В рубрике «Нам надо поговорить» мы общаемся с интересными людьми различных профессий.

Я тщетно пытался вспомнить день, когда мы с ней познакомились.

Помню только, что мы очень громко смеялись. А для меня этого всегда достаточно, чтобы понять, что мне интересно с этим человеком.

Я знаю её только с хорошей стороны. Знаю, как легка она на подъем, как ответственно относится к своей работе и какой у нее потрясающий почти трехлетний сын, у которого, к слову, есть даже аккаунт в фейсбуке.

Мне хотелось понять, с чего все начиналось, как она относится к своей работе, к своей жизни и, собственно, к самой себе.

IMG_5787-min

Татьяна Гринева – соосновательница bit.ua и Fitness Geek Camp.

— Чем ты занималась до bit.ua?

— Я занималась разными интернет-проектами. Одним из них был Izum.ua. Но я не очень-то люблю вспоминать сейчас этот факт из своей биографии — решила даже удалить его из Facebook.

— Но мы его впишем.

— Ну хорошо. Про izum.ua: я написала бизнес-план, собрала команду и, кажется, за три года проект стал прибыльным. А потом я поняла, что хочу это все завершить. Я не могла там полноценно делать то, что мне нравится. А bit.ua дал мне такую возможность.

— А ты пишешь для bit.ua или ты просто сидишь и наблюдаешь?

— Ну, если вариантов всего два, то второй (так как не пишу почти). Понятное дело, кроме того, что видит читатель, есть еще огромная «подводная» часть айсберга. Никто же не знает, откуда берутся деньги, рекламодатели, как развивается маркетинг.

— Сколько у вас сейчас в штате человек?

— Около двенадцати, плюс фрилансеры. Вообще, в первой редакционной команде было всего лишь два человека, и мы писали только о моде.

— Серьезно?

— Да. Сначала Be in Trend был интернет-магазином. Мы продавали вещи украинских дизайнеров, и я была вся такая fashion addicted и даже ездила на Недели моды в Лондон и Милан. Мне все это страшно нравилось и казалось какой-то мечтой. Ну а сейчас ты можешь проследить эволюцию BIT от модного издания до немодного.

 

— Ты помнишь, когда на bit.ua вышла статья политического характера, и ваши читатели сравняли вас с землей? Как вы пережили эту облаву негативных эмоций? И зачем вообще нужна была эта статья? Дело было в деньгах?

— Мы делали серию материалов про кандидатов в мэры. И тот человек, о которым ты говоришь, был одним из них.  Так как я ничего не понимаю в политике, они все для меня одни на одно лицо. Да, это вылилось нам в кучу грязищи. Но в той статье не было никакой пропаганды. И я не думаю, что одной статьей можно испортить все. Тем более, мы прекрасно знаем, кто занимается такими негативными комментариями – те, кому больше нечем, собственно. Вообще, 80% комментариев в интернете – негативные. Если люди думают о чем-то хорошем, они просто ставят «лайк». А когда им не нравится, они стараются поскорее об этом высказаться. Все закономерно.

— Я это все веду к своему следующему вопросу. Есть ли какая-то грань в журналистике?

— Есть грань человечности и здравого смысла. Нельзя публиковать то, что сделает кому-то плохо. Нельзя оскорблять. А все остальное достаточно интуитивно. Главное оставаться человеком в любом деле. А вот юмор, например, это дело субъективное. Кому-то он присущ, а кому-то нет.

IMG_5762-min

— Уверен, что ты сталкивалась с этим в работе. Какая ситуация сейчас с хорошо пишущими людьми?

— Ну, это вопрос из серии «Есть ли жизнь на Марсе?» Вообще, в среднем по больнице люди пишут плохо. И талант писательский вообще не зависит от образования. Скорее, от образованности, кругозора, интеллекта, конечно же. Есть такая книга у Фрейда «Остроумие и его отношение к бессознательному». В ней все о природе остроумия: откуда берется юмор, как сделать смешно и определяется ли это каким-то алгоритмом. Текст довольно скучный, конечно, но красота (как и смысл), как мы знаем, в глазах смотрящего. И вот Фрейд говорит, что шутка – это связь между чем-то бессвязным. То есть, юмор – это всегда что-то неожиданное. И чтобы говорить смешно и интересно, писать смешно и интересно, нужны интеллект и образованность. Короче говоря, хорошо писать (как и шутить) может только человек умный и начитанный.

 

— Что тебе, как владельцу, не хватает для bit.ua?

— Элементарно мне не хватает времени. Хочется делать какие-то классные мультимедийные проекты. Снимать видео, делать подкасты, наполнить, наконец-то, наш youtube-канал, а то он как-то «занепав». Нам нужно больше минералов, как говорится. И никогда не будет хватать авторских текстов, которые ты так любишь. Всегда будет хотеться больше. Я могу с уверенностью сказать, что 70% текстов на BIT я бы разослала всем с пометкой «смотри, какие классные». Разослала, будь мое время действительно резиновое. Остальные 30% — это «такое». А то, что нам кажется плохим, мы не делаем, ясное дело.

