Рубрики
Без рубрики

Габриэл Брюс — британский музыкант — Talktome

Gabriel Bruce — молодой британский музыкант. Его сравнивают с David Bowie, Nick Cave и Leonard Cohen из-за низкого глубокого голоса и темной депрессивной лирики. Но в отличии от перечисленных музыкантов, Bruce не придерживается одного выбранного стиля, а смело экспериментирует с саундом. Его второй альбом(который вышел совсем недавно) — «Come all suffers» преподносит слушателю тему конца света, на которую сам музыкант смотрит под разными углами. На пластинке можно услышать и классический лондонский брит-поп, и акустические баллады, и даже агрессивный, напоминающий nu-metal, рэп.

На свой концерт в Киеве, Gabriel Bruce прилетел в компании музыкантов, с которыми недавно успел отыграть тур с Florence and the Machine. За день до выступления мы встретились с Гебриэлом и поговорили о его новом альбоме, о там, какого это выступать перед аудиторией, которая едва знакома с твоей музыкой и конечно же, о грядущем конце света.— In Ukraine not many people know you and the ones who actually listen to your music haven’t seen you live. Does it create some sort of pressure? Do you feel like you have to meet some expectations?

— В Украине не так много людей знают вас, а те, кто знают, скорее всего, не видели вашего живого выступления. Этот фактор создает какое-то давление? Вы чувствуете, что должны соответствовать некоторым ожиданиям?

— I think in a way, yes. I was meant to do a tour, which involved Kiev, some shows in Moscow, Saint Petersburg and Siberia. Unfortunately, I had to pull out those shows because of the personal tragedy. And because we booked the show in Kiev and sold more tickets here than in other places, I feel like people are gonna be like “this better be good now” (laughs). But it is fun and exciting to go to new places, I have never been to Ukraine before.

— Я думаю, в некотором смысле, да. Я должен был ехать в тур, во время которого я собирался в Киев, Москву, Санкт-Петербург и некоторые города Сибири. К сожалению, тур был отменен из-за личных трагических обстоятельств. Когда мы планировали концерты, в Киеве бы продано больше билетов, чем в других городах, поэтому я думаю, что люди настроены так, что «лучше бы этому концерту оказаться хорошим» (смеется). А вообще, путешествовать – весело и интересно, я никогда не был в Украине раньше.

— Another thing is a language barrier. Most of us don’t completely understand your lyrics so we just try to feel what the music is about. Do you try to make a show more emotional in front of the non English speaking public?

— Еще один момент – языковой барьер. Большинство из нас не полностью понимают ваши тексты, и мы просто пытаемся почувствовать, о чем написана музыка. Вы стараетесь делать свои шоу более эмоциональным перед не англоговорящей аудиторией?

— Music is so much about emotions. In some way it is a manifestation of human emotions. And that makes it universal. You don’t have to understand the whole text in order to understand the intention of the piece. But in terms of performance I’d say that I perform the same everywhere.

— Музыка – это, в основном, проявление человеческих эмоций. И это делает ее универсальным языком общения. Чтоб почувствовать смысл и намерение песни, не обязательно понимать весь текст. Что касается концертов, то выступаю я везде одинаково.— You play live with the band. Can you please tell more about these guys?

— Вы играете с группой. Расскажите подробнее об этих парнях.

— There four of them: Jovis Lane, Alex Prete, Dan Bramley and Daniel Cerny. I met them recently. I was offered to do the tour with Florence and the Machine and I didn’t have the band at a time. Luckily they are old friends and they all play together in different bands so it was really easy just to slip in together. It worked out pretty well.

— Конечно. Всего их четверо: Jovis Lane, Alex Prete, Dan Bramley and Daniel Cerny. Мы познакомились совсем недавно. Мне предложили поехать в тур с Florence and the Machine, а у меня не было группы в то время. К счастью, они старые друзья, и вместе играют в разных группах, так что было очень легко начать работать. Все получилось очень хорошо.

— Songs on your new album are very distinctive and differ from one another. Jesus Drag Queen is actually so different that your label didn’t even want you to do it. Were there any songs that didn’t make on the album because of their non-format style?

— Песни на вашем новом альбоме очень разные и сильно отличаются друг от друга. Jesus Drag Queen настолько своеобразна, что ваш лейбл даже не хотел ее выпускать. Есть ли песни, которые не вошли в альбом из-за того, что попали под формат?

— Yes, one in particular – “Cool fuck, big money” was the most hip hop song I’ve done for the record and the label just couldn’t see me rapping cause I am a white songwriter and it didn’t make sense for them. Even though I am quite a good rapper, actually. It is a part of my creative expression. Sometimes it takes people a while to understand change, when you are moving to a new genre or a new idea and it’s not how they identify you, especially when they’ve invested money.

— Да, один, в частности — «Cool fuck, big money» была самой hip-hop песней, которую я написал, а лейбл просто был против того, чтобя читал рэп. В их глаза я белый исполнитель и это не должно иметь ко мне никакого отношения. Хотя я довольно хороший рэпер, на самом деле. Это часть моего творческого самовыражения. Иногда проходит довольно большой промежуток времени, прежде чем люди принимают какие-то изменения, когда, например, ты пробуешь себя в новом жанре. Особенно, если они вложили в это деньги.

-You made “Come all suffers” almost on your own. Did you actually enjoy working in the studio or did you do it because you just had to?

-Вы cделали «Come all suffers» почти самостоятельно. Вам нравилось работать в студии или вы делали это потому, что вы просто должны были?

— It started off as a necessity because I had no money. My first album did very bad. We didn’t sell many copies and my label didn’t give me any money for my second album. So, at first I thought I was gonna do it myself. So I started working at the studio and really that was the writing time. I thought I was making an album. For instance, riff on the “Metal soul” was recorded when I played it for the very first time. There are vocal parts which were recorded from the first take because I was in my studio when I was writing.

I was living in five different places over the course of the time and I just took my laptop and that’s the amazing thing – now you can go to a shop, buy a computer from the shelf which is more powerful studio that George Martin had to record The Beatles.

— Все началось с необходимости, потому что у меня не было денег. Мой первый альбом продавался очень плохо и мой лейбл не дал мне денег для моего второго альбома. Сначала я думал, что я смогу все сделать сам. Я начал работать в студии, но на самом деле я больше заниматься написанием материала. Я только думал, что записываю альбом. Например, рифф на «Metal Soul» был записана, когда я играл его первый раз. Есть вокальные партии, которые были записаны с первого дубля, потому что я был студии, когда сочинил их.

Я объездил всю Европу во время работы над альбомом. Я просто брал с собой свой ноутбук, и это самое удивительное в этой работе — теперь вы можете пойти в магазин, купить ноутбук с полки, и он будет более мощной студией, чем та на которой George Martin записывал The Beatles.— You already made two videos on “Freedom” and “Metal soul”. Are you planning to make more?

— Вы уже сделали два видео «Freedom» и «Metal soul» для нового альбома. Планируете снять больше?

— Yeah, I’m making video for “Come all suffers”. It’s gonna be the next video that we release. I hope it’s gonna be made in the next couple of weeks, cause I am pretty excited about it.

— Да, мы снимаем клип для “Come all suffers”. Это будет следующий видео, которое мы выпустим. Надеюсь, мы завершим работу в ближайшие пару недель.

— You said once that when you were shooting “Cars not leaving” video you just got on the boat and decided to see what’s gonna happen. You still improvise when shooting videos or you think the whole thing through?

— Вы как-то говорили, что, когда вы снимали клип «Cars not leaving«, вы просто пришли на корабль и решили ипровизировать. Вы все еще импровизируете при съемке клипов или продумываете весь сценарий заранее?

— I come up with the complete ideas and then I am like “this is how I want it to be” and then I get really upset because I can’t achieve that I have imagined. What I’ve learned from this record and from these videos Is that I can take my complete idea and then with the help of other people, through collaboration, through working, through conversation It can become better that I was able to conceive on my own. Both of those videos I actually made without any money. It’s amazing what you can do these days just with your Iphone so long as you have an idea because everything else is so achievable and accessible with technology.

— Обычно я продумываю все наперед, и понимаю, как я хочу, чтоб выглядел клип. Правда, потом я очень расстраиваюсь, когда осознаю, что не смогу добиться того, что я так отчетливо себе представлял. Я также понял, что с помощью других людей, с помощью сотрудничества и общения, мои идеи могуть стать гораздо интереснее. Оба клипа были сняты практически без денег. Удивительно, чего можно добиться с помощью вашего Iphone, имея только идею. Все остальное стало очень доступным благодаря технологиям.

— For me, your song “Metal soul” refers to the digital communication we all are severely involved nowadays. People experience the whole spectrum of emotion just looking at the text box on their phones. How do you feel about?

— Для меня, ваша песня «Metal soul» напоминает о цифровом общении. Люди испытывают весь спектр эмоций, просто глядя на окно переписки на своих телефонах. Как вы к этому относитесь?

— There is an amazing expression “when I am at home alone I feel so much as part of the community and when I am out on the street I feel like robot walking by the river. I think through these various forms of communications and social media which on paper bring us so much closer and in fact what they do is just allow us to completely isolate, allow us to limit our human contact even further and to lose what it is to be human. All these devices are designed for us to be more connected but ultimately because of them we are able to be completely alone and to feel like we are still getting that connection.

— Существует удивительное изречение «когда я дома один, я чувствую себя, как часть общества, а когда я на улице, я чувствую себя, как робот, идущий вдоль реки”. Я думаю, с помощью различных форм коммуникации и социальных медиа, которые в теории должны сближать нас, на самом деле, позволяют нам полностью изолироваться, позволяют еще больше ограничить контакт с людьми и потерять то, что означает быть человеком. Все эти устройства предназначены для того, чтоб мы были постоянно на связи, но в конечном счете, из-за них мы можем быть полностью одинокими и только думать, что мы получаем эту связь.— “Come all suffers” has the end of the world, end of things topic going on. What do you mean by the end the world?

— На альбоме “Come all Suffers” присутствует тема конца света. Что вы имеете ввиду, когда о нем говорите?

— There is that lyric on “Jesus Drag Queen” “the world is already dead and we are fucking its corpse” which I stand by. In 1910 99% of the biomass on the surface of Earth were wild free living animals, now this percentage has declined to 2%. 98% are humans and that happened in a hundred years. How can that be sustainable? The population needs to be halved at least in order for this planet to survive the next hundred years. People are seriously considering flying to other planets to continue the human race, but why? We can’t even keep this planet alive, why is it a good idea to go somewhere else and fuck up another one?

In the system were are living in there is no room for anything else but profit and commerce. Look, the financial institutions getting tax breakes while public services are being shut down in order to pay for the financial institutions which are destroying the world.

— В песне «Jesus Drag Queen» есть строчка» мир уже мертв, и мы трахаем его труп», которая, как мне кажется, отображает действительность. В 1910 году 99% биомассы на поверхности Земли составляли дикие животные, в настоящее время эта доля сократилась до 2%. 98% составляют люди, и это произошло за сто лет. Как это может продолжаться? Население должно быть уменьшено, по крайней мере, в два раза, чтоб эта планета прожила ближайшие сто лет. Люди всерьез рассматривают возможность улететь на другие планеты, чтобы продолжить человеческий род там, но зачем? Мы не можем сохранить даже эту планету, почему кому-то кажется хорошей идеей полететь куда-то и испоганить еще одну?

