Я несколько лет мечтала пообщаться с человеком, который уже более 15 лет влияет на киевскую кинокультуру, давая возможность синемафилам смотреть фестивальные и артхаусные ленты. Мы встретились с Людмилой Горделадзе на ее рабочем месте – в кабинете директора кинотеатра «Жовтень», и под кофе с лимоном обсудили то, как Людмила Борисовна изменила судьбу кинотеатра, поговорили об украинском кино и о важности и ценности зрителя._MG_5432— Людмила Борисовна, расскажите о себе, пожалуйста, так, как бы вы себя представили лучше всего?

— До определенного возраста человек работает на имя, а потом имя работает на него, если сложилось. У меня в какой-то мере сложилось. Может, не в очень широких, но в тех кругах, в которых вращаюсь я, меня знают. Даже в фейсбуке у меня около 3 тысяч друзей. Понятно, что это не друзья, это новый вид общения. Социальные сети – новейшее изобретение, которое, по всей видимости, людям моего возраста непонятно, но я, наверное, все же вписалась. Это тоже говорит о том, что я бы сказала о себе: что я человек молодой. Основные характеристики какие? Это возраст, профессия, социальный статус, семейное положение – обо всем этом можно сказать очень кратко. О другом можно поговорить чуть дольше. Значит, мне 66 лет, я закончила МГУ, телевизионную журналистику, это было давненько. Но, в принципе, я далеко от телевидения не отошла. Да, я работаю в сфере кино, но телевидение, которое меня вырастило и в котором я работала долгие годы, оно во мне находится.

Профессионально я отношу себя все-таки к журналистам. То есть то, что у меня написано в дипломе, правда, там не совсем «журналист» написано, а «литературный работник радиовещания и телевидения». Я проработала много лет на телевидении в разных должностях: и ведущей, и редактором, и потом продюсером. Продюсировала достаточно известную в конце 90-х – начале 2000-х программу «Я памятник себе..», которую вел Илья Ноябрев. Это было одно из первых реальных ток-шоу на украинском телевидении.

 

— Когда вы пришли в киноиндустрию?

— Я в киноотрасль пришла в конце 70-х годов, и работала в управлении кинофикации – это структура, которая объединяла кинотеатры Киева. Потом я работала в организации, которая у нас сегодня тоже есть – Госкино. Занималась сначала таким странным делом – организовывала «социалистическое соревнование» между предприятиями кинофикации и кинопроката областей Украины, но потом мне доверили очень ценную часть работы – это организация фестивалей и творческих встреч. В 90-е годы самое трудное время было задержаться в своей профессии, а не пойти торговать на рынок. Я организовала первый в советские годы кооператив по кино – назывался он «Аншлаг». Но это был кооператив не по производству фильмов, а по их прокату и продвижению. И мы отличились тогда очень громким делом – показали фильм «ЧП районного масштаба» режиссера Сергея Снежкина, который был дебютантом. Фильм на тот момент острый, это был 88-й год, некоторые кадры в нем были вообще недопустимыми для кино. Мы этот фильм показали, был очень большой скандал и нас чуть было даже не закрыли, но это уже отдельная история. Это тот опыт, который, конечно, был очень важен, он закалял в борьбе. И вот деятельность, которую вел кооператив «Аншлаг» – это уже было то, чем мне как раз нравилось заниматься: приглашать артистов и режиссеров, которые выступали перед своими фильмами, добиваться права показов фильмов. Это все было очень интересно, а главный интерес был в том, чтобы угадать реакцию зрителя. Потому что чувствуешь, что какая-то доля успеха фильма – это твоя заслуга. Мы показывали первыми такие нашумевшие фильмы как «Маленькая Вера», «Интердевочка» – это история советского кино, сейчас она уже неизвестна молодежи. Но это те фильмы, которые когда выходили – были сенсационными.

— Я хоть и молодежь, но смотрела оба фильма.

— Когда Советский Союз распался, мы организовали еще одну компанию, которая называлась «Film Market», и ее главной задачей было проведение кинорынков и кинофестивалей. К нам приезжал и Никита Михалков, и Владимир Меньшов, и Станислав Говорухин, и многие-многие другие авторы. В конце 90-х –2000-х годах мы даже дружили с Мосфильмом и, в частности, с Кареном Георгиевичем Шахназаровым, мы буквально все его премьеры показывали. Безусловно, с украинским кино я тоже сотрудничала и многое сделала для его продвижения, для дистрибуции и продажи прав. Например, многие режиссеры мне благодарны, что в тяжелые 90-е годы я организовывала продажу прав на их фильмы, и они могли выжить._MG_5391— А как вы оказались в должности директора кинотеатра «Жовтень»?