 

— Чем ты занимаешься помимо BIT, который мы уже час обсуждаем?

— Ну, во-первых, я еще занимаюсь таким проектом как Fitness Geek Camp.

— О, кстати, расскажи мне, как ты сошла с ума и стала бегать по 20 километров?

— Ну я не сошла, а подсошла, скажем так. Я бегаю уже давно, но активизировалась после рождения ребенка. Почти три года назад. Мы решили сделать такую скромную тусовочку для умных и красивых. В прошлом году я познакомилась с двумя барышнями, которые стали моими близкими друзьями: Машей Мюллер и Аллой Клименко. Маша уже восемь лет занимается йогой, и даже пробежала два марафона: в Рио-де-Жанейро и Сингапуре. Алла Клименко — коуч, тренер по счастью и психолог, которая изменила жизни очень многих людей (лично я знаю таких достаточно). Я могу еще много рассказать о них обеих хорошего, но суть не в этом. Короче, мы решили сделать такой себе клуб, «тусовочку» на выезде. Fitness Geek Camp – это стиль жизни, в первую очередь. Мы организовали первую поездку-лагерь, собрали за три дня тридцать человек, провели весело и с пользой время, вернулись, выложили фотографии и поставили на этом точку. И сразу же нам начали писать, мол, а когда же будет продолжение? И вот я вернулась на днях из пятой поездки Fitness Geek Camp.

— А какой процент мужчин в вашем лагере умных и красивых?

— Сейчас где-то процентов тридцать.

— Чем еще занимается Таня Гринева?

— Ну, я веду еще передачу на «Просто радио». А вообще, пользуясь случаем, хочу сказать, что у bit.ua скоро появится мобильное приложение. Можно же похвастаться?

— Нет, Таня, нельзя.

IMG_5731-min

— Как на тебя повлиял BIT?

— Я стала свободной. Я вообще очень рада, что вот ты тоже сейчас отправился в свободное плаванье. К слову, когда ты начинаешь заниматься своим бизнесом, ты можешь работать в любое время (помнишь это «работать на себя чудесно — ты можешь выбрать любое время в сутках для работы. Любые 20 часов). Это совершенно не расслабляет. Ведь у тебя нет никого, кто тебя контролирует. Хочешь не работать – не работай. Хочешь спать до обеда – спи на здоровье. Но я могу тебе точно сказать, что до обеда я не сплю, и я сейчас работаю намного больше, чем когда я работала на кого-то. Сладкое чувство свободы кажется сладким в самом начале. Чем больше свободы – тем больше ответственности. И я знаю, о чем я говорю. Если у тебя есть какие-то амбиции – они не дают тебе спать. Не дают спокойно реагировать на негативные отзывы, потому что эти отзывы касаются дела, которое ты сам придумал. Это, с одной стороны, круто, потому что двигает тебя вперед, а с другой – это доставляет определенный дискомфорт. Я, например, не могу себе позволить уехать в отпуск и отключить телефон на две недели. Но в то же время, эта свобода позволяет тебе заглянуть внутрь себя и двигаться так, как хочется тебе. Поэтому девиз 2016 года – это «Осознанность!»

 

— Я, кстати, довольно часто слышу от людей, которые пытаются связаться с тобой по рабочим моментам, что ты высокомерная, грубая и, не будем ханжами, просто стерва. 🙂 Ты что, правда такая стерва, Таня?

— Назови фамилии 🙂 Хотя ладно, не называй. Сама найду. Но, на самом деле, это очень грустно. Во-первых, большинство людей поверхностны. И мыслят двоичной системой «плохой-хороший». Не бывает такого. Ну, и у меня нет никаких причин быть высокомерной или пафосной.

— Ты не Камалия, в конце концов.

— И то верно. Я не могу купаться в шампанском и выступать в Лос-Анджелесе, как она. В любом случае, я очень ценю самоиронию и здравое чувство юмора. А те, у кого его нет, и считают меня пафосной стервой. Понятно вам?  Тут надо еще и понимать, что когда у тебя много знакомых, подписчиков и людей, которые тебя знают, то все они всегда что-то от тебя хотят. В моей работе есть некий процесс. Когда мне приходит письмо от человека о том, что у него там что-то новое открылось и, мол, напишите о нас, у нас же с тобой, Таня, общие знакомые, а у тебя же bit.ua, я всегда отправляю его к человеку, который конкретно занимается данными вопросами в моем медиа-ресурсе. Каждый кусочек работы делает отдельный сотрудник. Я просто переключаю заказчиков на каждого, кто занимается проблемами по данному вопросу. Ничего личного. Просто у меня нет возможности общаться с кем-то еще час.

— Мы теперь об этом напишем и пусть все будут знать, что никакая ты на самом деле не стерва.