Система, в которой мы живем, рассчитана только на получение прибыли и тотальную коммерциализацию. Посмотрите, финансовые учреждения получают налоговые льготы, в то время как государственные структуры закрываются для того, чтобы заплатить за эти финансовые учреждения, которые как раз и разрушают мир.

-You talked about depression being a part of your life. I believe it is this sort of feeling that can become destructive with time. Do you try to snap out of it or let it embrace you completely?

-Вы говорили, что депрессия стала частью вашей жизни. Вы пытаетесь выбираться из нее или позволяете ей полностью овладеть вами?

-I was diagnosed as having unipolarity depression when I was fifteen years old and I went into hospital. I was institutionalized for a period of time and medicated. Depression has been a part of my life since childhood. You know this is funny. I’m a young man in my twenty’s and I’m at the the most risk demographic in the world of taking my own life. I think this is part of the same core cultural problem. You know that we’ve been given this world where we told only to consume and we are surrounded by adverts which are designed specifically to make us feel insecure and to diminish us so that we feel like we need to somehow prepare ourselves to recommit. We are not allowed to be people, we are consumers. We are also given all these false ideas of masculinity of Morris. I think one of the greatest parts of feminism is that it is allowing men to be more feminine. It makes it socially acceptable for men not to be masculine and to be emotional, to talk about feeling depression. But it is a slow change.

-Мне поставили диагноз – “однополярная депрессия”, когда мне было пятнадцать лет, и положили меня в больницу. Меня держали в отделении какое-то время и я проходил медикаментозное лечение. Так что, депрессия была частью моей жизни с детства. Вы знаете, это даже смешно. Я молодой человек в свои двадцать с небольшим, и я представитель демографической группы с самым высоким уровнем суицида. Я думаю, что это является частью той же базовой культурной проблемы. Мы дали этот мир, в котором нам говорят, что нужно только потреблять, и мы окружены рекламой, которая разработана специально, чтобы заставить нас чувствовать себя неуверенно. Нам не разрешено быть людьми, мы обязаны быть потребителями.

Нам также навязали все эти ложные идеи мужественности и мускулинности. Я думаю, что одна из самых лучших идей феминизма заключается в том, что она позволяет мужчинам быть более женственными. Феминизм позволяет мужчинам проявлять свои эмоции, говорить о чувствах, о депрессии. Но это медленные изменения.

-In one of your interview you said that you’re feeling shitty now, after you’ve released the album. Doesn’t music suppose to make you happy?

— Вы сказали, что чувствуете себя хреново, после того как выпустили альбом. Не должна ли музыка наоборот, делать вас счастливым?

— It does make me happy. It brings me such joy when it’s going well when I’m on stage playing or when we’re in rehearsal. It makes me very happy when I hear a great piece of music or I go to the opera and listen to a wonderful soprano — that makes me very happy. The music industry, though, makes me very sad. It’s frustrating when you pour yourself into something, you’ve done years of work and writing and put so much into it, you finally release the album and no one cares. I don’t feel that so much with “Come all suffers” as I did with the last one. Now I am resigned to doing this for the rest of my life so I better get used to it. 🙂

— Она делает счастливым. Мне приносит огромную радость, когда я выступаю на сцене или когда мы играем на репетиции. Я становлюсь счастливым, когда слушаю красивую музыку или когда иду в оперу и слушаю там замечательный сопрано. Однако от музыкальной индустрии мне становится грустно. Очень обидно, когда ты полностью отдаешься делу, проделываешь огромную работу, выпускаешь альбом, и никому нет до этого дела. Правда, я не так сильно переживаю за “Come all suffers”, как за свой предыдущий альбом. Я понял, что буду заниматься музыкой до конца жизни, поэтому мне лучше привыкнуть к этому. 🙂

Купить билеты на концерт 5 июня, 20:00 

Фото и текст: Филипп Доценко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Юлия Гвоздева – кондитер и создатель «Julia Gvozdyova. Home Bakery». — Talktome

Я до сих пор не понимаю, почему так сильно оттягивал этот разговор и не звал Юлю гораздо раньше.

Но, видимо, случайностей не бывает.

Сегодня я расскажу вам об одной сильной девушке, которая, надеюсь, сможет вдохновить вас так же, как вдохновила в этот вечер меня.

Юлия Гвоздева – кондитер, создатель собственной домашней кондитерской «Julia Gvozdyova. Home Bakery».

— На самом деле, сколько я тебя помню, ты всегда занималась десертами. Как долго ты в этом деле?

— Три года.

— Мне даже казалось, что больше.

— Да, в феврале будет уже ровно три года.

— Как ты к этому пришла?

— Как я до этого докатилась? 🙂 Все, что у меня сейчас есть – это результат череды каких-то случайных встреч, знакомств и событий. Я начала просто увлекаться выпечкой, потому что, откровенно говоря, мне было скучно и нечем заняться. Устроилась помощником повара в сеть суши-ресторанов, проработала там три месяца и ушла, потому что просто надоело. Но ирония в том, что первый кондитерский заказ мне поступил от моих бывших коллег из того самого ресторана. Начала готовить, фотографировать, получать заказы посредством «сарафанного радио». Потом был первый «Ресторанный день» в Киеве, где мы с моим другом представили авторские десерты. Было около пятисот гостей – мы даже не ожидали! И этот первый «выход в свет» дал развитие моей деятельности. Потом я начала работать со своей подругой, мы долго искали профессиональную кухню, но, увы, так и не нашли. Большинство из доступных нам вариантов состояло из какого-то советского барахла, и нам, по понятным причинам, это не подходило. У меня сейчас дома большая кухня, на которой я и работаю.

— А на кого ты, кстати, училась?

— На менеджера внешней экономической деятельности 🙂 После получения диплома бакалавра я пошла печь, и ни дня не проработала по специальности.

— А как все начиналось? Удавались ли десерты? Были ли какие-то негативные отзывы?

— Удавалось все, на самом деле. И негативных отзывов тоже не было. Первые торты были опробованы на семье. И, вроде как, все было нормально. Да и за время первых заказов и «Ресторанного дня» были только положительные отзывы, что придавало мне уверенности в правильности моих действий.

— Ты же уже давно все делаешь сама. В пять утра встала – в четыре утра легла. И торты эти ваяешь как бешеная. Почему ты не ищешь себе помощников?

— Мне не везет с ними.

— А ты давала какие-то объявления?

— Конечно! Я много раз писала, искала и даже проводила мини-кастинги между кондитерами. Никто не подошел.

— А как ты их отбираешь?

— Мне важно, чтобы с человеком было легко, и мы были с ним на одной волне. Чтобы он понимал, чего я хочу, и делал примерно то же самое.

— Сейчас мы найдем тебе помощников среди читателей.

— Было бы отлично! Просто каждый, с кем я работала, внезапно решал, что он может тоже все делать самостоятельно, и уходил. Поэтому мне с каждым разом все сложнее доверять помощнику, открывать ему рецепты, все расписывать и всему учить. Я становлюсь все осторожнее и, пока не падаю от нехватки сил, справляюсь со всем сама.

— Я сейчас спрошу у тебя немного о личном, потому что знаю, что ты много об этом писала и через многое прошла. Ты ведь догадываешься, о чем я.

— Я сейчас уже не боюсь об этом говорить. Да, это правда – у меня была анорексия. Это был переходный возраст, переломный момент, когда я съехала от родителей и начала жить сама, это был период моих первых серьезных отношений и период наибольших стрессов. Анорексия же началась, когда меня бросил парень. Я решила, что дело, конечно же, во мне и надо кардинально себя изменить.

— Сколько тебе было лет?

— Семнадцать. Вообще, анорексия – это заболевание, связанное, в первую очередь, с нервной системой. Когда ты худеешь, ты уже не замечаешь этого. Ты смотришь на себя в зеркало и думаешь, что можно похудеть еще и в ногах, и в руках, и еще чуть-чуть здесь и чуть-чуть там. Первой свое внимание на это обратила моя мама. Мол, что-то со мной не так, нездоровая худоба и так далее. А что же я? Все то время, когда я болела анорексией, я не понимала, насколько я худая. Мне казалось, что и этого все равно недостаточно. Это сложно объяснить, сложно рассказать о том, что ты чувствуешь внутри в этот момент и я рада, что все это прошло. Но это такой опыт. Надо быть осторожнее.

— Насколько я помню, после этого ты стала стремительно набирать вес.

— Не по своей воле. Во время анорексии у меня начались серьезные проблемы со здоровьем. У меня было несколько операций в тот период, организм не справлялся даже с элементарными вирусными сезонными заболеваниями. Но к специалистам, которые занимаются проблемами анорексии, мы ни разу не обращались. Были попытки наладить питание, потом случился рецидив… Знаешь, только благодаря поддержке моей семьи, мы выбрались из этого всего. И я стала поправляться из-за того, что организм начал накапливать воду, а не, прошу прощения, из-за жира. Я начала просто отекать. После этого у меня произошел второй шок.

— Как ты его пережила?

— Поначалу, когда отекали только ноги и руки, я нормально к этому относилась. Пила какие-то травяные сборы и прочую ерунду. А потом я просто начала поправляться, как говорится, полностью. И, как с худобой, я сначала не сразу поняла, насколько сильно я увеличилась в размерах. И когда это осознала, меня очень накрыло. Я в тот день написала пост на своей страничке о том, как сильно я устала, как мне все надоело. Впервые я тогда написала и об анорексии. В конечном итоге, я просто взяла себя в руки. Пошла к диетологу, сделала диагностику организма.

— Ты сейчас прекрасно выглядишь, Юля!

— Спасибо.

— Я не могу себе даже представить, насколько это было психологически тяжело. Тебе повезло, что у тебя была такая семейная поддержка. Мы же понимаем, что не у каждого из нас есть такая сильная моральная опора.

— Когда у тебя анорексия, ты становишься очень нервным, много плачешь, часто злишься. Мне не хочется думать о том, как мои родители это пережили. Они вспоминают сейчас тот период со страхом. Боятся, что проблема может вернуться. Но я знаю, что держу себя в руках.

— Ну вот все-таки, зачем нужно было так худеть?

— Я не знаю. Очень сильно влияют медиа и стандарты красоты. На самом деле, когда журналисты пишут подобные статьи об идеальном теле, они не задумываются о том, как сильно это влияет на подростков, психика которых только формируется и у них еще сложно с восприятием самих себя.

— Но сейчас-то ты комфортно себя чувствуешь?

— Да. И это очень влияет на мое настроение: мне легче, мне говорят комплименты. Когда я была полной, я даже не хотела ни с кем видеться.

— Ты знаешь, отчасти, я тебя понимаю. Когда видишь каких-то накаченных парней на билбордах или новую рекламу «кэльвинкляйнов», то конечно, поневоле, начинаешь задумываться о том, какой ты неидеальный, непривлекательный и так далее.

— Знаешь, как говорят – полюби себя таким, какой ты есть. Конечно, это легко сказать. Но я уверена, что если работать над собой, то со временем каждый из нас сможет принять себя и свою внешность. Я сейчас хоть и не вернулась в желаемую форму, но мне все равно комфортно.

— Ты прекрасно выглядишь! Говорю же.