— Я стала директором кинотеатра «Жовтень» в 2000 году. Он был, вернее, он и есть коммунальной собственностью, а тогда это было государственное коммунальное предприятие кинотеатр «Жовтень». Тут умерла директор, освободилось место. Мне предложили, я сказала, что подумаю, мне ответили, что думать некогда, и я сказала «да». Хотя я не очень хотела этим заниматься, потому что еще с 80-х и 90-х считала, что директор кинотеатра это что-то такое не творческое, неинтересное – крышу ремонтировать, следить, чтоб не воровали. Но тут уже можно было проявить азарт и предпринимательскую и творческую активность, потому что тогда кинотеатры «лежали», не работали, «Жовтень» в том числе кино не показывал, тут был ночной клуб с чудным названием «Аль Капоне».

— И долго вам пришлось сосуществовать в одном помещении с ночным клубом?

— Четыре года. Да, потом у них закончился контракт, и они не без проблем, но съехали. Но это было позже. А в 2000-м, когда я пришла, в распоряжении самого кинотеатра был только один зал – Красный, потом мы его назвали Гегемон. В это время как раз в Украине стала актуальной модернизация кинопоказа, установка в кинозалах многоканальной системы окружающего звука Dolby Digital. И «Жовтень» стал одним из первых в Украине кинотеатров, который внедрил эту систему. Мы это сделали, одолжив деньги, где и как только можно было, поставили Dolby Digital в большом зале кинотеатра, отремонтировали кресла, поменяли экран и обновили фасад. И у «Жовтня» началась новая жизнь. Открывали мы кинотеатр российским фильмом «Зависть Богов» с участием режиссера Владимира Меньшова и актрисы Веры Алентовой и думали, что сразу зритель побежит на все сеансы «нового» кинотеатра. А ничего подобного! Зритель к тому времени отвык ходить в кинотеатр вообще, и самой главной задачей, которая стояла передо мной как перед директором кинотеатра, было вернуть зрителя, сформировать аудиторию._MG_5442— Моя любовь к кино еще в раннем возрасте началась с фильма «В джазе только девушки». С тех пор я стала больше интересоваться историей кино, смотреть черно-белые фильмы и так далее. А с какого момента, фильма началась ваша любовь к кино?

— Это ваша версия, что директор кинотеатра должен любить кино. Я не могу сказать, что я человек, который любит кино в полной мере. Я люблю кино, когда нахожусь в зале: когда весь зал смотрит кино, а я имела к этому какое-то отношение. Я получаю удовольствие от того, что другие получают удовольствие от просмотра, а я этот просмотр «организовала». Не могу сказать, что я люблю кино, потому что, если честно, не могу сказать, что я хорошо знаю современное мировое кино. Очень хорошо я знаю советское кино. Сегодняшняя ситуация меня очень угнетает – я имею в виду то, что советское и российское кино не может быть в полной мере представлено на экранах Украины в силу той политической ситуации, в которой мы находимся. Я страдаю оттого, что мною уважаемые люди, такие как, например, Станислав Говорухин и Никита Михалков, так себя ведут в публичном пространстве и так говорят об Украине. Поэтому для меня присутствует двойная травма по поводу этой ситуации. Украинское кино я тоже знаю неплохо, оно не такое большое по количеству фильмов. Со многими людьми, которые сделали славу украинского кино, я была знакома лично.

— Хорошо, а из советского кино какое любимое?

— А что значит любимое кино? То есть ты помнишь образы, пользуешься какими-то речевыми оборотами, которые были в фильме?

— Я бы сказала, это такое кино, которое хочется пересматривать.

— Нет-нет, я вообще кино не пересматриваю. Я классический работник кинотеатра, а кинотеатр – это новое кино, поэтому мне интересны только репертуарные новинки. Если фильм нравится, он может долго «не отпускать». Но «любимым» не станет.

— Вы хорошо относитесь к современному кино?

— Последние годы я не могу смотреть все фильмы, которые выходят на экраны. Мне кажется, что если смотреть все, то можно с ума сойти. А я знаю человека, который действительно смотрит все! Он киновед, член всех возможных наших и международных комиссий, советов, комитетов по кино. Он смотрит все – успевает за вечер побывать на премьерах нескольких фильмов._MG_5462— Какой путь проходит фильм, прежде чем попасть на экран кинотеатра?

