У каждого свой бог. Один светит ярко и обжигает неверных. Иной, будто под стеклом на потолке, создаёт иллюзию света. Иллюзию жизни и счастья в его обители. Но в век железа и цинизма, “бог” теряет свою сакральную силу и превращается в слово из трех букв. file (1)Первым из богов, с которым я решила познакомиться, стал Кришна. Для изучения его культуры я на три дня погрузились в ближайшую обитель – в храм Кришны под Киевом.

День 1. Знакомство

Маршрутка остановилась в 20 минутах от центра города. Жарко. Грунтовая дорога дарит букет пыли, а люди – обычные соседи необычного места — косые взгляды. Нас сопровождает девушка с трехлетним опытом служения. Лет 20-23 с виду, в сари и деревянных бусах, она без устали говорит: что, как, да почему происходит в стенах этого храма и ее сознания.

Пришли.

– “Хари Кришна” – вместо приветствия.

Никаких куполов и просящих. У входа — охранник в камуфляже и прабху |мужчина| в белой одежде. Здесь цвет нарядов указывает на выбранный вектор служения. Если вы вдруг увидите мужчину в оранжевом с ног до головы – за исключением ремонтников – знайте, он посвятил свою жизнь философии Кришны. Отказался от доброт материального мира, от создания семьи, от детей, ради своего Бога. Люди в белых свободных штанах и туниках тоже сторонники, но им не чужд семейный очаг.

Кирпичное восьмиэтажное здание храма стоит в центре скромного дворика без ограды. Слева – маленький огород для картошки и трав. По другую сторону – магазинчик с домашними угощениями ведической кухни. Тут, кажется, все происходит вне времени и вне пространства — люди не проклинают Порошенко, не плачут под турецкие мелодрамы и давно забыли вкус бургеров из McDonalds.

Абсолютное служение подразумевает отказ от мяса, секса, наркотиков и алкоголя. Что остается? Вера, надежда, любовь и яблочная техника, что часто мелькала перед глазами. Здесь даже говорят: “Спасибо Кришне за то, что подарил айфон”. Эти люди не отказались от благ цивилизации, лишь перестали быть рабами похмелья, плотских утех и несварения от вчерашних пельменей. Но перестали ли быть рабами?fileДень 2. Погружение

Зайдем в храм. Тут сразу же привлекает внимание запах благовоний, штукатурка на стенах и комнатка для обуви – таких по две на каждом этаже. «Дальше будем босиком потому, что пришли в Его дом» – прошептала наша спутница. Ступаем в алтарную босыми ногами. Матаджи |женщина| впереди в один миг падает и заводит мантру, прислоняя лоб к мраморному полу.

В этом зале 10×15 голодным глазам есть чем насытится. Слева на право: группки по 7-10 человек изучают Бхагаватгиту – основу индуистской философии; кто-то молится с закрытыми глазами, перебирая четки; в самом светлом углу пятеро застыли в ожидании. Занавес… открылся.

На деревянном дряхлом уступе показались две метровые фигурки – Кришна и Баларама, старший брат первого. Оба в ярких гирляндах из живых цветов и переливах солнечного света были готовы к будущему действию. Аромат благовоний усилился. Раздалась мелодичная Хари Кришна-мантра. Маленькая пожилая женщина, она же – служанка Кришны, предлагает божествам воду, огонь и цветок на железном разносе. Плавными отточенными движениями она подносит к ним свечи и обмахивает перьевым опахалом. А с другой стороны зала за нами пристально наблюдают еще два глаза. Там, на деревянном троне восседает точная пластиковая копия Свами Прабхупады — крупнейшего философа современности. Он перевел с санскрита на английский и прокомментировал основные классические философские и религиозные произведения Индии. Этот храм возведен в его честь.fileДень 3. Время обеда

Обедать, сидя на полу, да под любимый сериал – то еще удовольствие, правда? Момент уединения, уюта, дома — только если ты дома. В храме иначе. Здесь десятки мужчин и женщин скрестили ноги на мраморном полу, где их разделяет лишь толстый желтый канат. Условия равны.

Сгорбленная матаджи чуть отодвинула крышку большой кастрюли и манящий запах специй принялся нагонять аппетит. Пришло время прасада – в индуизме это пища, предложенная божеству в храме. После подношения раздается среди верующих, как духовный и священный дар, как символ божественной благодати.