— Спасибо, Дим.

— Давай вернемся к твоему делу, а то мы взгрустнули как-то… Ты помнишь свой первый торт?

— Я знала, что будет такой вопрос.

— Потому что он банальный?

— Нет, я просто сама пыталась вспомнить. Но так и не вспомнила, честно говоря. Я помню свой первый торт на заказ. Это был шоколадный торт для «Укрзалізниці», на котором из печенья был выложен поезд. Помню, что была им жутко довольна.

— Что планируешь в будущем?

— И про этот вопрос я знала.

— Серьезно?

— Я задавала его сама себе, пока к тебе ехала. Моя семья собирается переезжать жить в Америку. И меня хотят забрать с собой. А я не хочу. Родители говорят, что купят мне маленькое кафе, и я буду там печь. Смешно, да?

— А ты бы хотела маленькое кафе?

— Хотела бы.

— Оставайся тут, найдем тебе маленькое кафе.

— Я остаюсь, конечно же. В ближайшие года два так точно.

— Давай тебе сейчас еще и инвесторов найдем среди читателей.

— Я не против 🙂

— Вообще, это очень распространенная проблема среди молодых талантливых людей. У них есть талант, но нет денег или возможностей реализовать его по полной.

— Это правда. Но я люблю то, что имею сейчас. Мне, конечно же, родители говорили, мол, давай мы тебе дадим денег взаймы, и откроешь свою кондитерскую. А я так не хочу. Хочу заработать все самостоятельно. Я лучше буду должна инвесторам, чем своей семье.

— Ты же постоянно развиваешь свой кондитерский опыт. Что бы еще хотелось внести в свою работу?

— Я очень хочу внести больше красок в свои торты. Я не очень хорошо относилась к красителям, но вижу, что сейчас везде это очень большой тренд. Есть еще такой стиль как «unbirthday cake», где в торт пихают все, что только можно, и декор в нем занимает основную часть. Очень ярко смотрится. Хочу еще найти себе декоратора в команду.

— Как вообще в Украине с рабочими инструментами для кондитеров?

— Очень плохо. Есть много интернет-магазинов для кондитеров, но у всех одинаковый выбор и очень грустный. Есть куча крутых штук на американских сайтах, которые можно покупать оптом и продавать тут. Я до сих пор не понимаю, почему этим никто не занялся. Я вот недавно нашла девочку, которая делает красивые упаковки для десертов. И делает их в Украине.

— Ты помнишь свой самый счастливый день?

— Да. Помню. И это очень странно, но моим самым счастливым днем было возращение из Франции домой. Я настолько была влюблена во Францию, четыре года учила язык и мечтала о Париже. Я готовилась даже к тому, чтобы после бакалаврата поехать учиться во французскую столицу. Сдавала экзамены, писала письма в университеты. В общем, я поехала в Париж и настолько разочаровалась в этом городе, что мне было плохо. Я была счастлива, когда вернулась обратно в Украину и даже специально завалила экзамен по французскому.

— Да ладно!

— Да! Я перестала ходить на курсы, перестала хотеть переехать.

— Что ж там такого произошло-то?

— Ну вот все было не так. Абсолютно все.

— Ты не с той компанией ездила просто. Надо с гуленами выпивающими поехать. Ты пьешь, кстати?

— Нет. Не пью, не курю, вредных привычек не имею. Я вообще не понимаю, почему люди пьют. У меня не поднимается настроение, ничего во мне не меняется. Немного кружится голова и все.

— Мало пила, Юля.

— Наверное. Но все мои родственники желают увидеть меня пьяной и накормить мясом.

— Ты не ешь мяса? Давно?

— Лет семь не ем. Я, кстати, читала, что ты тоже уже около пяти лет без мяса живешь.

— Да, правда. Но я не ем его только потому, что уже так привык.

— А я просто никогда его не любила. Но это же никак не влияет на мою жизнь.

— Давай уже развенчаем этот миф, правда. Друзья, без мяса можно жить!

— Да!

— И тут должна быть шутка про веганов.

— Ну и расскажи мне напоследок шутку про кондитеров.

— Вспомнилось только «Меня зовут Лена. Я – кондитер. Мне 30 лет. Меня уже тошнит от пряников и я хочу кнута!» И это, кстати, ответ на вопрос, почему я не ем сладкого.

— И почему?

— Да потому что я десерты готовлю каждый день! 🙂

— Ты счастлива сейчас? В данный период жизни?

— Да. Мне нравится все, что происходит со мной и вокруг меня. Правда. И я знаю, что будет еще лучше.

Julia Gvozdyova. Home Bakery 

дружить с Юлей в facebook

фото: Максим Артемчук 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

STARBURGER И STAR WALL: Как бургер-бар помогает спортсменам — Talktome

А вы знали, что в StarBurger, расположенном на Крещатике, готовят не только бургеры, а еще и спортсменов? Не жареных, а готовых чемпионов – в заведении открылась своя стена славы STAR WALL. Это своеобразная доска почета, для которой в течение двух лет собирались фотографии и атрибутика чемпионов в разных видах спорта. Бег, вейкбординг, дрифт, вольная борьба, скейтбординг, картинг, мотогонки, пляжный волейбол, футбольный фристайл – всех фантастических людей, добившихся результатов в этих видах спорта, уже не первый год поддерживают StarBurger. И теперь, благодаря STAR WALL, все, кто будет заходить поесть в StarBurger, смогут рассмотреть этих ребят и захотеть стать такими же крутыми. А сейчас спортсмены рассказывают о себе и о том, как StarBurger помогает добиваться результатов.

МОТОГОНКИ

Леонид Каллаш, Артём Приходько, The Riders Racing Team & The Riders Motoschool. Леонид Каллаш в 2014 занял 2 место по итогам года в классе STK 600, в 2015 занимал призовые места. Артём Приходько один из лучших дебютантов: на первом этапе Чемпионата Украины в Полтаве занял 3 место.

Леонид Каллаш, Артем Приходько: Суть нашего партнерства со StarBurger – обмен аудиториями и взаимная поддержка. Они нас поддерживают, а мы их объедаем. Мы и со студентами шутим: «Если хочешь научиться ездить быстро – нужно быть сытым.». Сезон у нас как у команды начался удачно, во всех классах мы завоевали бронзу! Но, к сожалению, соперники травмировали нашего лучшего гонщика Александра Бычкова. Сейчас он активно идет на поправку, а мы «поправляем» его бургерами! Теперь будем мстить обидчикам весь сезон. В планах – объехать всех соперников на треке и выиграть Чемпионат Украины. Мы подготовили «нежданчик» для Чемпионата – в этом году у нас самая многочисленная команда пилотов во всех классах. Если один не доедет, то остальные девять уж точно доберутся до пьедестала. Это не считая того, что мы тренируемся в два раза больше, едим в два раза чаще, ну и, конечно, красивее, чем все остальные. Мы скромные – люди смотрят на нас и хотят заниматься мотогонками. И тем, кто интересуется, мы с удовольствием рассказываем, как это прекрасно – лететь на скорости 240 км в бетонный отбойник и уметь от него увернуться. Многие не понимают красоты ситуации, но те, кто тоже хочет прочувствовать этот экстрим, теперь и составляют половину участников чемпионата Украины по шоссейно-кольцевым мотогонкам. Прелесть этого спорта в том, что когда ты садишься на мотоцикл и выезжаешь на трек, весь мир перестает для тебя существовать. Но не в метафорическом смысле, а буквально. Потому что если ты на одном из поворотов вдруг подумаешь, что тебе сейчас могут позвонить по работе, следующее, что ты увидишь – это едущий вытаскивать тебя из кустов эвакуатор. Гонки – это максимальная концентрация, ты не имеешь права сомневаться или размышлять. Есть только ты, трек и твой мотоцикл. Мы учим людей погружаться в нирвану. Только эта нирвана быстрая, яркая и с кучей адреналина! 9 и 10 июля на «Чайке» пройдет второй этап Чемпионата Украины – приходите!

БЕГ

Сергей Глыга участник и финишер «Гонки нации» на 5 и 13 км, Ивано-Франковского полумарафона, Киевского полумарафона, III Международного Харьковского марафона, Киевевромарафона и многих других забегов

Время от времени Сергей организовывает забеги специально для StarBurger

Сергей Глыга: Бегать я начал год назад. Поначалу один, а спустя пару месяцев приобщился к беговым сообществам. 15 августа прошлого года я принял участие в своем первом соревновании. Обычно, после пробежек я выкладываю свои результаты с фото и комментарием в соцсети – так меня заметил StarBurger. И забег «Пробіг з вірою у серці» стал нашим первым совместным забегом. С тех пор бегаем вместе, время от времени я организовываю забеги специально для сотрудников StarBurger. Раньше бег был для меня просто как хобби. На данный момент у меня задача достичь более серьезных результатов – я занимаюсь в беговом клубе Top Runners, уже бегал разные дистанции по нескольку раз: пять, десять километров и полумарафон. Сейчас активно тренируюсь – очень хочу пробежать полный марафон осенью. Где и какой – пока не буду говорить. Моя главная мечта – пробежать так называемую золотую серию мировых марафонов World Marathon Majors. Так что есть к чему стремиться. Кто-то сказал, что бег начинается тогда, когда ты забываешь о том, что бежишь. Понимаю, о чем эта фраза. Бег сродни медитации – в процессе очень хорошо думается. Приходит решение той или иной проблемы, четкие простые ответы на сложнейшие вопросы. Почему у нас вдруг все стали бегать? Рано или поздно это должно было случиться – весь мир уже давно бежит.

ФУТБОЛЬНЫЙ ФРИСТАЙЛ

Игорь Самодед – действующий чемпион страны, серебряный призер Чемпионата Украины 2013 г, бронзовый призер Чемпионата Украины 2012 г; Андрей Дунаевский – участник двух Чемпионатов мира 2012 и 2013 гг, судья Чемпионата мира SuperBall – 2014; Иван Мелешко – бронзовый призер Чемпионатов Украины 2009 и 2011 гг, вице-чемпион Украины 2015 г, участник Чемпионата Европы и двух Чемпионатов мира; Алексей Жураховский – пятикратный Чемпион Украины, участник трех Чемпионатов Европы и семи Чемпионатов мира. По итогам трех мировых первенств входит в ТОП-16 сильнейших фристайлеров планеты!

Команда едет на Чемпионат мира, который в августе пройдет в Чехии

Андрей Дунаевский: наше сотрудничество cо StarBurger началось просто: с очень вкусной поддержки Чемпионата Украины по футбольному фристайлу, который мы организовывали в прошлом году. Как команда UkrFreestyle, мы планируем открыть профессиональную школу по футбольной технике и футбольному фристайлу. Нам без малого десять лет и мы чувствуем, что готовы к такому серьезному шагу. У нас много сил, достаточно опыта, немало достижений и регалий для этого проекта. Тем более, есть спрос. А сейчас готовимся к Чемпионату мира, который в августе пройдет в Чехии. Фристайл хорош тем, что здесь ты свободен, тебе никто не указывает, что делать, никто не стоит над душой. Ты берешь мяч и делаешь, что хочешь, создаешь крутое шоу. Это твоя личная свобода, твой способ самовыражения. И, конечно, прямая связь со спортом номер один. Сейчас футбол – самый популярный и массовый вид спорта в мире. А футбольный фристайл способствует популяризации и коммерциализации большого футбола за счет своей доступности, простоты и привлекательности.