— Зарубежный – должен быть приобретен дистрибьютором, переозвучен, пройти контроль Госкино. Крупные голливудские проекты выпускаются в формате мировой премьеры, то есть одновременно во всем мире. А с украинскими все непросто. Фильм может быть готов, сделан, но кинотеатрам не предлагается – продюсеры «двигают» его по мировым фестивалям. Я член экспертной комиссии Госкино по отбору проектов фильмов, претендующих на государственное финансирование. Нас там 16 человек, я одна женщина. По окончании производства продюсеры сдают фильм Госкино и нашей комиссии. Мы можем принять, но неизвестно, когда он выйдет в прокат, так как кино зарабатывает «фестивальную историю». Я считаю, что продюсеры должны работать не на фестивальную историю фильма, а на зрителя своего, родного. Особенно это касается тех фильмов, которые финансируются государством, а, следовательно, народом. Народу надо показывать, что вы сделали.

 

— О проблемах украинского кино сейчас и так говорят очень много. А вы скажете о нем что-то хорошее?

— Говорить об украинском кино сейчас можно с оптимизмом. Мастерство наших режиссеров крепчает. Если так будет продолжаться дальше, то молодые продюсеры сделают свое дело, и украинское кино будет популяризироваться, иметь успех. Хочу заметить: с 18 октября, с тех пор, как открылся кинотеатр «Жовтень», у нас не было ни одного дня без сеанса украинского кино. И если так будут работать все кинотеатры, то украинское кино будет процветать. Кино существует только тогда, когда у него есть аудитория, зритель. В Украине очень мало кинозалов, мало кинотеатров, процесс развития киносети остановился в связи с кризисом. Для того чтобы сравняться с развитыми странами, нужно минимум в 3-4 раза увеличить количество кинотеатров в Украине. Сейчас у нас порядка 400 залов на всю страну, в то время как, к примеру, во Франции 5000 залов.

— Разве у нас присутствует проблема нехватки мест в залах? Кажется, когда люди хотят пойти в кино, места всегда найдутся.

— У нас мало «экранов», мест, где демонстрируется кино. Если кинотеатров много, кино относится к массовым развлечениям. Если мало – то пространство кино сужается. Это проблема не крупных городов, конечно же. В Киеве нет дефицита кинозалов. Но в Украине есть очень много городов, где нет ни одного кинотеатра. Но даже в Киеве, я вас уверяю, есть достаточный ресурс развития: сколько бы ни открылось кинотеатров, у них будет аудитория. Правда, сегодняшняя проблема: повышение цен на билеты. Ведь есть какая-то критическая точка роста цен. Например, я считаю, что 150-200 грн за билет – это уже весьма критично. «Жовтень» пока существенно цены не поднял, несмотря на то, что нам отменили льготу на НДС на кинобилеты._MG_5406— «Жовтень» это кинотеатр, в котором всегда можно посмотреть фестивальное и артхаусное кино. У вас изначально, с приходом в должность, был курс на возрождение фестивальной кинокультуры или это сформировалось уже со временем?

— Как кинотеатр приобрел бренд артхаусности? Благодаря тому, что мы показывали то, что нравится мне. Я действительно могу сказать, что при выборе репертуара (раньше я за это отвечала, теперь формированием репертуара занимается мой сын, Павел) я руководствовалась своими предпочтениями. В любом выборе присутствует элемент «вкусовщины». Ценю зрителя и ориентируюсь на него. Много делаю для того, чтобы зрителю было комфортно, интересно, чтобы кинотеатр «Жовтень» был для него творческим домом. Зрители отвечают нам любовью, говорят, что у нас особая атмосфера. Значит, так и есть. После пожара, который произошел полтора года назад, кинотеатр спасла наша аудитория. На многолюдном митинге перед мэрией среди других лозунгов на самодельных трогательных транспарантах мне особо запомнился один: «»Жовтень» больше, чем кинотеатр». Это был ответ на вопрос, зачем я все это делала. Это был итог работы и над брендом кинотеатра, и над проблемой формирования аудитории. Я долго думала после поджога, что именно нужно было вернуть аудитории, что они хотели? Здание? – Нет, не совсем. Кино? – Кино можно посмотреть где угодно. Так что же? Наверное, атмосферу, привычку ходить в кино именно в «Жовтень». А это, безусловно, наша заслуга._MG_5416— Что помимо работы делает вас счастливой?

— Мало что. После поджога я переживала и до сих пор еще в чем-то переживаю сложные, как вы понимаете, времена. В это время, кроме проблем строительства, реконструкции, обновления кинотеатра, поиска финансовых ресурсов на кинооборудование, у меня не было больше никаких интересов. В целом, кроме работы и кино, мое свободное время – это посещение спортзала и бассейна. Это то, что меня физически поддерживает. В остальном – семья, и это достаточно традиционно для семьи, где глава кавказский человек.

Кинотеатр «Жовтень» 

фото: София Возняк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.