Сколько раз нужно приехать в Одессу или Ялту, Барселону или Ниццу, чтобы понять, почему же у моря так непередаваемо хорошо? Даже если оно грязное или на пляже яблоку не упасть, хорошо же. И вот, прямо среди толпы туристов на Ланжероне я поняла – это слезы.0e5312b3147f223974f6a928dc3c8815На этот раз Настя ехала к морю в тягостных раздумьях: «Тварь я дрожащая или таки уволиться?». Разговор с собой предстоял неприятный и долгий, поэтому откладывался до конца одесского уик-энда.

Но как только я нырнула в ночное, по-настоящему Черное море, все стало ясно. Какая работа, когда не радостно. Какие коммуникации, если после них дыра. И вообще, мама говорила, что радость работы – она в любви. Прояснилось.

Нужно было проехать 600 километров, чтобы все стало очевидно, чтобы сомнения смыло, а страхи убежали песком сквозь пальцы. Классно, конечно. Но задумывались ли вы, почему?

С чего вдруг у каждого из нас с морем по несколько романов. Первый пахнет дешевым китайским кругом в виде лягушки или желтым жилетом, и ты с папой бежишь обкатывать его на волнах впервые.e85d2cb8c151f6dad8e734f628d61d10Второй со вкусом соленых волос, которые предательски задувает в рот, когда после пляжа ты едешь с первой любовью на мопеде, упираясь носом в его загорелое плечо.

Третий роман не очень удачный – в лирическом порыве ты на яхте, но укачивает. Зато потом закат через белые паруса и купание в открытом море.  Четвертый же цвета фосфора, когда ночная вода превращается в жидкую магию, омут памяти, эфир, который блестит и искрится от каждого движения руки.

Самое интересное, что ничего подобного может не быть: и водичка зеленая, и песочек в глаза задуло, и даже лежаки по сто гривен, господи-прости. Прагматик скажет, что виною свежий воздух,  чрезмерная физическая активность плаванья и поедания кукурузы.

Но мы-то с вами романтики, которые верят в большие метафоры жизни. Каждый из нас хоть раз плакал, да ладно там — даже в прошлую пятницу плакал. Так вот: после слез всегда так спокойно, тихо и хорошо. Благодать.a3485a2688866249406f9263f1c64198А теперь представьте, что море – это те же слезы, только в гиперболизированном количестве. Все-все слезы земли, которые уже выплакали до нас. Вот они, плещутся здесь, горе позади, отстрадали.

Всегда приятно вспоминать, какими смешными проблемами мы жили раньше. Вспоминать, гордо сидя на вершине своего нынешнего опыта. То же самое с морем. Старая печаль превратилась в пенную волну, а ты смотришь на нее и непередаваемо хорошо, ведь ты все это пережил и обязательно отпустил.

Я сижу на забитом одесском пляже, по мне разбросаны кусочки недоеденной кукурузы, на зубах скрипит песок, в плечи жарит солнце. Но я смотрю на него, а оно тихонько шепчет слова Агутина: «Оле-оле, это просто слёзыыыы».

Слёз моих море.

Иллюстрации: Chalermphol Harnchakkham

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.