ДРИФТИНГ

Никита Лукьянов: самый молодой спортсмен в дисциплине дрифта. Вице-чемпион Украинской дрифт-серии 2013 г, призер Чемпионата Украины по дрифтингу. В 2015 занял 2 место в финале Чемпионата Украины

Никита Лукьянов: свой прошлый день рождения я провел на Чемпионате Украины по дрифтингу, а вечером, после соревнования, листая Instagram, увидел, что StarBurger отметил мою фотку и написал, что я их фаворит. Очень скоро мы познакомились, подружились. StarBurger в этом году поддерживает меня на Чемпионате Украины. Первый этап проходит во Львове, а 19 июня на «Чайке» у нас прошел очередной этап соревнований. Хорошая возможность узнать, что такое дрифт для тех, кто не в курсе. Тут мы имеем дело и с шоу, и со спортом – пятьдесят на пятьдесят. Есть ралли или кольцевые гонки, о них все знают. Это большой трек, на котором ты видишь только один поворот. Машина проехала и все, никому это не интересно. Даже приехав на мероприятие, зрители, чтобы видеть общую картину, смотрят соревнования по монитору. А дрифт чем хорош – это все-таки шоу. Есть контакт машин, есть зрелище и все происходит на маленьком участке трассы. Ты видишь полностью весь трек от начала и до конца. А если говорить о парных заездах, то представьте: машины летят на скорости 160 км, а расстояние между ними 10-15 см. Еще в дрифте популярна тема под названием kiss the wall: нужно подъехать к стене настолько близко, чтобы ее лишь слегка черкануть. Для пилота, умеющего делать подобное, это признак мастерства.

ВЕЙКБОРДИНГ

Дмитрий Массалов в этом году занял первое место на открытом чемпионате в Пхукете (Таиланд), в 2014 – первое место на Чемпионате мира в Абу-Даби (ОАЭ), в 2010 – первые места на Чемпионате России и «Русская волна» в Египте. В следующем году Дима летит на Чемпионат мира в Мексику!

Дмитрий Массалов: StarBurger поддержал меня на Чемпионате Украины по вейкбордингу Ukrainian Open 2015 и помог с выездом на Чемпионат мира, на котором я занял второе место. За время нашего сотрудничества я побывал на четырех серьезных международных соревнованиях в трех странах. Занял второе место на чемпионате мира в Эмиратах и первое место на пятом этапе Кубка мира. Я закрепил хорошие трюки и набрался колоссального опыта. Я хочу выиграть «мир» в своей категории и открыть сеть спортивных клубов. Тому, кто никогда не занимался вейкбордингом, скажу – этот вид спорта прекрасен. Стоит человеку один раз попробовать, он остается в нем навсегда! А достижения чемпионов – таких, как я – мотивируют начинающих на собственные достижения.

ПЛЯЖНЫЙ ВОЛЕЙБОЛ

Александр Мартиненко: член исполкома ФВК, Глава комиссии микстового та ветеранского волейбола. Каждые выходные лета в Гидропарке проходят турниры по пляжному волейболу

Олександр Мартиненко: Пляжним волейболом займається, переважно, молодь та активні люди різного віку, які готові до сприйняття чогось нового, ефектного та креативного. Сааме такі люди відвідують StarBurger. У цьому ми збігаємося, можливо, тому наша плідна співпраця нараховує майже три роки. Існує не так багато демократичних видів спорту, які близькі людині із фізіологічної точки зору – пляжний волейбол один з таких. Мінімум обмежень – ось м’яч, а ось люди. Види спорту на кшталт пляжного волейболу дуже гармонійні. Саме з них, на мою думку, й потрібно людині починати займатися спортом, саме вони найбільш корисні для здоров’я протягом усього життя. Вже майже двадцять років пляжний волейбол є олімпійським видом спорту, його визнано у всьому світі, він доволі популярний. Ми рухаємося у напрямку того, аби Україна змогла проводити у себе серйозні міжнародні турніри. Майже кожного уїк-енду у Гідропарку, на пляжах Bora Bora та Olmeca, Київська федерація волейболу проводить представницькі турніри у різноманітих форматах (чоловіки, жінки, змішані пари, за участі ветеранів). Приходьте грати та вболівати! Бо це чисте задоволення – ви рухаєтесь, змагаєтесь, засмагаєте, купаєтеся, відпочиваєте.StarBurger открыт к сотрудничеству и готов поддерживать других чемпионов – достаточно написать на электронный адрес Pnata1919@gmail.com

StarBurger

ул. Крещатик, 7/11 тел.: 044 364 40 54

Facebook / Сайт 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Анна Уласенко – велосипедистка, организатор велопоходов — Talktome

В узких велосипедных кругах столицы Аня – личность легендарная. Уже шестой год она организовывает «покатушки» не только по окрестностям Киева, но и по всей Украине. Встретились мы с Аней после ее заезда до Фастова. Естественно, по бездорожью.— Аня, расскажи, пожалуйста, про сегодняшнюю покатушку.

— Катали полями на Фастов, чтоб хорошенько раскататься и летом поехать в Карпаты. Суммарный километраж вышел около 140.

— Без подготовки такую дистанцию проехать нереально?

— Без подготовки вчера мой муж проехал 65 километров. До этого он лет пять не катался. Человека, который хочет кататься, я могу на сотню вывести примерно за месяц. Но ему придется меня слушать.

— Сколько ты сама уже катаешься?

— Семь лет.— Каждый день?

— Нет, поездки каждый день зарекомендовали себя очень плохо. Организм не успевает восстанавливаться. Сейчас я вожу группы в субботу и воскресенье. В субботу у нас спартанский маршрут, а в воскресенье выкатываю новичков и чищу карму (смеется). Еще катаю в один будний день. То есть 3-4 раза в неделю. Больше нет смысла.

— Как ты начинала кататься?

— Мужу зарплату подняли и мы решили купить велик (смеется) — так и затянуло. Какое-то время я каталась немного – в сторону Пущи, Боярки, Забирья, а потом, когда стало мало, начала ездить с более подготовленными группами.

— Для того, чтоб начать кататься нужен крутой велик? 

Нет, велик в начале должен быть самый простой. По крайней мере, пока человек сам не поймет, что ему нужно менять. Достаточно байка от нормального производителя с удобной рамой и отстроенным обвесом. А хай лэвэл – это когда ты смотришь фотку седла на aliexpress и попа хлопает в ладоши (смеется).— Как можно поехать с тобой?

— Но форуме velokyiv.com в разделе «Покатушки» есть вся информация о предстоящих поездках. Еще мы недавно запустили проект biketrack.in.ua, где уже выложено около сотни треков. На этом сайте можно подобрать для себя оптимальный маршрут по дистанции и местам, где ты хочешь покататься. Очень важно выбрать покатушку своего уровня. Хоть я последнее время и не отказываю людям, но по субботам многие просто не доезжают до конца.

— И что вы с этими людьми делаете?

Никто никого не нянчит. Если человек устал и не может ехать дальше, мы показываем, как ему добраться до электрички или до трассы. Навигация, кстати, должна тоже быть своя. Исключения составляют поломки и травмы.

— Ты быстро начала ориентироваться в «полях и грунтах» киевской области?

— Когда я только пересаживалась с шоссе на грунт, то вообще не понимала, как ориентироваться. Прошло около полугода, прежде чем я начала себя более-менее уверенно чувствовать на маршрутах. Сейчас я могу найти дорогу, даже если трек составлен неудачно. А глядя на карту мест, по которым каталась, сказать не только куда ведет конкретная дорога, но и какой она ширины и какое на ней покрытие.— Сколько прошло времени, прежде чем ты начала водить группы? 

— Два года после покупки велосипеда, то есть с 2012.

— Можешь рассказать о людях, которые с тобой катаются?

Катаются все: студенты, работники нефтяных компаний, сисадмины, сотрудники всяких министерств. Публика очень разношерстная. Сейчас я себя ловлю на том, что у меня почти не осталось «вневелосипедного» общения. Иногда мы с ними ходим в баню, в пешие походы. Детей с собой берем.

— Как думаешь, что объединяет этих людей?

Желание увидеть что-то новое. Наши покатушки нельзя назвать классическим туризмом – он подразумевает баулы, палатки и длительные маршруты. Даже когда мы собираемся на несколько дней, то едем налегке, едим в кафешках, а ночуем в отелях.— Обычно у нас все хотят смотеть другие страны, а про Украину забывают. Ты через это проходила?

Да, когда я только начинала кататься, то очень хотелось за границу, но потом я поняла, что я не то что в Украине, я и в киевской области ничего не видела. Если в прошлом году мы катали, в основном, длительные разведанные маршруты, то в этом стараемся ездить в разведки, рисуем новые треки.

— Как ты выбираешь место, куда поехать?

— В Интернете полно ресурсов, где можно посмотреть «цікавинки України». Выбираю среди них те, которые мне интересны, и строю маршрут. Очень много зависит от того, есть ли в ту сторону удобный трансфер вроде электрички.

— Есть любимые места в киевской области?

— Есть маршрут, ради которого я училась проезжать большие дистанции. Это маршрут в чернобыльскую зону, к КПП «Дитятки». Это было ступенью в моей эволюции — я с нуля сделала этот трек и очень хотела туда попасть. Вышло 250 километров.— Что бы ты посоветовала посмотреть начинающему велосипедисту?

— Я бы советовала кататься в группе. Сольное катание или даже катание с другом – это зона комфорта, из которой можно и не вылезти. Катание в группе развивает. Если человек что-то делает неправильно, ему обязательно подскажут.— Ты не берешь на покатухи людей без шлемов.

— Не беру. Если кто-то приезжает без шлема и думает, что я не обращу внимания — он будет послан. Неоднократно я видела случаи, когда шлем спасал жизнь, и если бы не треснул он, то треснула бы голова.

— Экзистенциальный вопрос: что для тебя велосипед?

Это средство передвижения, которое позволяет мне увидеть новые места. Учитывая, сколько я всего откатала, меня сложно удивить, но если на маршруте есть даже пара мест, от которых дух захватывает, то я не зря катаюсь.

Фото и текст: Филипп Доценко, архив velokyiv.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

I have a question! — Що вас привело на цьогорічний Книжковий Арсенал? — Talktome

Наш спеціальний кореспондент Філіпп Доценко вважає, що книга ніколи не помре, не перетвориться у диджітал, і, на сьогоднішній день, є наймоднішим трендом нашої країни. Що (і навіщо) читають на Книжковому Арсеналі гості та жителі столиці — просто зараз, у нашому матеріалі. 

Питання сьогоднішнього дня — «Що вас привело на цьогорічний Книжковий Арсенал?»

