Рубрики
Без рубрики

Виктория Пархоменко — гастрономический эксперт ресторана Meiwei — Talktome

В обеденное время редакция Talktome села в Talktomeмобиль и помчалась в новый ресторан паназиатской кухни Meiwei, который открылся несколько месяцев назад на автозаправочном комплексе «OKKO» по адресу Новоконстантиновская, 4а.Заведение уже успели окрестить «смартфудом» нового поколения. Meiwei – это понятная и быстрая еда на каждый день. Технологический процесс позволяет приготовить блюдо за считанные минуты сразу после заказа и так же оперативно выдать его гостю. При этом совершенно неважно, будет гость есть в самом Meiwei, заберет с собой в коробочках take away или воспользуется системой drive.

Мы пообщались с Викторией Пархоменко – ресторатором и гастроэкспертом в кухне Азии (и не только), которая ставила меню для Meiwei. Виктория рассказала нам о любви к тайской кухне, любимых блюдах, стереотипах и будущих перспективах развития ресторана.

О том, как мы до отвала наелись том ямов, спринг-ролов и дим-самов, рассказывать вам не будем. Просто знайте, что нам было очень вкусно.— Давайте сначала. Сколько лет вы уже в ресторанном бизнесе?

— Порядка восьми лет, думаю, если смотреть на это с профессиональной точки зрения. А так я уже более 20 лет путешествую по миру и окончила 22 кулинарные школы в разных странах. Раз уж сегодня мы говорим об Азии, то по этому профилю за моими плечами находятся 5 тематических школ, включая Школу тайской королевской кухни в Бангкоке и Институт гастрономии на Самуи. Я бываю в Азии достаточно часто и даже преподаю там тайскую кухню для англоязычных иностранцев. Так что Азия для меня – это такая давняя любовь. Собственно, все эти путешествия, которые я просто планировала для себя, переросли вот в такое моё гастрономическое увлечение, с которым я теперь иду по жизни.

— То есть, вы никогда не думали, что это станет вашим основным делом?

— Нет-нет. Я, вообще, художник по образованию. Занималась бизнесом – у меня было два модельных агентства. Потом у меня с подругами появился проект, который функционирует и до сих пор – GastroSreda. Меня это настолько поглотило, что он превратился из «фан»-проекта в площадку, которую читают миллионы людей. Суть в том, что мы посещаем различные заведения и готовим блюда с участниками и шеф-поварами. В какой-то момент начали выстраиваться целые очереди из заведений, готовых предоставить свою кухню под нашу GastroSreda. Затем ко мне начали приходить за консультациями по поводу того, как открыть ресторан, что внедрить в кухню и какие блюда стоит готовить, чтобы это было привлекательно и вкусно. В какой-то момент я осознала, что это уже поглотило меня полностью. Так, семь лет назад, меня пригласили в Милан «поставить» кухню в одно заведение. А уже после этого я полетела в Баку по той же просьбе и открыла там три ресторана. И понеслось! Сейчас, до сентября следующего года, у меня нет ни одного свободного места для заведений, который хотят со мной работать. Я веду Meiwei как гастрономический эксперт. Меня пригласила компания «OKKO» – встретились, поговорили и сошлись во мнении, что у нас одинаковые взгляды на вкусную правильную еду. Здесь, в Meiwei, традиционная рецептура паназиатской кухни, плюс авторские десерты, но тоже на азиатскую тему. Эта кухня остается для меня самой любимой и по сей день.— Как вы обучали команду?

— Мы собрали людей и четырнадцать дней подряд до открытия, с утра и до вечера, «ставили» людям руку, учили их всему – от нарезки до вкуса. Самое главное в азиатской кухне – это баланс вкуса. И порой случается, что люди не сразу могут уловить этот баланс, а мне было нужно, чтобы каждый повар в заведении, которое работает 24 часа в сутки, мог готовить так же, как и предыдущая смена – чтобы не было никаких различий во вкусе, технологиях и подаче. У нас все ребята – отличные профессионалы. Им интересна их работа, они продолжают изучать новые рецепты и экспериментируют с ними.

— Какое ваше любимое блюдо?

— Вообще, в Азии – это том ям. А здесь, в Meiwei, мне очень нравится, как получился рамен и street-noodle-soup – это такой вот уличный суп с fish-болами.— А вот насколько вписалась концепция паназиатского ресторана в рамки заправочного комплекса?

— Мне кажется, что получилось очень гармонично, потому что мы в первую очередь делали акцент на технологичности и скорости приготовления – азиатская кухня к этому очень расположена. Ведь тот фастфуд, который готовят в Азии, это больше, чем просто о «быстрой еде». Азиатская еда – это еда здоровая, потому что быстрое обжаривание в воке сохраняет максимум витаминов и вкуса. А вот том ям у нас, как и в Азии, готовится с утра и настаивается, насыщаясь ещё больше своим глубоким вкусом. Сейчас у нас в меню около 20 позиций, плюс десерты. В зависимости от сезона мы будем менять меню и добавлять новые блюда. К слову, в Meiwei есть доставка и система drive – можно заказать и забрать готовую еду, не выходя из машины.— Большинство людей считает, что азиатская кухня – это суши и роллы. Это кажется смешным, но это правда.

— Ой, это действительно проклятие какое-то.

— Насколько стремительно будет развиваться тренд правильной паназиатской кухни в Украине?

— На самом деле, он уже три года динамично развивается в нашей стране и становится только лучше и круче. Буквально за последние несколько месяцев открылись 4 паназиатских ресторана. Ясное дело, там нет никакой Японии, никаких суши. Япония – это Япония. Нельзя всё сваливать в одну стереотипную яму.

— Кстати, а где Meiwei закупает продукты для своих блюд?

— Мы работаем с несколькими компаниями, которые поставляют нам азиатские продукты, а то, чего не хватает, покупаем на Демеевском рынке у китайцев. Но, безусловно, мы используем и наши отечественные продукты: украинский судак, украинскую утку, огурцы и томаты, например.— Планирует ли «ОККО» открывать следующие азиатские рестораны с вашей помощью?

— Meiwei – это первое экспериментальное место. Мы смотрим на наших гостей, изучаем их вкусы и предпочтения. В любом случае, я буду контролировать и дальнейшие открытия.

— А какую самую экзотическую еду вы пробовали в Азии?

— Я пробовала змею во Вьетнаме. Причем я не знала, что это змея. Мы поздно приехали в какое-то местное кафе, а у них не было меню на английском. И я просто жестами показала, что хочу рыбу. Мол, смотрите, как я красиво делаю руками зигзагообразные движения. Ну, мне и принесли суп со змеей. Тараканов я там никогда не ела, потому что считаю это исключительно туристической уловкой. Вообще, азиаты – мастера превращать еду в кулинарные шедевры. Это чистейшая правда!— И всё же, как вам удается столько лет оставаться поклонником азиатской кухни?

— Есть такое понятие, как «азиатский синдром». Когда человеку постоянно хочется и нужно возвращаться в Азию. Ему обязательно нужны эти вкусы, и он готов за этим нестись непонятно куда, только бы нестись. У тайцев, например, нет такого слова как «голод». Они не понимают, что это такое. Они всё время едят: дома, в ресторанах, на улице. И для них еда – это что-то святое и неотъемлемое. Они всегда хотят всех накормить, рассказать о еде и передать свои рецепты. Я после первых своих поездок скупала в Киеве все тайские продукты и готовила, готовила, готовила. Я действительно влюблена в эту кухню и безумно рада, что могу передавать свои знания и опыт в кухню Meiwei. Надеюсь, гости оценят это по достоинству и будут рады насладиться правильной азиатской кухней.

Харгау с креветками, 65 грн

Том ям с креветками, 65 грн

Спринг-ролы с овощами, 49 грн

Рис с морепродуктами, 79 грн

Рамен с уткой, 65 грн

Пад Тай с овощами, 69 грн

Баоцзы с курицей, 35 грн

Адрес: Киев, ул. Новоконстантиновская, 4а (АЗК «ОККО»)

Тел.: 067 472 56 11

фото: Олег Онищук, Владимир Герасимов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Семь завтраков в большом городе — Talktome

Действительно, завтрак – одно из самых важных дел каждого нашего дня. И вполне может стать одним из самых приятных.

Киев – вкусный город, и завтраки, которые можно найти в столице – это не просто о еде.

Редакция Talktome очень любит поесть и решила опробовать каждое блюдо из представленного списка, чтобы передать собственные ощущения, полученные путём гастрономического наслаждения.

Мы предлагаем вам семь завтраков большого города на каждый день недели.

Понедельник – One Love Coffee

Неделя должна начинаться красиво и светло. One Love Coffee в «Пинчук арт-центре» – это именно то место, которое поможет настроиться на рабочий лад. Плюс ещё и в том, что по понедельникам знаменитая галерея не работает, и стоять в очереди не придётся. Выбирайте столик-стойку с видом на просыпающийся город и смело заказывайте сырники с джемом, ватрушку с органическим творогом или скрембл с овощами на хлебной подушке.

Отдельно нужно сказать о том, что кофе здесь потрясающий. Заказывайте капучино, улыбайтесь себе, улыбайтесь миру.

Делайте фото завтрака в Instagram – здесь всё к этому располагает.

К слову, завтраки в заведении подаются в течение всего дня с 10:00 до 23:00.
Скрембл с овощами-гриль на хлебной подушке, 270 г — 89 грнОвсянка с гранолой на воде или молоке, 250 г — 49 грнСырники с карамельным соусом, сметаной и джемом, 220 г — 89 грн

One Love Coffee – Бассейная, 2а (вход в «Пинчук арт-центр», 6 этаж)

Facebook

Вторник – NomNom Culinarium

Новое городское кафе, которое открылось на Жилянской и едва ли успело отпраздновать первые два месяца своей работы.

Идеально для завтрака. Большие окна, два этажа и невероятно вкусные яйца Бенедикт с трюфельной пастой и крайне правильно приготовленным шпинатом.

Кроме как от завтраков, здесь можно сойти с ума и от обилия кондитерских изделий собственного приготовления. Эклеры – это любовь.

Пробуйте сырники и заказывайте к ним чай в забавном заварнике.

Включите сериал «Друзья», наденьте наушники, хрустите тостами, радуйтесь вторнику.

Завтраки в NomNom можно заказывать в течение всего дня.

Овсяная каша с кремом Patissière и инжиром розе, 220 г — 65 грнСендвич с ростбифом и джемом из лука, 200 г — 55 грн Сендвич с форелью, горчичным соусом, яйцом и зеленью, 250 г — 65 грнЯйца Бенедикт со шпинатом и трюфельным соусом, 250 г — 90 грн

NomNom — Жилянская, 75

Facebook

Среда – Under Wonder

Среда – это маленькая пятница, как вы помните.

А Under Wonder – это то эстетически прекрасное место, в котором хочется завтракать как минимум полдня, неспешно наслаждаясь яйцами пашот или «киевским» завтраком с домашним какао.

Хороший кофе, уютные подачи блюд, дружелюбный персонал и приятная музыка – неотъемлемые составляющие утра в данном заведении.

Да и вообще, сколько раз оно становилось единственной точкой города, куда можно было пойти ночью, чтобы отдохнуть с бокалом хорошего вина в приятной компании?

Ресторан работает круглосуточно, и завтраки здесь можно заказывать с 6:00 до 12:00.
Яйца-пашот на тостах с сыром Бри, 220 г — 68 грнЗавтрак «Киевский»: сырники, оладьи из яблок, блинчики с творогом, мед, сметана, 400 г — 88 грн
Домашний творог со сметаной и мармеладом из кураги, 200 г — 60 грн

Under Wonder — Большая Васильковская (Красноармейская), 21

Facebook

Четверг – Miami Blues

Не хипстерами едиными.

Вы просто обязаны хотя бы раз посетить ресторан, которому, кажется, уже более двадцати лет. Да, друзья, именно Miami Blues был одним из первых заведений города, который в принципе-то ввел в своё меню завтраки и начал приучать столицу к этой культуре.

Понаблюдать за просыпающейся улицей из окна, послушать, о чём говорят бизнесмены, собирающиеся кучками в разных углах, поболтать с гардеробщиком – здесь он является достаточно уважаемой персоной – и позавтракать «ленивыми» варениками или овсяной кашей с сухофруктами.

Завтрак подают по будням с 8:00 до 12:00, а по выходным с 8:00 до 14:00.
Сырники Miami Blues — 95 грнЛенивые вареники — 75 грнОвсяная каша с сухофруктами — 84 грн

Miami Blues — Большая Васильковская (Красноармейская), 114

Facebook

 Пятница – Très Branché

Французский ресторан из семьи ресторанов «Très FRANÇAIS», расположенный на «Золотых воротах» – островок для всех тех, кому в жизни не хватает немного счастья.

Très Branché означает «быть в тренде» и оправдывает своё название огромным количеством интересных книг о культуре графитти-искусства. Собственно, street art здесь является главной темой заведения и наблюдается, где только можно – от табличек «резерв» в виде балончиков с краской до стен, расписанных графитти известных художников.

Заказывайте сырники – они здесь невероятные. А мы, поверьте, знаем в них толк.

Яйца Бенедикт с лососем требуют отдельного внимания и даже могут претендовать на отдельный день. Но если вы справитесь и с первым, и вторым и «с компотом» – день станет ещё лучше.

Все-таки пятница – она во всем пятница.

Завтраки в Très Branché готовят с 8:00 до 12:00 по будням, и с 8:00 до 14:00 по выходным.
Овсяная каша с фруктами и ягодами, 300 г — 63 грнЯйца Бенедикт под голландским соусом с лососем, 210 г — 106 грнСырники с цедрой лимона, 230 г — 74 грн,  370 г — 99 грн

Très Branché — Лысенко, 4

Facebook

Суббота — Чашка Espresso Bar 

Чашка, пожалуй, то самое первое место, благодаря которому Киев приучился пить правильный кофе. В этом небольшом, но уютном месте в здании «Арены» (слева от «Пинчук арт-центра) всегда шумно, можно встретить массу знакомых и людей различных профессий и возрастов.

Сразу же заказывайте кофе. Что угодно – от капучино до пуровера – здесь всё придется вам по вкусу. Тосты в гуакамоле с лососем, домашний йогурт с гранолой, Бенедикт с беконом или каша Киноа – это традиционные завтраки для кофейни с широкой десертной картой.

Завтраки в Чашке в течение всего дня, и это не может не радовать.

Яйца Бенедикт с беконом, 230 г — 79 грнДомашний йогурт с гранолой, 280 г — 55 грнВегетарианский завтрак с хумусом, киноа и нутом, 350 г — 77 грнТосты с гуакамоле, яйцами-пашот и лососем, 300 г — 79 грн 

Чашка Espresso Bar — Бассейная, 2а (слева от «Пинчук арт-центр)

Facebook

Воскресение – Trattoria Zucca

Воскресение – день семейный. И неважно, родные это или друзья, Trattoria Zucca пропитана каким-то духом итальянских традиций и семейных посиделок. Это даже видно по гостям, которые собираются здесь – от мала до велика.

Садитесь у окна, заказывайте блинчики из цукини с рикоттой, фруктовый салат и наслаждайтесь ничегонеделаньем.

Крайне обходительный и дружный персонал, красивый интерьер и много зелени – это то, что будет окружать вас во время воскресного завтрака.

Подаются они здесь с 9:00 до 16:00.
Итальянский завтрак (кофе, круассан, джем) — 49 грн
Оладьи из цуккини с рикоттой, 160 г — 84 грнФруктовый салат с гранолой из отрубей, 170 г — 56 грнДомашняя рикотта со спеком, 170 г — 84 грн

Trattoria Zucca — Павловская, 26/41

Facebook

фото вкуснейших завтраков: София Возняк, Ольга Круглова, Олег Онищук, Никита Кабанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Гастрономический BDSM: Неделя цветной еды — Talktome

«Удивили», — скажете вы. У нас и так вся еда цветная. А как насчет того, что в рамках нашего чудесного эксперимента (привет главному редактору!) каждый день из семи мне нужно было есть продукты одного-единственного цвета?

Да ладно, подумалось, жизнь такая яркая, за окном почти весна, ждет меня моя монохромная еда. Ждет ли.

Белый день

После этого челленджа, похоже, у меня появился новый любимый цвет. Кто бы мог подумать, что белых продуктов будет такое количество?

Утром натуральный йогурт, в обед – бульон на белом курином филе, вечером – цветная капуста на пару с белоснежной моцареллой. Фух, пережилиЗеленый день

А теперь любимый цвет, без шуток. В общем, тут можно было утром не поесть (сделала вид, что забыла), потом перекусить киви. В обед съесть салат из рукколы и шпината с огурцом и зеленью, а вечером – паровые брокколи. Сносно.

Хотя любой день без сыра для меня прожит зря.Оранжевый день

Утро: жую морковку. Обед: о, в кафе есть тыквенный суп, победа! Вечер: все как в тумане, очнулась с отжатым у дочки абрикосовым пюре для тех, кто старше 6 месяцев.

Сказать по правде, можно было купить чеддер, он достаточно оранжевый, но кто не подумал заранее – за тем придет морковка.Желтый день

Аллилуйя, сыр! Пармезан, российский или голландский. Какой угодно. Много. Утром банан, в обед пшеничный кус-кус, вечером спагетти. Все посыпать сыром.Красный день

День в стиле люкс – люкс – люкс – люкс – люкс. [пританцовываю] В этот день утром я заваривала Гибискус, спасибо недавней поездке в Египет. В обед был кусочек говядины из духовки. А вечером – лосось на гриле и помидор.  Кайф. Но по сыру уже скучаю.Фиолетовый день

День имени Баклажана. Шучу. Еще свекла. Итак, мы имеем на обед баклажаны на сковороде гриль, вечером отварную свеклу. И наглую ложь тренеру: да, я каждый день ем белок.

Ну хоть цвет хороший, фиолетовый

Рубрики
Без рубрики

Личный опыт: Букет цветов за 150 гривен — Talktome

Ну, давайте не будем обманывать друг друга.

Большинство мужчин дарят цветы только по трем поводам: 8 марта, ее день рождения, и день святого Валентина. А на юбилей любимой мамы – букет лилий в пестрой оберточной бумаге. Чтобы празднично и запомнилось всем маминым гостям.Конечно, есть и исключения из правил. Но эти исключения встречаются в очень узких кругах, пока подавляющее большинство настойчиво не выходит за рамки знаменитой одной розы в полиэтиленовом пакете, перевязанной красной ленточкой, бережно подкрученной ножницами «флориста» из сети клиенториентированных магазинов «ЦВЕТЫ 24/7»

Причин совершать такой популярный шаг – несметное количество. Но основные из них путешествуют в сознании наших людей из поколения к поколению:

Цветы в красивых флористических магазинах априори дорогие. И проще купить квартиру в Печерском районе.

Цветы в подземном переходе всегда свежие, всегда дешевые и будут стоять в вазе три недели, а то и дольше.

Купить букетик у бабушки гораздо проще и быстрее.

Так вот, друзья, сегодня я буду развеивать все эти мифы.

С помощью моих друзей из флористической компании LoraShen и Don Pion я расскажу и покажу вам, как можно купить три разных букета за 150 гривен, которые будут выглядеть в два, а то и в три раза дороже. И удивят не только вашу маму, но и тех, кому вы дарите цветы без повода. Вы же дарите их просто так?Магазин номер 1. LoraShen Studio, центральный офис

Захожу, немного стесняюсь, пытаюсь вспомнить, как называются цветы, похожие на маленький красивый кустик. Ну, надеюсь, вы понимаете, что я отлично разбираюсь в цветах.

— Здравствуйте, — говорю.

— Здравствуйте, — из-под стола выныривает флорист по имени Катя.

— Мне бы букет. Букет бы мне. Букет.

— Букет, значит, — словно мы были в булочной, а не в магазине цветов, произнесла она, — Есть какие-то предпочтения?

— Бюджет – 150 гривен. И я полностью полагаюсь на ваш вкус.Пока я снимаю видео в холодильнике, в котором хранятся цветы, включая тот, что похож на маленький красивый кустик, Катя собирает мне нечто, похожее на бутоньерку очень богатого жениха.

— А это что? – спрашиваю я.

— Ну, это же лист алыварылапвдалпоамы, — приблизительно так я слышу название цветов.

— А вот это?

— Это? А это только что срезанные пвлапвюлапрыдлвары!

— Ааа.., — говорю я, и, увидев розы, кричу, что это розы. Мол, я не тупой.

Катя смотрит на меня сочувствующе и цепляет к букету длинные листы гладиолуса.

— Букет готов! – говорит улыбающийся флорист и протягивает мне мою бутоньерку.

Мне немного кажутся мрачноватыми темные листы той самой алыварылапвдалпоамы, но наш фотограф в восторге выхватывает цветы и прижимает к сердцу.

Я откланиваюсь, благодарю Катерину за привнесенную в жизнь моей коллеги радость, ухожу и вспоминаю, что маленький красивый кустик – это гортензия.

Время: 15 минут

Стоимость: 150 грн

Адрес: Проспект Лобановского, 119/2Магазин номер 2. Don Pion, ТРЦ «Ocean Plaza»

По дороге в ТРЦ «Ocean Plaza», где находится, так сказать, «вторая линия» компании LoraShen под названием Don Pion, таксист рассказывает нам увлекательные истории своей жизни и так лихо объезжает пробки, что в какой-то момент даже проезжает вышеупомянутый ТРЦ.

— Здравствуйте, — говорю я милым девочкам за прилавком флористического магазинчика (именно магазинчика, потому что там действительно небольшой отдел с цветами)

— Здравствуйте, — кричат девочки и расплываются в улыбке.

— Мне бы цветов гривен на 150, — говорю я так, словно прошу взвесить мне грамм триста шоколадных конфет.

Важно отметить, что 150 гривен в этом магазине – баснословное богатство.На эти деньги, мы покупаем 11 (!) роз приятнейшего оттенка, завернутые в листья эвкалипта. Шикарно, я считаю. Все это добро заворачивается в мою любимую обычную бумагу и вручается мне с улыбкой в три раза шире, чем при встрече.

Идеальный вариант, если вы куда-то спешите, бюджет ограничен, а такси уже снова ждет вас у входа.Время: 10 минут

Стоимость: 145 гривен

Адрес: ул. Горького, 176 (-1 этаж)Магазин номер 3. LoraShen в отеле Hyatt Regency Kyiv

Мое любимое. Как говорится, на десерт.

Во-первых, если вы мчитесь туда на такси (ну, мало ли, нужно срочно купить букет), то автомобильную дверь вам откроет самый настоящий швейцар, и вы, словно звезда Голливуда, скромно повторяя «спасибо», вывалитесь прямиком ко входу в отель, вроде бы у вас там встреча в лобби-баре или забронирован президентский номер с прохладным шампанским на круглом стеклянном столике.

Но это лишь иллюзия. Потому что, на самом деле, у нас с вами 150 гривен и желание купить на эти деньги шикарный букет цветов.Флористический бутик LoraShen находится на первом этаже, слева от главного входа, и ничем не отличается от своих сетевых собратьев. Там нет золота, бриллиантов и консультантов в костюмах Prada. Там работают улыбающиеся девочки, стоит все тот же холодильник со свежими цветами, только вокруг еще и много-много света.

— 150 гривен, — уже по накатанной говорю я, и мне предлагают семнадцать вариантов букета на эту сумму.

Я выбираю лаконичный на основе белых роз со всякими неизвестными травами и веточками.

Девочки в шесть рук делают для меня нечто из ничего, и в конце происходит то, что вызывает у меня дикий восторг:

— А давайте приделаем вам туда несколько яблок?

БУКЕТ, КОТОРЫЙ МОЖНО ЕСТЬ! Идеально же! Вы дарите человеку цветы, а он может сделать из него, ну, предположим, фреш или пирог.

И вот ЭТОТ букет в отеле Hayyat стоит всего лишь 150 гривен. Понимаете?

Время: 20 минут

Стоимость: 150 гривен

Адрес: Hyatt Regency Kyiv, ул.Аллы Тарасовой, 5

Подведем итог:

Я, в принципе, и раньше ходил за цветами в маленькие флористические бутики, где, конечно, нужно было ждать, но взамен, за адекватные деньги, я получал не просто букет, сотворенный накануне неизвестно как и кем, а цветы, которые были собраны во что-то целостное просто при мне, исходя из моих пожеланий и предпочтений.

Я надеюсь, что теперь вы трижды подумаете над тем, стоит ли тратить те же 150 гривен на несколько гладиолусов в подземном переходе, когда вокруг столько прекрасных мест с флористамами, которые горят своим делом и хотят вложить эту свою страсть в ваш букет.

Так что, как видите, цена и качество не всегда могут совпадать друг с другом. И особенно приятно, когда цена в этой формуле гораздо ниже.

Дарите цветы просто так.

P.S. Гортензия. Не забыть бы.

Фото: София Возняк

Редакция Talktome выражает благодарность флористической компании LoraShen за помощь в создании материала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Олег Николаев — управляющий Make My Cake, Frebule и «Белый кит» — Talktome

Ах, Одесса, жемчужина у моря. Ах, Одесса, плюс четыре лишних килограмма.

Сложно не вспомнить о вкусной еде, когда речь идет об этом многогранном городе. За последние несколько лет в Одессе появилось столько прекрасных новых заведений, что составить из них единый список уж точно не получится – так уж быстро все строится и открывается.

Олег Николаев – человек, который сделал целых три таких места. Места, в которые хочется приезжать специально, даже если ты живешь за сотни километров от них.— У тебя три заведения: Frebule, «Белый кит» и Make My Cake.

— У нас. Не у меня, а у нас. Это важно. Есть я, Виктория – моя жена, которая занимается всей гастрономической частью нашей компании, и наш партнер Аня, которая занимается дизайном наших интерьеров, формой, и так далее.

— Сколько лет ты уже в ресторанной сфере?

— Четвертый год. Я вообще очень интересно втянулся в гастрономическую среду, потому что до нее семь лет занимался профессиональной фотографией.

— И как ты пришел из фотографии к гарниру?

— Начал помогать девочкам. Я был таким себе чернорабочим. Чистил мидии, таскал гирлянды, носил стремянку. Я долго был Олегом, который любил развиваться в fashion и рекламе, но в том виде, в котором все это происходило в Одессе, мне было откровенно скучно. Никому это было не нужно, и получалось, что я был одиноким человеком, который снимал лишь в свое удовольствие, и иногда, кривя душой, снимала то, что совсем не нравилось. А потом появился другой Олег, который начал снимать так, как хотелось только ему. У меня получалось уговаривать людей идти мне навстречу, навстречу моим идеям. Ко мне приезжали люди, мы делали love-story, и был прям целый насыщенный год, когда мир принял мои фотографии, и дело пошло в гору. И я уговорил девочек уйти со своих стабильных работ, дал им место в фотостудии, и они там начали свой проект, который назывался Make My Day.— Я начинаю складывать картинку воедино.

— Да-да. Так вот. Вика, которая ушла с работы чуть раньше, завела себе блог в ЖЖ, начала дома готовить, а я это все снимал. Таким образом у нее появилась аудитория, которая ее читала и следила за ее food-экспериментами. А наша подруга Аня пошла в направление, где нужно работать руками: что-то покрасить, сбить, украсить, переделать. И девочки решили это все совместить – Вика готовит, а Аня украшает, сервирует стол. Сделали одну фотосъемку, потом друзья попросили организовать день рождения, и пошло-поехало. Но так как многие заведения не пускали к себе чужие, так сказать, сладости, то они решили сконцентрироваться только на декоре. И года-полтора они занимались только этим. Я же понимал, что фотография меня не будет кормить, и начал потихоньку изучать предпринимательство. Первый мой масштабный проект – создание интернет-магазина дизайнерских интерьерных наклеек из аракала. Но потом google сыграл со мной злую шутку, мой сайт упал и пропал, и я это забросил.

— Коварный Google всегда все портит.

— Увы. А потом, в 2012 году, 28 июля, я предложил девочкам сходить на одесский фестиваль Gesheft, как отдельная кондитерская. Мы назвали это Make My Cake и приняли участие в фесте. Наготовили десерты, вышли, все продали, получили массу эмоций и, грубо говоря, офигели. То есть, оказалось, что можно не подстраиваться ни под какие праздники и свадьбы, а просто всего наготовить и продать. И пребывая в этом эмоциональном состоянии, мы продолжили думать над тем, как бы нам эти ощущения закрепить. В октябре того же года мы арендовали кухню, начали готовить и возить десерты по кофейням. У нас, кстати, до сих пор работает кондитер, которого мы взяли тогда к себе в эту арендованную кухню. И вот она, значит, до шести вечера готовила капкейки, а потом приходили мы к семи-восьми и тоже начинали печь. Все начиналось с одной домашней духовки, и за один цикл – сорок минут – у нас получалось тридцать макарон. В этот период мы очень закалялись, и когда молодые люди сейчас говорят о том, что они устали, мы не можем понять, что они имеют ввиду. А мы работали в течение трех месяцев до пяти утра. В какой-то момент, мы арендовали у одной кофейни, которая нам была близка по духу, часть барной стойки, начали печь определенное количество макарон и сами раскручивали себя в социальных сетях. Мы проработали так полтора месяца, а потом подумали, как круто было бы продавать свои десерты самостоятельно. Мы рискнули, одолжили деньги, нашли помещение, сделали ремонт и открылись.

— Так родился Make My Cake.

— Именно так.

— Он «зашел» потребителю сразу?

— Нет, конечно. Три месяца мы его раскачивали, провели огромное количество, так сказать, исследований, и пытались понять, какие дорожки правильные, а какие нет. Тогда же мы завели Instagram для кондитерской, который вели наши девочки, и занимались исключительно десертами и творчеством. Я с самого начала пытался забрать у них всю рутинную работу, чтобы они, как цветочки, не вяли под воздействием мелких проблем. По сути, я реализовался, когда начал им помогать. Я открыл себя совершенно с другой стороны, и никогда не думал, что буду, например, руководить компанией и печь макароны. Я даже кофе не пил до двадцати четырех лет, и не дружил с вином до прошлого года. Поэтому мне важно было, чтобы их сознание было открытым. Я могу, кстати, сказать, что мы одни из первых в Украине, кто начал красиво вести Instgаram, и это дало нам хороший толчок. Это действительно взорвало мир наших людей. Плюс ко всему Make my Cake – это всегда свежий продукт. Мы коробками выбрасывали эти макароны, потому что их срок годности два-три дня при условии, что ты соблюдаешь все технические нормы от температуры до влажности.

— Действительно выбрасывали?

— Конечно! А как иначе? Ты знаешь, первые три месяца к нам приходили люди, видели в витринах только макароны, и говорил, мол, я это пробовал, мне это не нравится. А все потому, что люди привыкли к несвежим хрустящим экземплярам. Для нас это был своеобразный вызов. У нас тогда зародилась такая штука, которую мы взяли с Привоза, — просто-напросто угощение. Мы угощали гостей, предлагали им попробовать, и оценить, стоит ли это тех денег, или нет. И это тоже нам очень помогло.

— Мне, кстати, очень нравится ваш персонал. Мало того, что все ребята в ваших заведениях супер стильные, они еще и очень вежливые.

— Спасибо!— Сколько времени прошло перед открытием «Белого кита»?

— Давай начнем с того, что до «Белого кита» в этом же помещении был Дом Культуры «Лес».

— «Лес»? Это тоже ваше? Я никогда не слышал.

— Нам очень нравилось помещение. Еще до «Леса» там был одесский «Циферблат». Мы сделали «Лес» настолько нищебродским, что ты даже представить себе не можешь. На сайтах продажи барахла нашли мебель, ветки нарвали из лесополосы, технику нашли бывшего и еще дважды бывшего употребления.

— Такой себе склад, грубо говоря.

— Вот да. «Лес» был брошен, как говорится, на вольное плаванье. Там была йога по утра, были лекции о культурном образовании, много таких вот вещей.

— Открытие для меня, честно говоря.

— Давай пока отойдем от «Белого кита» и перейдем к Frebule. Однажды я кого-то подменял за барной стойкой в Make My Cake и разговорился с девочкой, мама которой владела этим вот помещением, в котором мы сейчас сидим. Здесь был ресторан «Оливье», который, как оказалось, сдают в аренду со всем оборудованием. Мы планировали в то время совершить поездку в Европу, но после того, как я узнал об аренде, то пришел к девочкам, и рассказал им об этом месте. Я понимал, что это было не лучшее время, у нас были другие планы, но это же «Оливье» на Французском бульваре! Девочки просто сразу сказали «да!». Опять нашли где одолжить небольшую сумму денег, мы с Викой все-таки уехали в поездку, а Аня с мужем начали работу над Frebule. В августа мы вернулись, окунулись сразу же в продолжение ремонта, шкурили, красили, но еще не понимали, что будет. Чувствовали, что будет еда и вино, но каким образом это внести в цельный формат? Набрали команду по принципу «Ребят, мы не знаем, что будет, но будет круто. Вы с нами?». И никто нам не отказал. Месяц ушел на становление кухни и стандартов. Ну и, стартанули. Тогда мы и решили, что будем французским ресторанчиком.

— А почему Frebule?

— Frebule – это сокращенно от French Boulevard с фонетическими и грамматическими ошибками.

— Супер.

— Так вот. Открыли мы ресторан, и тут мы вспомнили о «Лесе».

— Вернемся в «Лес».

— Именно. Мы вспомнили о нем, когда он был уже на последней стадии замутнения. Встал вопрос: либо мы закрывает его совсем, либо делаем редизайн и открываем кофейню. За годы работы в этом бизнесе у меня появилось много идей по созданию места со снобским отношением к кофе, но с дружеской атмосферой в обслуживании. Только классические напитки, никаких сиропов, минимум десертов. Зато низкие цены из-за неудобных стульев, плохого вай-фая и самообслуживания. Эти все штуки были сделаны специально, понимаешь? Низкая цена напитков обусловлена общим неудобством в заведении.

— Я заметил это, когда стол начал впиваться в мои руки.

— Но зато это по-честному. У нас при запуске эспрессо стоил 15 гривен! А название нашли быстро, на самом деле. И так из «Леса» выплыл «Белый кит».— Какие выводы ты сделал за столько лет работы в ресторанном бизнесе?

— У людей в нашей стране есть один страх – страх ко всему новому, страх быть дураком. Потому что когда человек открывает, например, винную карту, а там одни строчки, одна за другой, то он не будет спрашивать, что это такое, какое оно на вкус и с чем лучше его пить. В Frebule мы нарисовали все вино, расписали вкусовые качества и постарались сделать так, чтобы это вино люди попробовали впервые.

— Итак, кофейня у вас есть, французский ресторан есть, кондитерская есть. Что еще планируете открывать?

— Я понимаю, что нужно приостановиться, потому что через два месяца у нас с Викой родится ребенок. И ритм немного поменяется.

— Ну, смотря на вас, не думаю, что он изменится кардинально.

— Это правда. Вика вообще молодец. Мы же работаем без шеф-повара и это гораздо легче и лучше.

— Ну, вы такие слегка сумасшедшие, да? В хорошем смысле.

— Мы просто не любим стоять на месте, нам надо постоянно развиваться. Хоть мы и не можем уловить этот момент развития. Нам вообще кажется, что мы такие психи, мол, ужас, как же так можно руководить, как мы? А потом садимся и думаем – да-а-а, а у нас вообще-то ресторан есть, например. Но мы не воспринимаем все эти ресторанные хлопоты как реальные проблемы. Путь, ясное дело, нелегок, но нам это в кайф.— Ну, а ты думаешь сейчас, что теперь вся твоя жизнь будет посвященная именно ресторанной сфере?

— Думаю, что нет. Я так не думал и о фотографии, когда ею занимался. Сейчас дело идет к тридцати, и мне кажется, что произойдет некая реинкарнация, некий другой этап. Я думаю о фермерстве.

— Ты хочешь быть фермером?

— Да.

— Интересно…

— Масштабы ведь другие.

— Ну, знаешь, как фантазия рисует образ. Ты в соломенной шляпе, у трактора, собираешь кукурузу.

— Сейчас же совершенно другая эпоха фермерства!

— Ладно, куплю у тебя мешок яблок. А вообще, давайте лучше открывайте что-то в Киеве, до начала фермерской карьеры.

— Make My Cake откроем точно.

— Обещаете?

— Обещаю!

Дружить с Олегом

Фото: София Возняк 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Никита Кравцов — художник — Talktome

«Он – Мик Джаггер и Энди Уорхол в одном лице! Только круче», — так мне впервые презентовали Никиту, и этим заявлением лишили его всех шансов увильнуть от беседы со мной.

Через день он улетает во Францию, поэтому в его свободный час между встречами и сборами я вгрызлась как корабельный якорь в морской грунт. Мне очень хотелось обсудить с ним современное искусство, место алкоголя в жизни художника и где можно купить такую крутую оранжевую шапочку. Никита, как твои дела? Что из новостей?

— Вот 20 апреля стартует Книжный Арсенал, где представлены несколько проектов издательств «Huss» и «Основы», в которых я брал участие. Для «Основ» я иллюстрировал уголовный кодекс. Идея интересная – популяризировать забавными картинками серьезную книгу, которую неплохо было бы знать каждому. А для «Huss» я проиллюстрировал две книги. Первая – бестселлер о современном искусстве, вторая – пособие для чайников-коллекционеров под названием «What are you looking at?». Книга помогает понимать искусство и разбираться в нем. Я сделал 20 иллюстраций, из которых 10 – это смешные селфи на фоне картин в музее. Ну, как люди приходят на выставку, сразу себе – чик! — на фронталку. А вторая серия – это наши отечественные музейные бабушки, которые не разрешают подходить, прикасаться и дышать на экспонаты. И вот я этих бабушек посадил возле самых жестких работ современности, типа знаменитой коровы с кишками от Дэмиена Херста, и запечатлел. Работы можно будет увидеть в Арсенале.

— А в Париж зачем летишь?

— Я там живу периодически, рисую и работаю над другими проектами. Изначально у меня были друзья во французском посольстве – культурные атташе, которые, кстати, занимаются организацией фестивалей французской весны в Киеве. Через них я вышел на Францию. Два года назад у меня была выставка в Киеве с двумя девочками-художницами с Юга Франции, тоже в рамках Французской весны. Думаю, с той выставки все и началось. Я делал проект про войну, связанную с политическими картами. После этой выставки мой друг-француз пробил мне резиденцию на подготовку к следующему проекту в Париже. Мне выделили три месяца, за которые, я, естественно, ни черта не успел сделать. Вернувшись в Украину, я показал свои недоработанные заготовки и был отправлен обратно в Европу. И уже в прошлом году я сделал свою первую личную выставку в Париже. А три недели назад закончился мой второй проект. Тоже в Париже.

— Это гены? Ты из творческой семьи?

— У меня в семье все архитекторы. Мой дед был главным инженером и строил пансионат «Дружба» в Ялте. Абсолютно вся семья связана с градостроительством, а я отделился больше в культурную сферу.

— А как у нас дела с культурной сферой в стране, как ты считаешь?

— С ней у нас все нормально, было нормально и будет нормально. Главное окружать себя интересными людьми. Сейчас мы собрали группу с Юрой Хусточкой, Антоном Слепаковым и Димой Ярошенко. Пока мы выпустили один трек, на который я нарисовал клип. Он был презентован в Париже. Даже живя в Париже я позиционирую себя как украинский художник, поэтому строю определенные «мосты» между Киевом и Парижем. Для популяризации украинского искусства в Европе, что ли. А еще мы с Юрой открыли свою фирму «Зуб и Корешок». Мы делаем видео-рекламы, музыкальные клипы на заказ. Кстати, уже есть и заказы, скоро выйдем на мировой рынок.— Когда ты успеваешь проворачивать столько проектов? Ты загораешься всеми идеями?

— Я рисую только то, что мне интересно. Я пробовал браться за проекты ради денег – не идет. Поэтому бывает так, что ты сидишь без копейки и думаешь: «Приехали».

— А как же монетизация искусства? Когда можно начинать продавать свое творчество?

— Монетизация – это естественный процесс, если ты правильно работаешь. Существуют определенные формулы работы с галереями. Художник не может взяться из ниоткуда и стоить дохера. Изначально в художника кто-то должен вложить деньги, чтобы они заработали. Это бизнес. Можно из говна сделать пулю, и она даже громко выстрелит, но до мишени может так и не долететь. Я долгое время работал с галереями, а сейчас сотрудничаю только по проектным контрактам, без постоянной основы. Для тебя продукт финансового прихода – это картина, которую ты делаешь. Для галереи – это ты. Для «культурной жизни» – это галереи. Взаимосвязанная цепочка. Хуже всех в этой формуле первому сегменту.

— Ты что-то коллекционируешь?

— Нет. Из меня плохой коллекционер, потому что у меня кочевой образ жизни, мне даже негде было бы складывать предметы моей коллекции, если бы я вдруг решил собирать что-то. И мой «буддизм» проявляется в том, что у меня нет никаких материальных привязанностей. Все, что у меня есть, помещается в дорожную сумку. Я не собираю вещи. Поносил, отдал кому-то. А еще в Париже невозможно хранить много вещей, там все маленькое, потому что очень дорогая аренда. Даже если ты аккуратно разложил свои вещи по местам, разместил все по шкафам, все равно квартира смотрится как свалка. Все французы живут в каморах. Поэтому я коллекционирую только воспоминания и много путешествую. Объездил почти всю Европу, был на Кубе. В Гренландии с рыбаками жил.

— Здорово!

— Да, мне там очень понравилось. Хочу вернуться. Гренландия – это чистота информационного пространства. 50 домов на мысе, рыба и больше ничего нет. А мне, когда никого нет, очень неплохо думается. Ты можешь себя услышать. Потому что у нас сейчас все как? Встречи, обсуждения, интервью, а потом ты думаешь: «Ой, блядь, день закончился, а ты еще не рисовал». Я поэтому и стал убегать от всего и всех. Рад тому, что сейчас мой телефон сломался, интернет не поддерживает.— Как ты относишься к критике?

— Об этом думать нет смысла. У тебя есть проект, над которым ты работаешь, и собираешь его. Постоянно копаешь, чтобы найти ответы для себя и дать свой ответ зрителю. А рассматривая твои ответы-картины, у зрителей возникает куча своих вопросов. Конечно, иногда тебя критикуют. Но критика необходима, когда ты запутался. Мама расстраивается из-за того, что я ругаюсь матом в интервью, например.

— Из-за алкоголя как?

— К алкоголю у меня очень плохое отношение. Или ты пьешь, или ты работаешь. Это не совмещается никак.

— Не круши мои романтичные стереотипы. А как же миф о непросыхающих художниках? О творческом вдохновении с бокалом?

— Думаю, для тех, кто не сильно умеет пить, алкоголь – это стимулятор. А мы с друзьями если садимся за стол, то очень долго не можем потом встать из-за стола, а потом очень долго не можем подняться с кровати. Начинаешь пить, потом ни на что не остается времени. Нужно выбирать. А так мне он необходим просто напросто для того, чтобы шум убрать из головы. Бывает, что у тебя копится-копится-копится, и ты как насандалишься, что потом два дня живешь в похмелье. Но это куда лучше, чем трезвая, но забитая голова. С ней трудно жить и работать.

— И что делать?

— А нихера не делать. Если не получается в данную минуту работать – встать и уйти. А бывает же, что наоборот прет. Нужен какой-то фон, поэтому я включаю музыку и всю ночь рисую.

— То есть у тебя есть какие-то наработанные графики и схемы работы?

— Всегда, когда просят что-то сделать, просят не на завтра, а на позавчера. Поэтому график – это очень сложно. Нет такого, что ты пришел-сел-сделал. Работа художника – это по большому счету менеджерская работа, где нужно общаться с людьми, договариваться о месте, формировать проект, отслеживать продакшн. Это сложно и занимает кучу времени. Ты постоянно в движении и бегах.

— Зона комфорта расслабляет. Нужно бежать.

— Может быть, мы еще достигли той зоны комфорта, которая расслабит. А еще мы не достигли возраста, когда появляется рак. Вот это прекрасно.— Расскажи еще о своих проектах.

— Когда была война во Вьетнаме, правительство максимально пыталось блокировать Леннона и его деятельность, потому что он много разговаривал. Правительство не любит болтливых. И он устроил скандальную фотосессию, где они с Йоко Оно абсолютно голые давали конференцию в кровати. Название перформанса было – «The war is over». Я взял за основу этот меседж, адаптировал — «Війна закінчилась, якщо ти цього бажаєш» — и в рамках выставки собрал фотографии культурных деятелей, которые снялись голые. Для презентации этого проекта в Париже с женой купили милитари-форму и написали смешные похабности на французском языке. На открытии выставки был дизайнер, который работает с Lady Gaga, он очень заинтересовался этой одеждой и предложил сотрудничество. Сложно было объяснять, что мы не пошили эту одежду, а купили куртки на секонд-хенде по 5 евро и расписали краской.

— А сам одеваешься на барахолках?

— Я очень уважаю ресурсы земли, я против пластика и других отходов. Поэтому – да, я покупаю вещи на секонде. В Брюсселе есть крутейший блошиный рынок, куда завозят целыми грузовиками хлам на любой вкус: кожа, мед, говно и гвозди. Это место обязательно нужно посетить каждому, кто будет в Бельгии. А однажды на барахолке в Амстердаме мы купили с другом два велосипеда и поехали на них в Париж. Триста километров! Последние сорок мы ехали на поезде с велосипедами в руках, потому что было уже невозможно крутить педали. А вообще я очень люблю мир, ценю его, люблю людей во всех их проявлениях, поэтому я никогда не понимаю человеческой агрессии. Мартин Лютер Кинг написал замечательную штуку: «Тем, кто любит мир, нужно так же организоваться, как и тем людям, кто любит войну». Те, кто агрессивен, собираются в два счета – раз, и они уже поджигают ларьки и бьют прохожих. Мирные же очень расслаблены. Проекты, которые мы делаем, направлены на то, чтобы люди задумались над этим. Объединялись ради мира и счастья.

— А ты сам счастлив?

— Для меня главное, чтобы все вокруг было в движении, изменении и комфорте. У меня красавица жена, есть руки и ноги. Я могу видеть и осязать мир. Пока что ничего не болит. Мне комфортно. Поэтому сейчас я уверен, что счастлив на все сто процентов, да.

Про шапочку я так и не спросила. Просто потому, что у меня никогда не получится так гармонично объединить в одном образе стакан дорогого виски и ярко-оранжевую шапку поверх непослушных волос. Магический Кравцов, не меньше.

Дружить с Никитой в Facebook 

фото: Филипп Доценко 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Личный опыт: Пирсинг — Talktome

Где мы только ни были и о чём только не спрашивали. И пытались не разрыдаться у психолога, и разбивали мечты о детокс-диетах у диетолога, и делали идеальные брови из просто красивых в местном brow-баре, и даже следили за тем, чтобы горничная не прихватила с собой набор фамильных серебряных ложечек.

И если вы всё ещё думаете, что журналисты только тестируют косметику и дегустируют еду перед открытиями ресторанов, то сильно ошибаетесь.

Под девизом «В жизни надо попробовать всё!» я отправился в салон «Планета TATTOO», чтобы на собственном опыте понять, зачем люди делают пирсинг и как с этим жить.

Вечерело.

Хочется начать этот текст именно так, потому что тот вечер стал для меня самым настоящим психологическим триллером.

Последний месяц листая новостную ленту фейсбука я всё чаще наблюдал какой-то вернувшийся из ниоткуда тренд – пирсинг септума. Десятки моих знакомых выставляли фотографии со свежим пирсингом и, чего греха таить, на большинстве из них это смотрелось очень даже стильно.

Пирсинг септума, друзья, как говорит старая добрая Википедия, это прокол между хрящом и перегородкой носа. Именно этот вид пирсинга проходит через минимальное количество ткани, что положительно влияет и на саму процедуру прокола, и на скорость его заживления.

Короче говоря, я, взрослый человек, решил протестировать это на себе и сделать тот самый популярный нынче прокол септума. (А мозги ты себе не проколол? (с) любая мама)

Салон «Планета TATTOO», которому, к слову, уже тринадцать (!) лет, расположен на улице Саксаганского и, по большому счёту, является одним из самых известных и популярных тату-салонов столицы.

Меня встречает мастер Петр Ищенко и сразу же интересуется, принёс ли я с собой серьгу для прокола. Естественно, ничего я не принёс, так что меня сразу направляют в ближайший крупный магазин украшений для пирсинга, где я и покупаю себе два экземпляра из медицинской стали по целых 24 гривны – размером поменьше и побольше.

Возвращаюсь. На «диване ожидания» помимо меня сидит молодой парень лет четырнадцати и его мать «в положении», чьё тело украшают стильные татуировки. Спустя несколько минут из кабинета моего мастера выбегает счастливая и заплаканная девочка лет двенадцати с серёжкой-гвоздиком в носу. Мама говорит «супер!», сын говорит «класс!», девочка светится и утирает слёзы. Ну, думаю, будет весело.

— Следующий, – смеётся Петр и приглашает меня в кабинет.

Я, как на казнь, вяленько бреду за ним.
— Так, давай начистоту. Это больно? – спрашиваю я, понимая, что не больно тут быть не может.

— Ну, смотри. Пирсинг носа – будь то его «крыло» или септум – весьма болезненная процедура. По шкале боли, наверное, следующая после сосков и брови.

— Очень ободряюще.

— Зато правда.

— А что чаще всего прокалывают?

— Как ни странно, последние месяцев пять самым популярным является пирсинг септума. Бывало такое, что приходили целыми компаниями.

— А у тебя есть пирсинг?

— Нет.

— Ну как так?

— А вот так. Сапожник без сапог. У меня медицинское образование, я делаю пирсинг уже много лет, занимаюсь удалением татуировок и, вообще, не переживай.

— Хорошо, — говорю я и начинаю переживать ещё больше.

— Какие есть риски, если кто-то впервые захочет сделать себе прокол?

— Во-первых, нужно выбрать правильного мастера, у которого сразу нужно спросить, чем он прокалывает.

— Чем ты прокалываешь?

— Я делаю прокол стерильными одноразовыми катетерами. Если мастер колет «пистолетом» и говорит, что сделает им пирсинг пупка или соска – надо сразу убегать. Любой уважающий себя пирсер против «пистолетов». Плюс, у него должны быть одноразовые стерильные материалы, дезинфицированный инструментарий и рекомендации по уходу за пирсингом. То есть, я провожу процедуру, гарантирую, что это стерильно, даю рекомендации. Но дальше уже от тебя зависит то, как будет заживать твой прокол. Будешь ли ты лезть туда грязным пальцами и так далее. Ещё немаловажным фактором является подбор самого украшения. Это очень и очень важно при проколе языка или носа. После пирсинга может быть небольшой отек или покраснение – реакция организма на вмешательство – и если неправильно выбрать украшение, могут произойти неприятные вещи: начиная от вклинивания шарика в язык и заканчивая такими случаями как врастание серёжки в слизистую оболочку.

— Вдохновляюще. Очень вдохновляюще.

— 10 дней после прокола травмированное место нужно обрабатывать специальными мазями – я всё расскажу – два раза в день. Нельзя обрабатывать перекисью, спиртом и всеми спиртосодержащими настойками.

— Ты готов? – спрашивает меня Петр, и я понимаю, что не готов вообще.

— Конечно, — говорю, и пересаживаюсь с кушетки на стул. – А можно кричать и плакать?

— Можно.

— А кровь будет хлыстать?

— Не должна.

— Это будет бам! – и всё?

— Да. Но чувствительный такой «бам» будет.

Минуты ожидания превращаются для меня в часы. Петр обрабатывает дезинфектором инструменты, потом обеззараживает «хирургическое поле», то есть, мой нос, и достает гигантские щипцы (ну ладно, может и не гигантские, но камон!).

Он зажимает щипцами перегородку между крыльями носа, и мне уже становится плохо. Катетер мелькает у него руках и… он вставляет мне длинную металлическую спицу прямо в мой благородный аристократический носовой хрящ.
«АААА!!!» — кричу я, и из моих глаз непроизвольно текут слёзы. Петр заботливо подает мне салфетку и радостно отмечает, что у меня очень весело пошла кровь. Я не совсем понимаю, вытащил ли он из меня спицу и вставил ли сережку, но отчётливо ощущаю адскую боль. Петр был прав – это действительно очень больно.

— Тебе плохо? – спрашивает он меня, а у меня закладывает уши.

Знаете это предобморочное состояние, когда ты уже не здесь, но ещё не там? Ты ничего не слышишь, тебя бросает то в жар, то в холод, у тебя не поднимаются руки и, вообще, ты становишься похожим на вялый баклажан.

Петр видит, что я не из тех, кто «босиком по битому стеклу», и даёт мне понюхать ароматный нашатырный спирт. Стакан воды, ещё раз нашатырь, и я, как раненый волк, ложусь на кушетку, где продолжаю вытирать слёзы и кровь (сейчас надо забрать «Оскар» у ди Каприо, и отдать его мне).

Бесценный опыт, скажу я вам. Бесценный.

Ко мне возвращается слух, сознание и прилив сил, так что я наконец-то могу посмотреть на себя в зеркало.

— Оууу, — словно увидев котенка, говорю я и осознаю, что теперь у меня под носом находится чужеродный предмет.
Петр работой доволен, выписывает мне названия мазей, даёт четкие рекомендации по применению и, похлопав по слабому плечу, отпускает на все четыре стороны при условии, что я буду соблюдать чёткие инструкции по уходу за пирсингом.

«Поношу и вытащу», – думал я уходя домой, ещё не подозревая о том, что посмотрев в зеркало через полчаса, словлю себя на мысли, что мой первый в жизни пирсинг мне очень даже нравится.

А после этого – хоть босиком по битому стеклу, ага.

«Планета TATTOO» — сайт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Movie time! — «Патерсон» — Talktome

Настал «День сурка» имени Джима Джармуша – на экраны Украины вышел долгожданный «Патерсон».«Патерсон» уникальный фильм среди тех, которые массово выпускают в Америке – фильм с сюжетом, но без фабулы. Сюжет здесь развивается (точнее, он практически не развивается) не с помощью экспозиции, завязки, кульминации и прочих элементов, а только с помощью семи дней недели.Главный герой Патерсон живет в городе Патерсон, штат Нью-Джерси — он водитель автобуса, то есть, bus driver, а играет его Адам Драйвер. Вот так Джим Джармуш играет с нами в омонимы. Патерсон проживает каждый свой день одинаково: встает без будильника в определенное время, целует спящую жену, завтракает, идет на работу в автобусное депо, а вечером гуляет с собакой и пьет пиво в баре. Редкие и практически незаметные жизненные события отличают один день Патерсона от другого. Но главное, что Патерсон не просто водитель автобуса – он поэт, великий поэт, о котором, к сожалению, знает только он сам и его жена. Неискушенный зритель сочтет его поэзию за маразм, но это не маразм, друзья, а имажизм.Патерсон живет со своей по-хорошему странной женой Лорой (Голшифте Фарахани), которая поддерживает мужа во всем, но очень активно занимается собой. Правда, каждый день чем-то новым. А еще у нее страсть к различного вида геометрическим узорам, которые (в противовес унылой и одинаковой рабочей форме Патерсона) появляются в доме на всех видимых предметах и вещах. Патерсон и Лора разные во всех своих проявлениях, но это не мешает им быть вместе абсолютно гармоничной, счастливой парой. А еще с ними живет потрясающий персонаж – бульдог Марвин. Джармуш говорит нам – любовь может быть и такой.Зрителю, который привык к блокбастерам и триллерам, наверное, будет сложно оценить фильм по достоинству.  Все-таки 2 часа фильма – это неделя жизни, в которой практически ничего не происходит. Я, например, большой любитель драмы и в течение всего фильма ждала какого-то конфликта. Хоть какого-то. Может, собаку хотя бы украдут. Может, сожрут. Ну, что-то же должно произойти! Но Джармуш отучает нас от экшна и конфликтов – жизнь может быть и такой. И первую часть фильма ты сопротивляешься – не может человек быть просто так счастлив, наверное, он болен, и позже это покажут. Оказывается, может человек быть счастливым и писать оду коробку спичек. Джармуш показывает – жизнь может быть и такой.Фильм «Патерсон» — это поэзия повседневности, фильм о «маленьком» человеке, который на самом деле очень даже «большой», фильм о человеке на своем месте и простом счастье. Джармуш доказывает – фильм может быть и таким.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Алексей Нилов — главный редактор l’Officiel Hommes Украина — Talktome

Алексей — человек-оркестр. В прошлом, управляя несколькими журналами, он умудрялся вести собственную кулинарную передачу, писать книги и выступать с камерным оркестром.

Сегодня Алексей Нилов является главным редактором мужского журнала l’Officiel Hommes Украина, успешно реанимировав этот тонущий глянцевый корабль. И сейчас мы узнаем, зачем он это сделал. — Ну и почему ты вдруг решил стать главным редактором журнала, который, как говорится, уже на ладан дышал?

— Когда-то я решил, что самой интересной работой, какая только могла бы быть у меня, будет работа главреда. Потому что, на мой взгляд, в этой профессии объединены большинство креативных направлений. И вся интересная жизнь, которую можно было бы себе придумать, вмещается в это звание и должность. До этого у меня было несколько других журналов, которыми я руководил, а рынок так устроен, что без определенных рейтингов и длительного присутствия в медиапространстве ты не можешь получать те бюджеты, которые необходимы для существования. С l’Officiel Hommes мы длительное время были в переговорах, и для меня он стал ключом, который открывает многие двери. Когда тебе достаточно произнести вслух название издания, чтобы герои, например, согласились на интервью гораздо охотнее, съемки проходили гораздо комфортнее, а рекламные бюджеты заходили гораздо быстрее. Поэтому те силы, которые были накоплены во мне за год вынужденного бездействия, я направил в l’Officiel Hommes, и могу уверено сказать, что сейчас он перерождается и становится с каждым номером только лучше.

— А кто до тебя руководил журналом?

— У него не было фактического главного редактора. Был только выпускающий, который собирал материалы раз в сезон и выпускал номер.

А зачем Украине мужской журнал подобного формата? Есть же Playboy, есть журнал XXL?

— Это узконаправленные журналы для небольшой аудитории, решающие конкретные задачи, местами – этакий PornHub на бумаге. L’Officiel Hommes – это журнал для интеллектуалов, журнал о моде для образованных мужчин. Журнал для тех, кто умеет зарабатывать и держит руку на пульсе. Журнал о героях нашего времени, о парнях и мужчинах, о которых стоит говорить.

— Это все-таки больше модный журнал? Или журнал, который образовывает и дает полезную информацию?

— В любом случае, одно без другого не может существовать. Если бы у нас была только мода, то аудитория журнала сократилась бы до ста человек. Но, как мы помним, не все модники платежеспособны. А человек, который может позволить себе костюм Brioni, будет с таким же упоением читать l’Officiel Hommes, как книжку, и черпать оттуда полезную информацию. Когда люди говорят мне, что читают наш журнал от корки до корки, то я понимаю, что мы на правильном пути.Что с мужской модой в Украине? Задаю этот вопрос, потому что, мне кажется, есть колоссальное отличие между мужской модой у нас и ней же во всем остальном мире.

— Если посмотреть на коллекции некоторых брендов, которые привозят в украинские магазины, то это лишь 20-30% от того, что есть на самом деле. Остальные 80% у нас просто не продадутся, потому что это слишком ярко, слишком пестро и ультра-модно. В приоритете жесткая классика, понятная и элегантная.

— То есть, журнал подстраивается под своих читателей?

— Естественно, ведь у нас есть своя целевая аудитория. И есть моменты, которые сложились исторически в Украине. Если весь мужской модный мир начнет ходить на каблуках, то мужчины в нашей стране очень маловероятно отправятся в них на работу.

Но есть ли задача у l’Officiel Hommes раскрыть эти шоры и хотя бы показать, что есть что-то другое?

— Суть в том, что быть слишком ярким и пестрым у нас в стране никому не нужно, потому что есть ряд стереотипов. Поэтому, увы, шоры условно остаются закрытыми, но все актуальные тренды и модели всегда отображены на страницах журнала.  — Чему учит ваш журнал? Ты его возродил, он продается, выглядит хорошо, его интересно читать. Но какая у него цель? Не просто же продать рекламу Dolce&Gabbana?

— Прежде всего мы рассказываем истории. Истории, которые рассказывают личности и истории, которые мы рассказываем о них. Кто-то использует этот журнал, как книгу визуализации, кто-то – как ключ к достижению своих целей, а кто-то – в качестве авторитетного советчика. Моя задача – дать читателю возможность каждый раз узнавать что-то новое. Делать 129-ое интервью с Ваней Дорном или сделать интервью с гениальным часовщиком нашего времени Максом Бюссером, о котором мало кто знает? Я выберу второе. Поэтому открывать все новое, давать людям образовательный и эстетический контент – это и есть задача журнала.

L’Officiel Hommes выходит четыре раза в год. Вы работаете три месяца над каждым номером. Что ты можешь рассказать о том, как делается обложка? Мне кажется, что это одна из самых важных вещей в журнале.

— С этим всегда сложно, потому что с моим приходом в L’Officiel Hommes мы договорились с креативным директором Ярославой Бойко, что обложки будем снимать сами. И мало кому известно, что, как правило, у звезд категории «А» порядка 6000 запросов на интервью в день. