Опасный синдром возвращения домой, который переживает каждый путешественник, закончен. Вернувшись в Киев из Америки, где я провела 5 недель, я целый месяц чувствовала себя лакмусовой палочкой, которая пытается приспособиться к среде. Но вместо этого я все еще меняю своё окружение, мир вокруг, плейлист, мнение о мнении окружающих. Американская мечта сформировалась в моем сердце не в большой дом с зеленым газоном и террасой с плетеной мебелью, а во внутреннюю свободу, которую ты можешь брать с собой в любое путешествие.

atlanta-819326_1920Атланта совсем не тот город, куда обычно мечтают попасть, когда думают про поездку в Штаты, но тут определенно хочется остаться. После громкого, быстрого, эмоционального Нью-Йорка, который заменит базовый курс выживания для любого, Атланта, штат Джордия, стала мне домом. Она приняла меня сразу же, с порога, разрешив остаться на чай и заглядывать в гости. Это южный город, в котором тепло не от погоды, а от людей.

В Атланте, чтобы тебе было комфортно, выходя из дома, нужно брать зонт, теплую куртку, наматывать шарф и при этом быть в шортах и босоножках. Горожане приспосабливаются к погоде, а город берет с них пример и развивается с невероятной скоростью. За чуть меньше, чем двести лет, от населенного пункта с десятком жителей Атланта выросла до рекордсмена с самой быстрорастущей городской агломерацией* в Соединенных Штатах, и сегодня это больше, чем 5 миллионов людей. При этом самые большие очереди я наблюдала в аэропорту города, который лидирует и по пассажиропотоку, и по количеству взлетов/посадок и, как оказалось, самый загруженный в мире. В Атланте нет ярко выраженного центра, своего Майдана или Times Square, город делится на районы, а жители живут за или в периметре.

Передвигаться по Атланте быстро и комфортнее всего на Uber или Lyft и это дешевле, чем метро, особенно, если ты соглашаешься «поделить» поездку с другим пассажиром. Меня чертовски разбаловал этот сервис: подвязываешь к приложению на телефоне свою карту, вызываешь машину, видишь, как двигается водитель и когда выходить, и никаких «Машинку заказывали? А куда подъехать? А помельче нет?». Иногда в машине есть вода, а если повезет, можно вообще разговориться и получить билеты на джазовый фестиваль со скидкой от местного барыги. Открытые двери в домах в благополучных районах, открытые окна и запах марихуаны, с которым у меня ассоциируется Америка, открытые до абсурда люди, которые готовы выложить историю жизни как в транспорте, так и на вечеринке. И все это заставляло мою внутреннюю «бабушку на лавочке», любительницу пообсуждать кто как одет и кому что делать, молчать и не появляться больше никогда. photo-1453301109223-3e2085a1e69d-minВ Америке открытость взглядов во всем. В хипстерском районе Edgewood находится самая большая церковь штата, названная в честь Мартина Лютера Кинга. Тут же расположен самый классный бар «Sister Louisa’s Church of the Living Room & Ping Pong Emporium», с надувной женщиной на потолке. Никому это не мешает жить.

Пока в церкви, как в кино, речь пастора может быть напоминанием об оплате налогов в этот вторник, а хор дружно поет «The God is awesome», мы стараемся найти идеальное пиво. Дело в том, что в каждом баре есть около 30 сортов местного пива и за все время я не смогла запомнить ни одного названия. Полагаясь на вкус бармена, пытаясь объяснить, что такое «Белое, нефильтрованное», я всегда получала нечто странное, горькое, иногда с нотками апельсина.

В архитектурном плане Атланта меня немного разочаровывала, но это никак не связано с плохим вкусом местных архитекторов. Просто за свою историю она дважды пострадала от пожара. Именно тут в разгар Гражданской войны генерал Шерман применил тактику «выжженной земли» и сегодня по всему городу можно встретить 40-50 зданий, которые сохранились с тех времен. Один из них – дом-музей Маргарет Митчелл, которая написала «Унесенные ветром». Задирая голову к небоскребам, которыми застроен центр города, я радовалась количеству строящихся домов, общежитий, отелей и развитию: Атланта постоянно строится и принимает конференции, съезды, в 1996 году здесь проходили Олимпийские игры, а сейчас находится самый большой аквариум в мире. Это родина Coca-Cola, поэтому заказать тут содовую приравнивается к смертному греху. Тут находится штаб-квартира CNN, а местные шутят, что они больше времени проводят в их столовке, которая похожа на фудкорт, чем за просмотром новостей. В лофтах сидит команда креативных ребят из сервиса «Mailchimp», благодаря которым из мейл-рассылки можно сделать конфетку. Кстати, любители «Ходячих мертвецов» и мема про Карла, посмотрите сериал внимательнее, его снимали именно тут. А в апреле в прокат вышел «Карантин», сериал про неизвестный вирус, из-за которого часть города закрыли в карантине. Fun fact: согласно сценарию, пациент X, с которого началось заражение, был найден на заднем дворе дома, где мы жили. sculpture-668010_1280В Америке, глядя на человека, всегда видишь его улыбку. Меня останавливали на улице и спрашивали, где я купила такую шикарную юбку, делали комплименты в общественном транспорте. Для большинства улыбка стала скорее рефлексом, привычкой отвечать без слов на взгляды, которыми ты обмениваешься в метро. И все же этот рефлекс дает тебе подзарядиться и ты не можешь не улыбнуться в ответ.

Но есть и обратная сторона. Как с погодой, когда в любой момент начинается дождь, при всем южном тепле, свои проблемы, сестра, разгребай сама. Тебе помогут подняться на улице, если ты упала. Протянут руку помощи в буквальном смысле. Но представить сбор денег на фейсбуке ради личной инициативы и такое активное движение по схеме «кум-брат-сват», не могу. Ты – сильная и независимая женщина, повторяет реклама, билборды и, будь добра, возьми себя в руки.

Глядя на наших людей, можно иногда увидеть душу. Потому что если нашим людям плохо, больно или их обидели, то об этом узнает весь трамвай. И любой может вызваться подтереть нос или дать платок. Американцы, мне кажется, не привыкли видеть слезы. После 18-часового автобуса в Нью-Йорк я расплакалась в аэропорту, когда узнала, что не смогу позвонить из-за того, что в терминале нет вай-фая. Бедный начальник охраны японского суши-бара Джеф так испугался, что провел меня на кухню, дал набрать номер с рабочего телефона и потом еще и заставил взять на борт фруктовый салат.

Когда я перестала искать на улице кофейные машины и улитки, то Старбакс стал моим офисом и убежищем от жары. К слову, на кондиционерах в Америке не экономят, так что можно простудиться, просидев под потоком воздуха несколько часов. Старбакс тут не возносят, хотя есть за что. Ты можешь быть уверенным, что карамельный макиатто так же хорош в аэропорту Атланты, как в центре Нового Орлеана и Нью Джерси, а бесплатный вай-фай и розетки будут под каждым столом. Кстати, если когда-нибудь вы случайно возьмете чужой кофе, как я, когда чуть не унесла имбирный лате, перепутав стаканчики, вам будут обязаны сделать новый. Если в Киеве работать в кофейне – норма, то в Атланте есть всего несколько кофеен, куда можно прийти с ноутбуком и засесть на несколько часов. Турецкий «Ebrik Coffee» и хипстерские «Dancing goats».

Конечно, чтобы чувствовать себя комфортно в любом из американских городов, нужно приезжать с деньгами. 4 доллара за кофе, плюс налоги. 20 долларов на обычные покупки в магазине, чтобы приготовить ужин. 30 долларов за поход в кино (только за одного человека). Проезд в транспорте около 50 гривен, а дурацкий калькулятор жадности в голове, который любезно переводит доллары в гривны, не делает привыкание более приятным. После того, как я заказала пиццу, заплатив картой ПриватБанка, и получила сообщение, что с моей карты «успешно снято 405 гривен», я не чувствовала себя ни капельки успешной, зато пицца, казалось, была лучшей в моей жизни.photo-1465657617727-18fdde26533e-minНаличными пользуются крайне редко. Поэтому, когда местные бездомные спрашивают, есть ли у тебя немного мелочи, ты ни разу не врешь. Единственный раз, когда я сняла деньги, была поездка на автобусе в другою часть города. Но, когда я показала 20-ти долларовую купюру, женщина-водитель покачала головой со взглядом в стиле «а помельче не найдется», но сжалилась, и я проехала половину города бесплатно. В другой раз, кстати, мои карточки не принимало местное метро (MARTA), но добродушный офицер-румын, пропустил меня бесплатно, объясняя, что наши нечипованные карточки тут не работают. Для сравнения: в Новом Орлеане, более туристическом городе, где разрешено пить на улице, перед нами захлопнулась дверь трамвая, когда мы хотели провернуть фокус «ой, а что, нельзя картой заплатить за проезд?», а найти официантов, которые улыбаются, сложнее, чем трезвых людей на улицах.

Пожалуй, вещь, по которой я скучаю особенно сильно: вода, которую подают во всех заведениях перед тем, как приносят еду. Вместе в водой обычно подают безупречный сервис. Да и общение с официантами, бариста, почтальонами, портье намного проще. Они открыты, они советуют, что сегодня вкуснее, и они готовы принести тебе новую порцию, если они не правы или ты недоволен. Клиенториентированность на таком уровне, что ты не можешь не оставить чаевые и это принцип работает как часы. Sir, Madam, Miss – и ты сам обращаешься к ним именно так, потому что работу любого человека принято уважать. Быть старше 25 и жить с родителями стыдно, и поэтому молодежь работает везде, где может, и ищет себя во всем. В свою очередь работодатели иногда готовы принять на работу девушку с фиолетовыми волосами, парня с тату на руках, и проводят собеседования в местных кофейнях. У пастора могут быть татуировки. Гей может возглавлять мэрию. Главный месседж, которому хочется учиться, повторяет слова моей мамы и героя из фильма «Дьявол носит Прада» – да работай хоть стриптизершей, просто будь при этом честным человеком.

По выходным жители города рассредотачиваются по фестивалям и паркам, по вечерам ходят в театр «Fox», смотрят бейсбол и баскетбол, и не забывают заботиться о городе. Главным примером высокой социальной активности жителей Атланты и локальной инициативы, которую поддержало правительство, является «Atlanta Beltline». В прошлом это была кольцевая железная дорога вокруг города. В 1999 году выпускник местного политехнического университета придумал проект ее возрождения – его просто раздражало отсутствие транспортных альтернатив в городе, и таким образом он сдал дипломную работу по архитектуре. Вместе с друзьями он разослал около 2000 копий работы активным и известным горожанам, основал в 2005 году проект, получил финансирование от налоговой службы и одобрение от местной транспортной компании и до 2030 года идет обновление тропы. Сегодня это must see, 22-милевая велосипедная дорожка, вдоль которой проходят концерты и выставки современного искусства под небом, строятся самые дорогие и красивые лофты, находятся стильные бары и кофейни.

Вопреки распространенному стереотипу про ожирение, я впервые в жизни видела столько людей, которые бегают, ездят на велосипедах, роликах, ходят на йогу, в спортзал, играют в теннис в парке и следят за собой. И главное, что американцы обычно могут делать это в любом районе города, а затем зайти на кофе в спортивном костюме. Они занимаются в джиме спортом, а не селфи-мейкерством и всем абсолютно плевать, если ты одет в обычные конверсы. Главное — результат.atlanta-70847_1920Я вспоминаю, как лет в 17, когда я работала гидом для американских студентов, они стрессовали по поводу того, нужно кричать непроизносимое название улицы в маршрутке, искали указатели на улицах, искренне удивлялись злым консьержкам и не понимали хамства обслуживающего персонала. Это и правда дико. Как и то, что мы с этим мирились долгое время. Но что-то меняется в нашем обществе. Медленно, но механизм запущен. Как в рассказе Рея Бредбери «И грянул гром»: взмах крыльев бабочки, одно осознанное действие ведет к радикальным изменениям, а настроение в крови у молодых, смелых и прогрессивных украинцев как раз, как у Цоя: «Перемен! Требуют наши сердца!»

Атланта, расправившая плечи – феникс, возрожденный из пепла. Стоит действительно брать с нее пример. Стоит уезжать, чтобы открыть для себя другой опыт. И стоит возвращаться, чтобы, взяв лучшее, отдать его своей стране, городу, району, семье и себе.

Текст: Anna Pykhtina 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.