Яна, маркетолог

— Я вже 20 років працюю у видавничій галузі, тому Книжковий Арсенал у мене викликає величезний професійний інтерес. Як відвідувач я також цікавлюсь новими виданнями, програмою, презентаціями але, нажаль, у Києві я лише один день.Дмитро, архітектор

— Для мене Книжковий Арсенал – джерело, яка стягує людей і може дати їм поштовх для подальших, більш конкретних дій. Особисто мені цікаві книжки про архітектуру. На жаль, їх цього року не так багато – представлені зарубіжні видання, є книжки про національну архітектуру, але їх також дуже мало. Хотілося б, щоб у майбутньому видавництва приділяли більше уваги сучасній українській архітектурі та публічним просторам, бо це наразі пуста «зона» в літературі.Юрій, підприємець

— Мені дуже подобається, що на Арсеналі зібрана найбільша колекція сучасної української літератури. Цього року, до речі, російської літератури значно менше, ніж торік. Не знаю, із чим це пов’язано, але книжок українською стає все більше. Програма просто гігантська – хоч кожен день приїжджай на десяту ранку і сиди до закриття.Ольга, директор PR компанії

— Різноманітність асортименту книг та насиченість програми цього року просто вражає! Я отримую задоволення від того, що бачу: люди спілкуються, цікавляться книжками, підходять до знайомих авторів. Це створює неперевершену атмосферу інтелектуального свята! Дуже приємно помічати, як щороку українські книжки стають все більш досконалими. Це стосується як якості матеріалів так і креативних рішень у оформленні.Ольга, перекладач; Анна, редактор

Ольга: Я сюди приходжу кожен рік. Книжковий Арсенал — це можливість подивись все, що стосується літератури, одразу й в одному місці. Я люблю помацати, понюхати книжки, бо паперове видання – то фізичний об’єкт і його значно цікавіше роздивлятись на власні очі, ніж дивитись в інтернеті.

Анна: Мене більше цікавлять заходи, що відбуватимуться на Арсеналі. От, наприклад, буде зустріч зі шведською ілюстраторкою  Анною Хьоглунд, яка пише книжки і робить малюнки для підлітків на дуже гострі та ще не до кінця прийняті в Україні теми – на кшталт статевого дозрівання, самоусвідомлення, прийняття дітей з особливою чутливістю. Власне, дві її книжки є у видавництва із назвою «Видавництво».Анастасія, студентка

— Це одна з подій «ікс» у моєму житті і можливість купити багато новеньких книжок, бо протягом року не завжди випадає така можливість. Кожного разу я переглядаю, що з’явилось у «Видавництва Старого Лева» — у них крутезна продукція, особливо дитяча. На жаль, нема кому її поки що дарувати. Сьогодні от придбала роман Підмогильного «Місто» — чудове перевидання, неможливо було пройти повз нього.Ярослав, консультант з нерухомості

— Книжковий Арсенал став для мене доброю традицією – кожного року я відвідую цю подію і шукаю новинки, які не можу знайти у книжкових крамницях. Щось конкретне зазвичай не шукаю, але цікаво, що нового видали «Основи», «Видавництво Старого Лева». Зараз поспішаю на презентацію «Любов та бюджет» — книги про сімейні фінанси.Сергій, підприємець

— На Арсенал мене привела цікавість: і до книжок, і до заходів. Останнім часом мене тішить, що видає «Фолія» — книжки, які розповідають про події. Не тільки історичні, але й сучасні.Поліна, координаторка міжнародної програми Книжкового Арсеналу

— Як людину, яка безпосередньо причетна до організації заходу, мене, звісно, цікавить усе: і насичена програма Арсеналу, і новинки від видавництв, і зустрічі з авторами. А от як відвідувач можу порадити звернути увагу на нову прозову книжку Катерини Калитко від «Видавництва Старого Лева», «Велику книжку» Франца Голера – неймовірна річ. Раджу також відвідати зустрічі із письменниками. До нас цього року приїдуть дуже цікаві автори! Це і Джонатан Коу з Великобританії – прозаїк світового рівня, і Джозеф МакЕлрой – постмодерніст, один із сучасних класиків. Загалом на Арсенал завітають 70 гостей з 24 країн світу.Соломія, громадський активіст; Роман, працівник місії Євросоюзу

Соломія: По-перше, це подія, яка має бути «must have» у щоденнику кожного українця. Дуже приємно, що кожного року люди показують своєю присутністю та інтересом, що запит на книги росте, а видавництва цей запит намагаються задовольнити якісними перекладами і якісним оформленням. Мене цікавлять документальні романи, репортажистика, тому я активно агітую звернути увагу на видавництва «Комора», «Темпора», «Видавництво Старого Лева» і «Наш Формат». Це моя топ-четвірка.

Роман: Для мене Арсенал – не лише книжкове, але й арт середовище, оскільки тут, окрім презентацій та книжок, багато мистецьких акцій. Сьогодні я десь з годину дивився перформанс Андруховича – дуже захопливо.

 Фото і текст: Філіп Доценко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Александр Пинчук и Антон Полищук: совладельцы «1900 Coffee Point» и «1900& Gastrobar & Coworking» — Talktome

Как превратиться из двух друзей – архитектора и ведущего в двух друзей – рестораторов. Почему кофе круче коктейля, а сытный обед приятнее затянувшейся вечеринки. Что скрывается за неоднозначными цифрами 1900, в конце-то концов. Про это нам рассказали Александр Пинчук и Антон Полищук, совладельцы заведений «1900 Coffee Point”  и “1900 Gastrobar & Coworking”.— Что значит 1900?

Антон: Многие толкуют это название как девятнадцать два ноля, 19:00, семь часов вечера. Когда ты договариваешься о встрече в текстовом режиме и пишешь: «Давайте в 1900», то многие отвечают: «Да, хорошо, время определили. А где?». На самом же деле, эта идея появилась в нашем первом проекте: мы занимались выбором маленького помещения для создания особенного кофейного места. Побывав в разных странах, хотели сделать место, кардинально отличающееся подходом от всего, что есть в Киеве. Это не гонка за выгодой, скорее романтизм. Когда мы нашли помещение, которое само по себе волшебное, дышащее историей, осталось только подчеркнуть детали.

Александр: Когда мы готовили этот проект, была волна таких названий, как «Жадный лось» или «Собака съела голубя». И мы понимали, что нужно идти по этому пути или же выбирать что-то максимально простое типа «Чашечка» или «Кофеечек» [смеется]. Над нашим помещением на Саксаганского находится огромный медальон, который держат два льва. На нем-то и написано «1900», то есть год постройки. Так что сомнений в названии не было. Потом оно обросло словами позиционирования coffee point, а теперь доросло до gastrobar и coworking. Когда подбирали место для гастробара, то очень хотелось найти дом того же года постройки. Спустя год после открытия кофейни мы нашли помещение здесь – на Богдана Хмельницкого. Оно тоже оказалось 1900-1904 годов постройки. На ремонт ушло 10 месяцев, потому что здесь был совершенно заброшенный подвал. Мы находили в стенах кирпичи до 1900 года, с клеймами именных фабрик: и 1890, и 1897 года.

Антон: В Киеве сегодня много скандалов, когда исторические здания оставляют умирать, чтобы потом можно было снести. И я считаю, что это одна из наших миссий – максимально сохранить историческое наследие. Сложно себе представить, что бы было с этим подвалом, теми коммуникациями, которые обслуживают весь дом, если бы мы в начале 2016 года сюда не зашли. Скорее всего, еще пара лет, и случился бы коллапс. Почему-то ни коммунальщики, ни городские власти, ни собственники, ни даже жители этого дома не думают об этом. Все, что находится за пределами квартир, их не волнует.— У вас сейчас есть coffee point, gastrobar и coworking. Зачем так много? Вы не можете остановиться?

Александр: В первых интервью на вопросы о дальнейших планах мы всегда отвечали: «Наша конечная миссия – 1900 кофеен во всем мире». И мы не отступаем [смеется]. У нас есть проработки и планы, потому что за два года наш подход показал огромный фидбек. За два года работы появилось очень много постоянных клиентов. И если тут – на Хмельницкого – все хорошо, потому что это центральная улица, большой поток людей, то улица Саксаганского таким похвастаться не может. Но это не мешает нам успешно работать. Мы хотим развивать формат не только в центре и не только в Киеве: сейчас есть большая проблема с классными заведениями в регионах. А у нас уже отработано все – и смесь, и обжарка – весь функционал того, что происходит. Сейчас отрабатываем то же в концепциях гастробара и коворкинга. Жизнь Украины не заканчивается Киевом, и есть много больших городов и областных центров, которые нуждаются в качественных форматах. Так что конечная цель пока не меняется.

Антон: Это не сеть, не объединение заведений общепита. Скорее, группа лайфстайл-проектов. Возможно, через год мы замахнемся на хостелы и гостиницы. Может, концепт-стор украинских дизайнеров или спортзал. Но, так или иначе, все это будет для одного потребителя – работающего, современного, интересующегося, путешествующего человека.— Вы упомянули свой – особенный – подход, в чем он заключается?

Александр: Еще два года назад я был (и есть) архитектором, Антон – был (и есть) ведущим мероприятий. Мы не то, что стартаперы, а люди, которые смотрели на этот бизнес со стороны. Понятно, что я за свою профессиональную историю построил не одно заведение. Антон не одно заведение открывал. Но бизнес-процессов мы не знали. Поэтому первые 6 месяцев кофейней управляли сами. Хотелось изучить все изнутри: а почему здесь, а что то, а сколько. Мы жили этими процессами. Сейчас здесь (в гастробаре) происходит то же самое. Поэтому для нас каждый новый проект – это маленький дом.

Антон: В комплектации этого дома тоже проявляется подход, отличный от других. Когда мы, например, касаемся процесса выбора посуды, то выбираем стекло ручной выдувки с полированным металлическим блюдцем, в котором отражаются крупицы сахара.— Как архитектор и ведущий пришли в ресторанный бизнес?

Антон: Каждый из нас строит карьеру в определенной области. Ты работаешь, растешь, достигаешь определенных успехов. Но в какой-то момент ты задаешься вопросом: «А еще что-нибудь ты умеешь? Или ты «заточен» только лишь под одно дело?!» Мы раздумывали над разными проектами. И тут очень просто понять: когда идея не твоя – период искры очень короткий, а когда тебе что-то близко – то пожар горит дольше. Так и получилась кофейня. Без опыта, с нуля, набивая собственные «шишки». Сегодня, конечно, мы бы допустили на 20% ошибок меньше, чем тогда.

Александр: Изначально наша команда состояла из Антона и меня, позже к нам присоединился бухгалтер Ольга — сегодня финансовый директор. Еще до запуска нам помогала и консультировала  Валерия, которую потом стала Управляющей кофейни, а затем и Гастробара, теперь же занимается развитием Сети. Но все решения мы принимали сами. Игрались, начинали с малого.

— Почему именно кофе?

Антон: Кофе – это главный продукт коммуникации. Ты, зачастую, встречаешься с клиентами или партнерами за чашкой кофе. Для нас выбор был очевиден.

Александр: Конечно, не обошлось без известных историй Starbucks. Читали, изучали, склонялись к тому,  чтобы открывать не питейное заведение. Мы по натуре дневные люди, постоянно в работе – это световой день и кофе, общение на трезвую голову [смеется].— 1900 несколькими словами – это?

Александр: Это smart-пространство для smart-людей. Именно поэтому тут завязан формат кофе, гастробара и коворкинга. Это определенная аудитория, которая зарабатывает деньги исключительно интеллектуальными способностями. Поэтому мы не делали фьюжн, но и не уходили в пиццу, ролы, суши. Там смарта нет совсем. Это люди, которые хотят качественный продукт за справедливую цену – вот наш основной принцип.