— Ага, конечно. Теперь все еще больше будут думать, что я стерва, еще и нахалка. 🙂 Причем, я сама часто пишу людям по рабочим вопросам. «Лидерам мнений» пишу, «знаменитостям» пишу. И тоже бывает, что они мне очень долго не отвечают. Мое сообщение висит у них непрочитанным днями. И я понимаю, что это не потому, что они хотят меня обидеть или проигнорировать, а потому что, элементарно, у них нет на это времени.

— Таня, ну я знаю, что ты никакая не стерва. Но, в то же время, я знаю, что ты презираешь так называемую человеческую тупость и очень яростно пишешь об этом.

— Это правда. Но я стараюсь работать над собой в этом плане. Конечно, я хочу, чтобы все работали вокруг меня хорошо, как часы.

— Но ты же понимаешь, что это невозможно.

— Знаешь, как говорил Клим Чурюмов, дедушка той самой Маши Мюллер – «К Марсу надо стремиться!». Почему нельзя стремиться к хорошему? Публикуя у себя на странице стремные пресс-релизы, сообщения или жизненные ситуации, я могу как-то повлиять хотя бы на того же пиарщика. Я осознаю, что может показаться кому-то обидным, и стараюсь писать так, чтобы никого не задеть. Поэтому ирония, сарказм и, конечно же, юмор – это очень важное оружие.

— Мне ли не знать.

— Но, к сожалению, буду честна, многие люди – тупые. Я стараюсь относиться к этому как доктор. Но так или иначе, мир состоит из мнений, все люди разные и для кого-то ты умный и смешной, а для кого-то – сноб и придурок. Мы не можем для всех быть классными.

IMG_5782-min

— Часть вторая: личная. Кем ты хотела стать в детстве?

— Учителем математики, как мама. Я же мехмат окончила. У меня первое образование – математическое, а второе – финансы.  Я очень хорошо считаю. Когда я заканчивала университет, мечтала стать финансовым аналитиком. Я даже написала бакалаврскую и дипломную работы о Forex. Умею торговать на финансовом рынке, кстати.

— Кто бы мог подумать.

 

— Ты же сама растишь ребенка, да?

— Да, сама. Мой бывший муж переехал в другую страну. Иногда, по приезду в Украину, он проводит время с сыном.

— И как оно?

— Как быть матерью-одиночкой? Ну, как видишь, у меня есть время и на фейсбук, и на спортзал 🙂

— Я не о том. Есть же тонкая грань, на мой взгляд, между матерью-одиночкой, которая вызывает сочувствие, и той, которая вызывает восхищение.

— Я не вызываю сочувствия?

— Нет, конечно. Это, опять-таки, стереотип о том, что если женщина сама растит ребенка, делает свой бизнес и успевает все на свете, то она – героиня. Для меня это кажется вполне нормальной и естественной вещью.

— С другой стороны, мне кажется, я и многие другие женщины заигрались в эту игру под названием «я сильная». Типа, я все умею, мне никто не нужен, я все смогу сама. Это не так. Условно, если прагматично смотреть на жизнь, то я действительно могу сама себя обеспечить, обеспечить своего ребенка и своих родителей. То, чего я хочу достичь, я тоже могу достичь сама. Есть второй мир – женщины на содержании. Которые хотят удачно выйти замуж, ездить от салона к салону и не париться вообще ни о чем.  Потому многие женщины хотят быть сильными и независимыми, чтобы не стать вот этими салонными красавицами. Но мир не черно-белый: и, во-первых, каждый сам себе выбирает свой путь. Если тебе комфортно не работать, и ты считаешь, что ты можешь быть прекрасной матерью, хозяйкой и женой, — это отлично, несмотря на стереотипы (да кто их вообще придумал?). И вот я веду к тому, что мы действительно сильно заигрались в этих сильных женщин. Это грустная история, на самом деле. Женщина не должна быть сильнее мужчины. Должна быть гармония. Пам пам.

 

— Ты боишься старости?

— Боюсь. Боюсь и отчаянно с ней борюсь. И еще постоянно пытаюсь выяснить, что такое старость.

— Ну, старость – это же не только морщины. Это, все-таки, состояние души. Можно и в тридцать резко постареть.

— Я тебе скажу больше. Старость – это когда человек живет прошлым. Старики действительно живут прошлым. Я с грустью наблюдаю за многими людьми, которые постарели и понимаю, как мне делать не надо. Я пытаюсь словить этот момент, когда начну ностальгировать по былым временам, и отодвинуть его как можно дальше.

— Такая грустная нота нашего интервью.

— Есть немного.

IMG_5829-min

Мы проговорили почти два часа. Большая часть нашего разговора была настолько оторванной от жизненных проблем, что просто не уместилась в интервью.

И, несмотря на то, что вы это не прочувствовали, мы снова много смеялись. Много, громко и по-настоящему, как и при первой нашей встрече.

 

— Нам нужно обсудить что-то веселое, чтобы разбавить текст.

— Например?

— Твои любимые виды наркотиков?

— Не скажу.

— Вот и хорошая концовка.

дружить с Таней в фейсбук

фото: Алена Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.