В рубрике «Нам надо поговорить» мы общаемся с интересными людьми различных профессий.

Я до сих пор не понимаю, почему так сильно оттягивал этот разговор и не звал Юлю гораздо раньше.

Но, видимо, случайностей не бывает.

Сегодня я расскажу вам об одной сильной девушке, которая, надеюсь, сможет вдохновить вас так же, как вдохновила в этот вечер меня.

Юлия Гвоздева – кондитер, создатель собственной домашней кондитерской «Julia Gvozdyova. Home Bakery».

Blog-16

— На самом деле, сколько я тебя помню, ты всегда занималась десертами. Как долго ты в этом деле?

— Три года.

— Мне даже казалось, что больше.

— Да, в феврале будет уже ровно три года.

— Как ты к этому пришла?

— Как я до этого докатилась? 🙂 Все, что у меня сейчас есть – это результат череды каких-то случайных встреч, знакомств и событий. Я начала просто увлекаться выпечкой, потому что, откровенно говоря, мне было скучно и нечем заняться. Устроилась помощником повара в сеть суши-ресторанов, проработала там три месяца и ушла, потому что просто надоело. Но ирония в том, что первый кондитерский заказ мне поступил от моих бывших коллег из того самого ресторана. Начала готовить, фотографировать, получать заказы посредством «сарафанного радио». Потом был первый «Ресторанный день» в Киеве, где мы с моим другом представили авторские десерты. Было около пятисот гостей – мы даже не ожидали! И этот первый «выход в свет» дал развитие моей деятельности. Потом я начала работать со своей подругой, мы долго искали профессиональную кухню, но, увы, так и не нашли. Большинство из доступных нам вариантов состояло из какого-то советского барахла, и нам, по понятным причинам, это не подходило. У меня сейчас дома большая кухня, на которой я и работаю.

— А на кого ты, кстати, училась?

— На менеджера внешней экономической деятельности 🙂 После получения диплома бакалавра я пошла печь, и ни дня не проработала по специальности.

— А как все начиналось? Удавались ли десерты? Были ли какие-то негативные отзывы?

— Удавалось все, на самом деле. И негативных отзывов тоже не было. Первые торты были опробованы на семье. И, вроде как, все было нормально. Да и за время первых заказов и «Ресторанного дня» были только положительные отзывы, что придавало мне уверенности в правильности моих действий.

 

— Ты же уже давно все делаешь сама. В пять утра встала – в четыре утра легла. И торты эти ваяешь как бешеная. Почему ты не ищешь себе помощников?

— Мне не везет с ними.

— А ты давала какие-то объявления?

— Конечно! Я много раз писала, искала и даже проводила мини-кастинги между кондитерами. Никто не подошел.

— А как ты их отбираешь?

— Мне важно, чтобы с человеком было легко, и мы были с ним на одной волне. Чтобы он понимал, чего я хочу, и делал примерно то же самое.

— Сейчас мы найдем тебе помощников среди читателей.

— Было бы отлично! Просто каждый, с кем я работала, внезапно решал, что он может тоже все делать самостоятельно, и уходил. Поэтому мне с каждым разом все сложнее доверять помощнику, открывать ему рецепты, все расписывать и всему учить. Я становлюсь все осторожнее и, пока не падаю от нехватки сил, справляюсь со всем сама.

Blog-11

— Я сейчас спрошу у тебя немного о личном, потому что знаю, что ты много об этом писала и через многое прошла. Ты ведь догадываешься, о чем я.

— Я сейчас уже не боюсь об этом говорить. Да, это правда – у меня была анорексия. Это был переходный возраст, переломный момент, когда я съехала от родителей и начала жить сама, это был период моих первых серьезных отношений и период наибольших стрессов. Анорексия же началась, когда меня бросил парень. Я решила, что дело, конечно же, во мне и надо кардинально себя изменить.

— Сколько тебе было лет?