Антон: Ради приемлемой цены мы скорее пожертвуем маржинальностью чем уступим в качестве продукта. Именно поэтому он такой особенный и, как сами гости охарактеризовали в первые дни работы, офигенный. Мы конечно же подхватили это описание. И сейчас, когда говоришь: «Здравствуйте, мы 1900», то обычно отвечают: «А, это офигенный кофе! Конечно, мы о вас знаем».

— Что вы обычно заказываете в 1900?

Антон: Если говорить о кофейных напитках, то в день мы пьём по несколько чашек капучино на нашей фирменной смеси 1900. Летом я пью Бамблби: это крутое сочетание эспрессо, апельсинового сока и карамельного сиропа. Он холодный, со льдом.

Александр: Я иногда позволяю себе ванильный капучино: это рецепт из Австралии, “капуч” готовится не на обычном молоке, а на топленом. Ну и конечно же BulletProof, о котором, кстати, часто пишут в отзывах о “1900” на TripAdviser — хит Силиконовой долины благодаря тонизирующему эффекту долгого действия: в рецепте не только двойная порция эспрессо, но и кокосовое, и сливочное масло, что не дает кофеину слишком быстро покидать организм.

В выборе же кухни мы опирались на бургеры и мясо, потому что это сытные и простые блюда с быстрой подачей.— А что из меню полюбилось гостям? 

Александр: Наш фирменный бургер с дор-блю. Из первых – суп с телятиной и гречневой лапшой, консоме, если быть точнее. Из основных – телятина с карамелизированной морковью и пюре. Из салатов – наша интерпретация Цезаря, салат с куриной грудкой и ореховым соусом (отсылкой к грузинской кухне).

Антон: Мы — за динамичные изменения в меню. У нас много постоянных клиентов, которые заходят 5 раз в неделю. И когда позиции задерживаются без какой-либо ротации, они тоже начинают роптать: «Ребята, давайте что-то новенькое».

Александр: Сейчас мы запускаем новое меню, в котором остаются только топовые позиции. Все остальное — дело рук команды кухни.  Мы взяли четкий курс на безупречное качество. Возможно, наше меню не будет сверхоригинальным, там не будет молекулярной кухни. Но для нас важно другое: локальные свежие продукты, стабильный вкус каждый день. Мы расширяем список горячих и первых блюд, чтобы человек мог, помимо бизнес-ланчей, сам сформировать новый набор ежедневно. Мы – исключительные противники 20-страничных меню.

Антон: В европейских странах не существует этих гроссбухов с миллионом наименований. Маленькие залы, минимальное расстояние между столами, множество людей, муравейник, все сидят друг на друге, наслаждаются едой, а не листают Facebook, и зачастую там даже нет wi-fi.

Александр: Возможно, одно из наших будущих заведений будет работать именно так. Гастробар же работает с 8 до 23, потому что это бизнес-квартал, и у нас есть завтраки, ланчи, ужины. Мы сознательно не стали делать акцент на вечеринках – наше пространство о вкусной еде и комфортной работе.  — Три проекта, два человека. Как это возможно?

Антон: Не совсем так. Проект Гастробара и коворкинга мы запустили с Партнерами – Романом Грабежовым и Тимуром Михно — каждый из которых на определенном этапе реализации поверили и поддержали бренд «1900». Поэтому я и Александр, как авторы бренда, конечно же, ощущаем огромную ответственность за успешную работу нового объекта. На порядок бОльшую, чем в случае с кофейней.

Александр: В каком-то смысле, мы как семья, потому что все, что происходит в проектах, мы переживаем вдвоем. Завтра не выйдет сказать: «Да пошел ты», и перестать общаться – у нас уже слишком много совместных проектов и прочих штук. Надо всегда искать компромисс, и когда мы его находим – команда сразу подхватывает.

Антон: Это исключение из правила «не делать бизнес с друзьями». Просто есть другая категория друзей. Когда вы дружите пять или больше лет, вряд ли найдутся неизвестные стороны в человеке, пусть даже в бизнесе. Ждать подвоха не стоит, главный секрет, как сказал Александр, – это компромисс, обязательное умение договариваться. У нас нет инвестиционного договора по первому проекту, если бы был такой подход – не факт, что вышло что-либо путное. Стоит найти золотую середину – и тогда все обязательно получится.

Gastrobar 1900

Фото: Ольга Круглова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Константин Рудешко — художник — Talktome

Когда я шел на встречу к Константину, был уверен, что мы будем говорить о современной архитектуре, театре на Андреевском и трендах в дизайне. До театра на Андреевском и трендах в дизайне мы так и не дошли, зато ушли в глубину искусства и его глобальной цели.— По образованию вы – детский психолог.  В 90-х начали заниматься фотографией. Как так получилось? 

— На тот момент, когда я закончил институт, по распределению с моим образованием можно было работать только в системе следственных органов — слушать рассказы подозреваемых и выносить свой вердикт: косит или надо ставить диагноз. Заниматься подобным совершенно не хотелось, а с помощью фотоаппарата в то время получалось неплохо зарабатывать. Какое-то время я работал в разных изданиях, а потом, поднакопив опыта, ушел в свободное плавание. Главным достижением того времени стало то, что для себя я открыл очевидную на первый взгляд вещь: в фотографии есть трансцендентальный момент — с ее помощью мы можем получить слепок того, что называем реальностью. Но качество этого слепка целиком зависит от человека за камерой, его состояния и намерения, жизненного опыта. Это как зеркало. Поговорка «красота в глазах смотрящего» — 100% правда.

— Но больше вы фотографией не занимаетесь?

Нет. Потому что нет смысла заниматься только чем-то частным. Будущее искусства, если мы говорим об искусстве, — в объединении всех его видов и жанров в единое целое. Только когда, невзирая на все противоречия, мы придём к общему знаменателю, тогда мы поймем взаимозависимость всех элементов этого мира, постигнем общее знание. Смотрите, наглядная иллюстрация на примере согласования теории квантовой физики и теории относительности: две прекрасные сами по себе теории, но противоречат одна другой. О чем это противоречие нам говорит? Оно говорит о том, что есть вышележащий закон, которому подчиняются как и эти два частных примера, так и все остальные без исключения. Человечеству, увы, пока не хватает широты восприятия, чтобы понять, как это все работает. Но человечество обязано прийти к этому пониманию.— Такое объединение касается не только искусства?

Оно касается цивилизации в целом. Искусство сегодня — это все-таки «Я», частное, индивидуальное высказывание. Сегодня в искусстве правит конфликт, а будущее лежит в плоскости коллективного высказывания, т.е. в поиске решения этого конфликта. В своеобразном коммунизме, который подразумевает не только материальный «шеринг», но и духовный. Получается, что художники будут вынуждены во многом укротить свои амбиции и пойти на слияние, чтобы процесс «коллективизации» не оставил их, говоря языком фотографии, за рамками параллакса.

— А как же копирайт?

— Я не очень-то верю в саму идею института авторских прав. Посудите сами, если идея частная и мелкая, то ваш копирайт под ней — это роспись в собственной ограниченности. Если она глобальна, то она вам не принадлежит и могла прийти в мир через любого живущего просто потому, что пришло ее время проявиться. Да, сейчас такие правила — мы вынуждены ставить свои «вотермарки», но узурпировать большую идею и поставить на нее свою нефтяную вышку я не могу, потому что она принадлежит не мне, а всему человечеству.— А зачем людям искусство?

— Если представить человека как пазл, то с помощью искусства мы можем синтезировать недостающие в нем фрагменты. Creator — Творец. Мы называем креативными тех, кто ходит в театры и музеи, чтобы испытать новые эмоции и тем самым сотворить контент для заполнения своих пустот. Как сейчас говорят — закрыть гештальт, создать цельный образ.

— Вместе с «Альянсом 22» вы несколько лет работали над беспредметным искусством. Что это такое?

— Термин «беспредметное искусство» впервые использовал наш с вами земляк Казимир Малевич. Он объяснял так: беспредметное — чистое искусство лишенное какой-либо формы. Молоко, например, мы воспринимаем по форме бутылки в которую оно налито. И лишив его бутылки, мы перестаем понимать, что это, но молоко остается молоком, суть и его свойства от этого действия никак не изменяются. Идея беспредметного искусства — дистанцироваться от классического описания вещей, уйти от нарратива и привычного образа. Я бы мог говорить о личности Малевича очень много и долго. Но, прежде всего, надо понимать то, что он был величайшим из величайших пророков! Его литературное наследие еще будет оценено следующими поколениями, и тогда придёт понимание, что написанные им картины служат всего лишь иллюстрациями к его текстам. «Для меня карандаш острее кисти» — его слова.— Как понять искусство, из которого убрали предмет?

Это не нужно понимать. Достаточно прикладывать усилия к тому, чтобы уловить связь между предметами и явлениями.

— А научить это чувствовать можно? В академии, например?

— Мне кажется, что это не является сильной стороной нашей академии. Да, в 20-х годах там работал прекрасный преподавательский состав, говоривший именно о подобных вещах, но сейчас, в разговорах о возрождении традиций того времени, фокусируются на совсем не тех элементах, на которые стоило бы обратить внимание. Там много говорят о связи супрематистов и в частности Малевича с Украиной, но при этом, не обращают никакого внимания на его же слова о «будущем едином народе без национальностей и рас».

— Национальное украинское искусство стоит развивать?

— В ХХI веке нет никакого другого уровня, кроме мирового. Если то, что ты сделал, не понимает американец, индус или африканец, значит твой язык недостаточно совершенен.— Понятие «национальность» вы принимаете?

— Нет, не принимаю. Национальность – это то, что нас разъединяет. За такие слова сейчас можно и по голове получить, но это так.

— Мир без искусства вы себе когда-то представляли?

— Да. Рано или поздно мир будет без искусства. К счастью или к сожалению — не знаю. Дело в том, что искусство — игрушки, на которых мы учимся познавать мир, и чем взрослее мы становимся, тем меньше игрушек нам надо. Рано или поздно мы неизбежно к этому придем. Уже вовсю идет процесс перерождения искусства в дизайн. Искусство учит, дизайн — нет. Дизайн это как решенная без труда задача, как список правильных ответов в конце задачника.

— Вернемся к настоящему. Художники-одиночки, работающие сейчас, в будущем работать не будут?

Будущие художники будут творить в группах, а это очень сложно. В любом коллективе всегда, рано или поздно, возникают разногласия, конфликты, и задачей этих групп будет не столько поиск «декоративного» решения, сколько творческая работа с «закрытыми на разногласия глазами» по объединению, с одной целью — дать пример зрителю того, что он пока не может совершить. Думаю, именно в этом и кроется функция искусства будущего. Сегодня это может казаться странным, ведь очевидно, что каждый пытается отделиться от других — создать свою небольшую комфортную ячейку. Не знаю как в Киеве, но в Берлине больше половины всех квартир в новостройках — однокомнатные. Надеюсь, города будущего будут стимулировать людей жить вместе, а не порознь.— Напоминает идеи Фреско с его проектом «Венера».

