинаешь себя любить даже, если тебя по-прежнему бесит форма твоих ушей. Просто здесь ты занимаешься тем, что нравится и делаешь то, что хочется.___1_20131011_1583091979Здесь проще любить страну и мир, имея возможность путешествовать. Зарабатывай деньги тем самым start-up’ом с енотами и садись на самолет. Бронируй место у окна и лети, где не был. Согласитесь, сбежать из страны проще всего именно из столицы. Но как же тянет в нее вернуться, черт возьми. Как же тянет.

А как здесь просто любить в том самом интимном смысле. Из трех миллионов человек обязательно найдутся именно те, что близки тебе вредными привычками, чувством юмора и сердцем. В центральном парке можно целовать в лоб родного человека, на летней террасе пить любимое прохладное вино, а в переходе купить у бабушки три свежесрезанных цветка и подарить их маме. Бабушки, что продают цветы, обязательно предложат вам орехи, творог и вязаные варежки. Варежки в июне. Круто, правда? Вот и я говорю. Стоит только научиться смотреть и видеть.

Невозможно не любить этот город. Невозможно не любить в этом городе.__1_20131010_1634009567— Замуж не пойду. – Я улыбнулась моему неумытому спутнику и виновато развела руками.

— Это потому, что у меня машины нет?

— Нет, это потому, что я замуж по любви хочу.

Такого глубокого понимания, чем в глазах этого бомжа, я не видела больше ни на одном лице. Казалось, что ему разбили сердце, но он сильный, он выдержит, послушает песни «Сплина» и забудет. Поджав губу, он одобрительно закивал головой, и, опустив глаза, обиженно отвернулся. Это было так живописно. Мне хотелось хохотать, но я постеснялась.

— Не расстраивайтесь! – на мне стали застывать удивленные взгляды прохожих. Сижу, утешаю бомжа с пакетами на ногах. – И вы полюбите.

— А я уже люблю! – бодро прохрипев, мой новый товарищ попытался встать со скамейки и зазвенел тарой в авоське.

— Кого?

— Переход на вокзале. Как же там пахнет жареными беляшами, дочка… Как же пахнет…

Любить – просто. В Киеве по-настоящему просто любить.

Иллюстрации: картины киевского художника Андрея Куцаченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.