— Семнадцать. Вообще, анорексия – это заболевание, связанное, в первую очередь, с нервной системой. Когда ты худеешь, ты уже не замечаешь этого. Ты смотришь на себя в зеркало и думаешь, что можно похудеть еще и в ногах, и в руках, и еще чуть-чуть здесь и чуть-чуть там. Первой свое внимание на это обратила моя мама. Мол, что-то со мной не так, нездоровая худоба и так далее. А что же я? Все то время, когда я болела анорексией, я не понимала, насколько я худая. Мне казалось, что и этого все равно недостаточно. Это сложно объяснить, сложно рассказать о том, что ты чувствуешь внутри в этот момент и я рада, что все это прошло. Но это такой опыт. Надо быть осторожнее.

— Насколько я помню, после этого ты стала стремительно набирать вес.

— Не по своей воле. Во время анорексии у меня начались серьезные проблемы со здоровьем. У меня было несколько операций в тот период, организм не справлялся даже с элементарными вирусными сезонными заболеваниями. Но к специалистам, которые занимаются проблемами анорексии, мы ни разу не обращались. Были попытки наладить питание, потом случился рецидив… Знаешь, только благодаря поддержке моей семьи, мы выбрались из этого всего. И я стала поправляться из-за того, что организм начал накапливать воду, а не, прошу прощения, из-за жира. Я начала просто отекать. После этого у меня произошел второй шок.

— Как ты его пережила?

— Поначалу, когда отекали только ноги и руки, я нормально к этому относилась. Пила какие-то травяные сборы и прочую ерунду. А потом я просто начала поправляться, как говорится, полностью. И, как с худобой, я сначала не сразу поняла, насколько сильно я увеличилась в размерах. И когда это осознала, меня очень накрыло. Я в тот день написала пост на своей страничке о том, как сильно я устала, как мне все надоело. Впервые я тогда написала и об анорексии. В конечном итоге, я просто взяла себя в руки. Пошла к диетологу, сделала диагностику организма.

— Ты сейчас прекрасно выглядишь, Юля!

— Спасибо.

— Я не могу себе даже представить, насколько это было психологически тяжело. Тебе повезло, что у тебя была такая семейная поддержка. Мы же понимаем, что не у каждого из нас есть такая сильная моральная опора.

— Когда у тебя анорексия, ты становишься очень нервным, много плачешь, часто злишься. Мне не хочется думать о том, как мои родители это пережили. Они вспоминают сейчас тот период со страхом. Боятся, что проблема может вернуться. Но я знаю, что держу себя в руках.

— Ну вот все-таки, зачем нужно было так худеть?

— Я не знаю. Очень сильно влияют медиа и стандарты красоты. На самом деле, когда журналисты пишут подобные статьи об идеальном теле, они не задумываются о том, как сильно это влияет на подростков, психика которых только формируется и у них еще сложно с восприятием самих себя.

— Но сейчас-то ты комфортно себя чувствуешь?

— Да. И это очень влияет на мое настроение: мне легче, мне говорят комплименты. Когда я была полной, я даже не хотела ни с кем видеться.

— Ты знаешь, отчасти, я тебя понимаю. Когда видишь каких-то накаченных парней на билбордах или новую рекламу «кэльвинкляйнов», то конечно, поневоле, начинаешь задумываться о том, какой ты неидеальный, непривлекательный и так далее.

— Знаешь, как говорят – полюби себя таким, какой ты есть. Конечно, это легко сказать. Но я уверена, что если работать над собой, то со временем каждый из нас сможет принять себя и свою внешность. Я сейчас хоть и не вернулась в желаемую форму, но мне все равно комфортно.

— Ты прекрасно выглядишь! Говорю же.

— Спасибо, Дим.

Blog-13

— Давай вернемся к твоему делу, а то мы взгрустнули как-то… Ты помнишь свой первый торт?

— Я знала, что будет такой вопрос.

— Потому что он банальный?

— Нет, я просто сама пыталась вспомнить. Но так и не вспомнила, честно говоря. Я помню свой первый торт на заказ. Это был шоколадный торт для «Укрзалізниці», на котором из печенья был выложен поезд. Помню, что была им жутко довольна.

 

— Что планируешь в будущем?

— И про этот вопрос я знала.

— Серьезно?

— Я задавала его сама себе, пока к тебе ехала. Моя семья собирается переезжать жить в Америку. И меня хотят забрать с собой. А я не хочу. Родители говорят, что купят мне маленькое кафе, и я буду там печь. Смешно, да?

— А ты бы хотела маленькое кафе?

— Хотела бы.

— Оставайся тут, найдем тебе маленькое кафе.

— Я остаюсь, конечно же. В ближайшие года два так точно.

— Давай тебе сейчас еще и инвесторов найдем среди читателей.

— Я не против 🙂

— Вообще, это очень распространенная проблема среди молодых талантливых людей. У них есть талант, но нет денег или возможностей реализовать его по полной.

— Это правда. Но я люблю то, что имею сейчас. Мне, конечно же, родители говорили, мол, давай мы тебе дадим денег взаймы, и откроешь свою кондитерскую. А я так не хочу. Хочу заработать все самостоятельно. Я лучше буду должна инвесторам, чем своей семье.

Blog-17

— Ты же постоянно развиваешь свой кондитерский опыт. Что бы еще хотелось внести в свою работу?

— Я очень хочу внести больше красок в свои торты. Я не очень хорошо относилась к красителям, но вижу, что сейчас везде это очень большой тренд. Есть еще такой стиль как «unbirthday cake», где в торт пихают все, что только можно, и декор в нем занимает основную часть. Очень ярко смотрится. Хочу еще найти себе декоратора в команду.

— Как вообще в Украине с рабочими инструментами для кондитеров?

— Очень плохо. Есть много интернет-магазинов для кондитеров, но у всех одинаковый выбор и очень грустный. Есть куча крутых штук на американских сайтах, которые можно покупать оптом и продавать тут. Я до сих пор не понимаю, почему этим никто не занялся. Я вот недавно нашла девочку, которая делает красивые упаковки для десертов. И делает их в Украине.

 

— Ты помнишь свой самый счастливый день?

— Да. Помню. И это очень странно, но моим самым счастливым днем было возращение из Франции домой. Я настолько была влюблена во Францию, четыре года учила язык и мечтала о Париже. Я готовилась даже к тому, чтобы после бакалаврата поехать учиться во французскую столицу. Сдавала экзамены, писала письма в университеты. В общем, я поехала в Париж и настолько разочаровалась в этом городе, что мне было плохо. Я была счастлива, когда вернулась обратно в Украину и даже специально завалила экзамен по французскому.

— Да ладно!

— Да! Я перестала ходить на курсы, перестала хотеть переехать.

— Что ж там такого произошло-то?

— Ну вот все было не так. Абсолютно все.

— Ты не с той компанией ездила просто. Надо с гуленами выпивающими поехать. Ты пьешь, кстати?

— Нет. Не пью, не курю, вредных привычек не имею. Я вообще не понимаю, почему люди пьют. У меня не поднимается настроение, ничего во мне не меняется. Немного кружится голова и все.

— Мало пила, Юля.

— Наверное. Но все мои родственники желают увидеть меня пьяной и накормить мясом.

— Ты не ешь мяса? Давно?

— Лет семь не ем. Я, кстати, читала, что ты тоже уже около пяти лет без мяса живешь.

— Да, правда. Но я не ем его только потому, что уже так привык.

— А я просто никогда его не любила. Но это же никак не влияет на мою жизнь.

— Давай уже развенчаем этот миф, правда. Друзья, без мяса можно жить!

— Да!

— И тут должна быть шутка про веганов.

 

— Ну и расскажи мне напоследок шутку про кондитеров.

— Вспомнилось только «Меня зовут Лена. Я – кондитер. Мне 30 лет. Меня уже тошнит от пряников и я хочу кнута!» И это, кстати, ответ на вопрос, почему я не ем сладкого.

— И почему?

— Да потому что я десерты готовлю каждый день! 🙂

Blog-10

— Ты счастлива сейчас? В данный период жизни?

— Да. Мне нравится все, что происходит со мной и вокруг меня. Правда. И я знаю, что будет еще лучше.

Julia Gvozdyova. Home Bakery 

дружить с Юлей в facebook

фото: Максим Артемчук 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.