— Да, его идеи достаточно интересны, но знаете, он исповедует чрезмерно технократичный подход к развитию. Идею бога, как единого закона по которому существует вся материя в этом мире — он отрицает, а, следовательно, видит будущее исключительно в развитии технологий. Прямо как «строители светлого будущего» из СССР. Это выглядит, по крайней мере, странно, потому как у нас перед глазами уже есть свежий пример развития технократичной и атеистичной цивилизации в ХХ веке, которое, как мы сейчас понимаем, завело планету в тупик и жизнь лучше не стала. Получается, счастье не в новых изобретениях, и человек, все больше отдаляясь от природы, все больше удаляется от этого закона дающего смысл всего бытия. Я не отбеливаю идею «божественного творения» и не критикую теорию Дарвина, я лишь обращаю внимание на среднюю линию в которой могут мирно сочетаться эти две идеи.

— У вас никогда не возникало ощущения, что природа – не совсем естественная среда для человека и чаще враждебна к нему?

— Да, человек и природа это две противоположные друг-другу силы, но существуют они в одной системе. В природе работает закон взаимозависимости, мы видим безграничный и постоянный симбиоз. Это можно проиллюстрировать на примере человеческого организма. Печень, почки и легкие — части превосходно отлаженной и сбалансированной системы, но по-отдельности они просто куски мяса. Такую же взаимозависимость мы видим на уровне клеток. Когда же одна из них начинает паразитировать на других, проявляется болезнь — рак, и вся система рушится. Если бы человек в своем сознании был частью природы, которая нас окружает, не было бы таких болезней, но и не было бы той интереснейшей цивилизации, в которой мы живем. Вся наша жизнь — борьба с природой, с одной стороны, и борьба со своей противоположной природе натурой, с другой. Балансирование между двух сил. Только вот мы чаще всего не отдаем себе в этом отчет.— Цивилизация накопила огромное количество вещей, предметов искусства, мусора, в конце концов. Что с этим всем будет?

— Это будет работой для дизайнеров будущего: человек будет приходить и говорить, что нужно убрать, что выбросить. Мы действительно задыхаемся от многообразия ненужного хлама как в материальном, так и в головах.

— Дизайн улиц и городов — тоже профессии будущего?

— Эти профессии будут автоматизированными одними из первых. Уже сейчас активно развиваются параметрический дизайн и архитектура. То есть, чтобы создать для определенного человека в границах его дома оптимальную среду, нужно всего лишь знать о нем несколько сотен параметров, вроде роста, веса, возраста, записей в медицинской карте, режима сна и так далее. Уже сегодня приложения для смартфонов накопили достаточно данных о своих владельцах, чтобы начать процесс обработки. Точно так же можно будет рассчитать и оптимальное количество магазинов с оптимальным количеством помидоров определенных сортов для определенной улицы или целого города. Представляете, никаких лишних издержек и отходов. Все спланировано. Правда, у этой идиллии есть обратная сторона — массовая безработица. Недавно я читал интервью с Илоном Маском, в котором он говорил о том, что в мире сейчас около 250 миллионов профессиональных водителей, которых в ближайшем будущем заменят автопилоты. 250 миллионов безработных в ближайшие 10 лет только в одной отрасли! Значит, мы будем тратить свою жизнь на что-то более полезное, чем инстинктивное вращение рулевого колеса, или мир умрет. В любом случае, больших перемен не избежать.— Обычно мы заканчиваем разговор вопросом про счастье. Поделитесь своими мыслями об этом понятии, пожалуйста.

— Мы целиком состоим из сложного комплекса желаний, и когда они удовлетворены, нам кажется, что достигли счастья. Но в тот-же момент у нас появляются новые более сложные желания — и вот мы снова несчастны. Так устроен мир, этот закон обязателен для всех и я не исключение, но я уже счастлив от того, что у меня есть желания, а где взять силы на реализацию — никто не знает, что ждет его уже через мгновение.

Дружить с Константином

Фото: Филипп Доценко, личный архив Константина 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Виталий Юрасов — фотограф — Talktome

Поговорили о творчестве, о людях, о трудностях. Поговорили серьезно и поговорили смешно. Спасибо за беседу, Виталий Юрасов!— Многие считают, что фотография – отражение внутреннего мира человека за камерой. Как думаешь, что отражают твои снимки?

— Фотография для меня — скорее инструмент, помогающий жить так, как я хочу и работать, с кем я хочу. Не буду обманывать — когда я только начинал снимать, мне казалось, что вокруг фотографа всегда много людей и постоянно что-то происходит. Мне было 15 и фотография позволяла мне вливаться в тусовки, в которые иначе я бы просто не попал: дрифт, мотоспорт, брейкданс, музыка.

— Сейчас, когда ты снимаешь артистов и создаешь определенный образ, ты себя потом в нем считываешь?

— Я всегда стараюсь снимать в определенной близкой мне стилистике. Я очень люблю живые, «лайфстайльные» фотографии, которые несут в себе правильную эмоцию и задают настрой, но при этом человек, которого я снимаю, должен оставаться в «своей тарелке», и, как бы это заезжено не звучало, оставаться собой. Давайте на чистоту, все мы заточены под то, чтобы раскрыть плюсы и скрыть минусы, но нужно все равно оставаться честными и не заходить за рамки. Потому, если я понимаю, что подобный подход не сработает с определенным человеком, я стараюсь для него не снимать, или заведомо завышаю прайс. Привет пластиковым дамам. Для меня важно не быть ремесленником, который просто нажимает на кнопку. В этой стране и без меня полно таких «про» —  зачем отнимать у них работу и деньги, им еще свои «кайены» на газу заправлять. Для меня важно работать «с артистом», а не «на артиста», и в этом принципиальная разница.— Возникают ли у тебя внутренние конфликты, когда ты снимаешь артиста, который тебе не интересен?

— Я стараюсь об этом не думать, а просто найти в человеке то, за что можно зацепиться и что «сработает» на фотосэте. И опять же, я стараюсь не работать с теми, с кем мне не интересно. Но не беду лукавить, я время от времени ошибаюсь в людях. У каждого есть чему поучиться.

— Сейчас у ребят, которые только начинают снимать, все так же большие шансы пробиться в индустрии?

— Конечно. «Фотографов» — людей с камерами — хоть и много, но по-настоящему стоящих – единицы. У нас в каждой нише работают человек по 10 — мы друг друга хорошо знаем и всегда открыты к новым именам. Просто бери и снимай. Все зависит только от тебя.

— К какой нише ты себя причисляешь?

— Я боялся, что ты это спросишь.  С этим довольно сложно. Когда я начинал, 90% моих сэтов занимали ивенты и это и было моей основной работой. Но со временем добавлялись другие жанры и было бы глупо в них не углубляться, так что я пробовал себя в новом. Сейчас я себя ни к кому не причисляю, потому что это очень ограничивает и обязывает к чему-то. На данный момент самые близкие для меня направления это lifestyle, music, travel и advertising.— Но есть жанры, в которых ты не работаешь? 

— Да, я не люблю предметную съемку, например.

Как изменились твои снимки за годы работы?

— В них появилось больше осознанности. Количество превратилось в качество – раньше я брал по 15 съемок в месяц, и они были так себе. Сейчас я беру, скажем, 5 – гонорар гораздо выше, да и у меня есть больше времени, чтобы все обдумать. Работаю по принципу «не вширь, а вглубь».

— Как ты обычно продумываешь съемки?

— Если со мной связывается артист и заказывает студийный сет, я, в первую очередь, слушаю его музыку. Это очень важно, потому, что в хип-хопе и, скажем, в роке очень разная стилистика. Если у человека есть пожелания, то это очень облегчает работу. В основном, клиенты только приблизительно знают чего хотят, и моя задача помочь им найти свою визуальную стилистику и снять не пустой сет, а сет, который выживет в этой вэб-соцсетевой мясорубке и проживет дольше двух дней и трех афиш.— Как ты относишься к своим старым работам?

Два года назад у меня умер винчестер, на котором были мои работы до 2015 года. Знаешь, я не сильно жалею. Вообще, я критично отношусь к старому материалу.

— Сейчас для фотографа очень важно продвигать свое имя как бренд, особенно в социальных сетях. Какое у тебя к этому отношение, как к инструменту самопиара, и как к явлению в целом?

Думаю, все хоть раз замечали, что, заходя на страницу человека, о нем складывается определенное мнение. После личного знакомства эти предположения либо подтверждаются, либо получается эффект «да ладно, серьезно?». Бывает и наоборот — человек, который почти не ведет соцсети, оказывается очень крутым профессионалом и не парится о мелочах, вроде социальных сетей. И все его все равно знают, и работы у него не хуже. Когда мне было 16-18 лет, и я приходили из колледжа домой, то все, что мне было нужно для счастья — это еще десяток красивых подписчиц в инстаграме (смеется). Со временем, конечно приходит осознание того, что это полнейшая чушь. Для меня в этом важна золотая середина. На съемках какого-то клипа я услышал фразу: «Основное правило украинского шоу-бизнеса – не быть, но казаться». Последние годы для меня стало очень важным от этого уйти и быть в соцсетях тем, кем я являюсь в реальной жизни.— В работе есть моменты, когда тебе приходится переступать через себя?

— Чаще всего это касается каких-то неинтересных съемок, вроде корпоративов. Обычно я отказываюсь, но если мне предлагают большую сумму, а поработать надо пару часов, то почему нет? Еще я всеми силами пытаюсь объяснить заказчику, что буду снимать, как я хочу и что хочу. То есть не буду фотографировать то, как люди пьют или едят, не буду снимать «эй, дядя, а сфоткай нас с кумом» и прочую шелуху. Моя задача донести атмосферу на мероприятии и, возможно, чуточку ее преукрасить. Так же, по возможности,  стараюсь переадресовывать подобные сеты на своих знакомых репортажников, которые снимают ничуть не хуже и иногда дешевле. Если после всех моих «требований» заказчик все-равно хочет, чтобы работал именно я — why not?

— Относительно тех, кто стоит меньше и снимает лучше. Часто ли ты встречаешь совершенно неизвестных фотографов, которые, по-твоему, заслуживают большего?

— Да, такие люди есть. В фотографии, как и в любой индустрии, есть как очень переоцененные, так и очень недооценённые люди. Среди моих друзей есть просто нереальные таланты, которые уже сейчас могут делать вижуалы для крутых брендов, но пока они вынуждены снимать лукбуки за копейки, потому что о них никто не знает.  Думаю, им просто нужно немного времени. Основное правило – бери и делай. Просто делай.— Ты как-то говорил, что в твоем понимании фотограф должен быть ключевой фигурой, а не обслуживающим персоналом. Расскажи чуть подробнее, пожалуйста.

— Начинал я снимать в Зеленом театре и заметил, что некоторые фотографы действительно похожи на официантов: их подзывают к себе и просят сделать снимок. Я понимал, что я так не смогу, потому что мои друзья, мой круг общения, в это время были на сцене. И снимать мне хотелось их, а не пьяных персонажей на танцполе. По моему скромному мнению, фотограф должен стремиться к тому, чтобы быть артистом, личностью, лидером. Да и не только фотограф — в любой индустрии этот подход работает. Работать не на кого-то, а вместе с кем-то.

— Ты раньше проводил мастер-классы. Как думаешь, чему ты можешь научить другого фотографа?