Пройдемся по меню:

1. Томатный суп с базиликом и овощами – мутный томатный бульон и горсть спаржи.

2. Тушенный картофель со сладкой черникой. Пряная, крахмальная и такая нежная, она пускается в пляс с черничной подливкой и заканчивает свои па кисловатым послевкусием.

3. Манная каша с бананами и сухофруктами. Да, манка. Да, как в детстве, когда утром не можешь открыть глаза, но уже бежишь на запах, обжигаешься, снова подносишь ложку к губам и снова обжигаешься. И это тепло греет изнутри.

Смотрите, здесь все иначе. Манка, конечно, вкусная и сытная. Но холодная. Как пол, воздух и стеклянные глаза едоков по соседству. Хотите получить удовольствие от трапезы — абстрагируйтесь, держите взгляд на своей пластиковой тарелке, ешьте и уходите. Не смотрите на жилистые руки с половниками. На босые ноги с отпечатками усталости в 10 см от своего ужина. Здесь понимаешь, как важно смотреть, слушать и слышать предельно осторожно и выборочно. Отсеивать прямую манипуляцию. Узнавать грани своей выдержки и человеческой подконтрольности. Быть открытым ко всему, но не впускать лишнего. Быть лояльным, но не позволять садится на голову.file (2)День 4. Послевкусие

Представьте себе вечер на шумной Олимпийской. Жара так и хочет осесть тяжестью на коже и пылью в волосах. На встречу идут люди — грустные, грузные; те, что с 10 до 18 и домой, к детям/мужу/борщу. И вдруг: «Спасибо, Бог!» — звуковая волна ударилась о затылок. Женщина в розовом платье и волосами в тон стоит в окружении подруг по духу и тянется к небу, в поисках того самого “верного” пути. Но надо идти.

Шаги. Дорога. Машины. Красный свет. Пробка из утомленных солнцем прохожих. 7, 6, 5… Поднимаете ногу, замахиваясь на первый шаг, и: «Читайте Библию. В Библии все написано!» — мужчина зациклено проповедует по ту сторону улицы. Седовласый, в старых башмаках и грязной одежде, он еле-еле держит жестяную банку с мелочью в одной руке. Во второй –  сокровище поценнее — жадно сжатый, сбитый на скорую руку, тонкий деревянный крест.

Второй присест. Подземный переход с запахом варенной кукурузы. Крещатик. Цыгане. Турки с девочками на шпильках. Жуки на асфальте. Куда дальше? Вот он, тот самый момент выбора будущего сюжета. Вот дилемма. Одна из тех, что сводится к НАДО или ХОЧУ. В обеих случаях: четыре буквы, две гласные две согласные, даже О — общая. Только смыслы разные.

“Я хочу чаю” — мимолетное желание, от которого можно отказаться. “Мне нужен чай” — например, ромашковый, чтобы успокоить нервы.

“Я хочу ходить на работу” — нравятся задачи/люди/стены. “Мне надо ходить на работу” — деньги/признание/власть.

“Я хочу верить в бога” — да пожалуйста, мы вольны в своих желаниях. “Мне надо верить в бога” — поверь хотя бы в себя, для начала.

Давайте посмотрим на причины выбора не типичной для Украины религии. Мы спросили обитателей того самого храма.

Маша, 23 года

“Я пришла сюда около двух лет назад, чтобы понять: откуда столько споров и противоречий в механизме ведической культуры. Мне понравились люди — открытые и понимающие. Но до сих пор я не знаю, верю ли в Кришну. Мне просто хорошо в этих стенах”

Саша, 25 лет

“Сколько я здесь? Ой, четвертый год пошел. И я счастлива, безусловно. Раньше жизнь была плохой — наркотики, алкоголь, зависимость от материальных вещей. Теперь я свободна”

Марина Николаевна, 72 года

“Девочка моя, все очень просто. Сын умер, муж умер, даже кошка, и та бросила меня доживать в одиночестве. А Кришна не может умереть. Он всегда рядом с нами”

И если хотите итог, то все дилеммы на этой планете сводятся к ХОЧУ. Но иногда желание настолько велико, что, попросту, превращается в потребность.

Фото и текст: Анастасия Вельгус 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.