Больше мастер-классы я не провожу. С технической точки зрения я могу объяснить все,  что требуется, но знаешь, что? Не поможет. Техника – это далеко не самое главное. Вроде бы все это понимают, но откровение «не фотоаппарат важен, а фотограф» приходит далеко не сразу. Меня пару лет назад ограбили на Z-Games. Я был очень подавлен и для меня, 20-тилетнего «школяра», это было концом света. По возвращению в Киев, первый заказ который мне упал, был звонок от Миши Кацурина с просьбой снять его с будущей женой. И никакие разговоры типа «Мишаня, меня грабанули, и мне не на что снимать» не сработали. Пошел, взял технику в аренду, и снял сэт. И получилось настолько круто, что лайки с того поста капают мне по сей день (смеется), как собственно и хвалебные отзывы. В тот день и пришло откровение, что всем наплевать на что ты снимаешь, во что одет, и на чем приехал. Важно, как ты видишь кадр и как видишь в нем мир. А на мастер-классах люди хотят услышать готовый рецепт успеха, а его просто нет! У каждого свой путь к нему и достижению своей цели.— О Юрасове-фотографе мы немного поговорили. Чем ты занимаешься, когда не снимаешь?

А мы о зимнем периоде или о летнем? Потому что это два разных Юрасов (смеется). Летом я не слезаю с мотоцикла. Буквально. Для меня он и транспорт и стиль жизни, и такси, и рикша, на которой мы с Анютой (девушка Виталия — прим. ред.) везем продукты из Ашана. Мой летний лайфстайл — это какой-то «движ» каждый день. Правда! А зимой я очень много сижу в Tumblr. Там я вдохновляюсь, слежу за трендами не только в фотографии, но и в моде, музыке — в вижуале в целом. Важно держать руку на пульсе и давать актуальную картинку, а то так можно до сорока лет пользоваться VSCO, думая, что ты классный.

— Как думаешь, чем бы ты занимался, если бы не снимал?

— Я пришел к тому, что не хочу всю жизнь снимать за деньги. Думаю, если бы финансовый вопрос не стоял, я бы фотографировал для себя, путешествовал, был бы как-то причастен к музыкальной индустрии, у меня был бы свой локальный магазин streetwear, и к 35 годам я открыл бы в «Кинопанораме» на Шота Руставели IMAX — это моя школьная мечта.— В завершение разговора: за что ты благодарен в своей жизни?

— Я благодарен вселенной за то, что она окружает меня теми самыми людьми, рядом с которыми невозможно не развиваться. Они заражают своим примером, они — молодые профессионалы, и каждый в своей нише. Они дадут под зад всем тем динозаврам, которые решили, что достигли пика и заняли трон. И они меняют правила игры, а значит весь мир.

Дружить с Виталиком

Фото: Личный архив автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Есть ли жизнь после «Пинчука»: Пять других галерей Киева — Talktome

Мы решили разобраться, в какие галереи Киева стоить ходить, чтобы поздороваться с современным искусством. И если PinchukaArtCentre давно стал маяком для всех туристов, студентов и просто жаждущих арта, о существовании других мест, где можно не только прикоснуться, но и разобраться в прекрасном, знают только сами художники. Куда же идти и что смотреть?IZOLYATSIA

Здесь еще бродит призрак Грейсона Перри и его гобеленов, звучит музыка старого завода и стонет сердце от марафона по лестнице. «Креативный инкубатор», как сами называют себя организаторы, представляет широкой публике не только сокровища современного искусства, но и возможность к нему приобщиться. Здесь часто проводят мастер-классы, интерактивные выставки и показы кинофильмов. Тот случай, когда получаешь порцию вдохновения и не успеваешь им пресытиться.Центр визуальной культуры — VCRC

Чувствуйте себя как дома, ведь центр действительно напоминает огромную квартиру с большими окнами, где вместо скандальных жильцов обитает искусство. Иногда комнаты превращаются в настоящие инсталляции, иногда — в аскетичные залы галерей Берлина или Нью-Йорка, и даже — в задымленные подиумы для экстравагантных показов. VCRC всегда предлагает пищу и для глаз, и для ума. Это, кстати, общественная организация. И объединяет она не только художников, но и активистов с академиками. Здесь сначала говорят об идее, а потом демонстрируют ее в форме. Например, как на актуальной выставке “ Вишивка, текстиль, фемінізм” — кто еще поговорит с вами о гендерных вопросах через вышивку крестиком? На удивление и размышление можно смело рассчитывать.Карась Галерея

Тот случай, когда размер не имеет значения. В довольно скромном помещении разворачивается вся мощь искусства. И даже не ударяется об потолок, который, между прочим, украшен оригинальной лепниной. Так здесь уживается роскошь прошлого и шок современности. Галерея уже прошла крещение Ройтбурдом и Яковцем, поэтому сможет утолить аппетит даже голодных на звездные имена. Здесь часто проводят авторские экскурсии и это еще одна возможность дотронуться не только к арту, но и к самому художнику.Port creative hub

Воистину многофункциональное пространство: хочешь изучай искусство, хочешь смотри, а если совсем нет ни на что желания — то просто созерцай людей творческих и вдохновлённых. Их здесь мало не бывает. Удобно и соблазнительно, что можно посидеть и поработать среди настоящих артистов, и немного подхватить у них музы. Хаб нежно лелеет любую креативность и предлагает выставки, которые вызывают привыкание. Если хотите увидеть, как выглядит свобода творчества и разнообразие современного украинского арта, вам точно сюда.Галерея Дукат — Educatorium

Название заставляет немного вжаться и вспомнить школу, но зря. Это история с нотками джаза и черно-белыми фотографиями. Здесь всегда есть, что послушать на ночь и что посмотреть днём. Educatorium регулярно устраивает музыкальные вечера и проводит встречи с теми, кто заставляет арт-процесс в Украине дышать. Вы можете подслушать дискуссию о современном искусстве или подсмотреть идейную драку художников. Это пространство, где кипят креативные страсти и бурлит творческий потенциал Киева. Кроме того, это место, где не стыдно спросить: а что это, собственно, вот там на картине? И вам всегда подскажут.Ходите, да осведомлены в искусстве будете! И пускай у вас всегда найдется повод сбежать от дел в галерею.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

I have a question! — Ваше самое яркое воспоминание в жизни? — Talktome

Каждую неделю с криками «и без ответов не возвращайся» мы выгоняем на мороз нашего специального корреспондента Софию Возняк, чтобы она, не щадя сил, рук и ушей, бродила по улицам столицы в поисках открытых сердец и горящих глаз. 

Вопрос сегодняшнего дня — «Ваше самое яркое воспоминание в жизни?» 

Виктория, администратор салона красоты 

— Самый яркий момент в жизни – это, конечно же, рождение детей. Сначала ты 9 месяцев вынашиваешь, чувствуешь, как ребенок растет, чувствуешь его движения, биение сердца, а потом ты видишь это маленькое счастье и понимаешь, что это неотделимая часть тебя, это твое. Это самое обалденное в жизни, что не сравнится ни с чем!

Оксана, администратор салона красоты 

— Встреча с любимым человеком – это мое самое лучшее воспоминание. Мы познакомились на Пейзажной аллее. Первое время просто много общались, гуляли. У нас очень счастливые отношения, мы давно вместе, мы влюблены. Я благодарна жизни за этого человека.

Антон, торговый представитель 

— Я сам из России. Жил на севере, за Уралом, в небольшом городке. И 10 лет там не был. А недавно поехал на родину. Пожалуй, это были самые яркие эмоции в жизни. Было очень интересно увидеть, как все, что помнишь с детства, изменилось, было здорово встретить старых друзей и знакомых.

Оксана, диспетчер 

— Наверное, переезд в Киев стал самым ярким моим воспоминанием. Я стала самостоятельной, сама начала руководить своим временем, намечать себе цели и достигать их. Это непередаваемые эмоции. Переезд стал одним из факторов, почему я стала тем человеком, которым являюсь.

Игорь, художник 

— Знаете, у меня несколько ярких воспоминаний. Одно из них – это когда я вернулся из армии домой, снова увидел родителей, друзей. Это очень хорошее воспоминание, теплое.

Остап, кобзарь

В даному випадку неможливо обійтись просто цитатою. Тут я розкажу про розмову в цілому. Тому що вона цього заслуговує.

У переході, біля входу в метро Майдан Незалежності, сидить кобзар. Йому 85 років, у нього справжні козацькі вуса та оселедець, він грає на кобзі та співає українські пісні. Він грав у Турції, в Росії, в Грузії, Польщі, їздив містами України. Коли я підійшла та спитала про найяскравіший спогад, він відповів: «Я вам про нього заспіваю». І заспівав пісню про море та про Крим. А після цього, зі сльозами на очах, зізнався: «Оце і є мій найбільш яскравий спогад, мій найстрашніший кошмар, коли я встратив свій Крим. Я там живу, у Ялті. І сюди приїжджаю кожної зими, а влітку граю в себе в Ялті. Цього літа я там грав, як на тому світі. Цей спогад затьмарив усі інші. Коли бездарні, з хапальними інстинктами люди рвуться до влади, але щоб особисто збагачуватись, щоб висмоктувати соки з України. Звичайні добрі люди кладуть свої голови за Україну, а влада, вибачте, соплі жує.

Николай, химик 

— Самое яркое событие – защита диссертации. Это событие проходило с такими мучениями! Есть, что вспомнить.

Александр, химик 

— У меня самое яркое впечатление связано с детством, с участием в олимпиадах. В 10 классе я победил на всеукраинской олимпиаде по химии и попал в команду, которая представляла Украину на международной олимпиаде. Это, собственно, определило мою судьбу как химика.

Максим, татуировщик, Оля, дизайнер одежды 

Оля: «Самое яркое – полет на тарзанке!»

Максим: «А мое… Полет на тарзанке сложно переплюнуть. Наверное, когда я впервые спрыгнул на скейте с 12 ступенек. Это было в детстве, но это было стремно и круто!»

Михаил, массажист 

— Когда я ездил за границу и побывал в княжестве Лихтенштейн. Мне понравился там уровень жизни. А еще я там увидел лабродаритовую скульптуру, которая стоила около 40 миллионов долларов. Я удивился тому, что её до сих пор не расковыряли. Если бы у нас в Украине такую поставили, кто-то бы себе точно отломил кусочек.

Илья, студент 

— Самое яркое мое воспоминание – это когда в детстве я поехал на соревнования по баскетболу. Я тогда очень горел спортом. И вот однажды в Харькове мы играли против местных команд. Мы тогда выиграли. Это было незабываемо, если честно. После матча, как мы праздновали победу, первое соревнование. Вообще, просто нельзя забыть!

Максим и Дарья, школьники 

Максим: «Это было 31 октября 2015 года, когда я попал на совершенно неожиданный для меня квест на Хэллоуин. И это было просто ошеломительно! Я встретил столько новых людей! Это было для меня действительно очень-очень важным событием в жизни. Я очень рад, что попал туда, хоть и абсолютно случайно».

Дарья: «В прошлом году было очень много ярких событий и даже сложно отдать предпочтение какому-то одному. Это лето было для меня действительно ярким. В конце августа я впервые съездила во Львов, а вот недавно мы поехали с друзьями туда еще раз. Эти две поездки в одно место оставили неизгладимые впечатления на всю жизнь».

текст и фото: замерзшая София Возняк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.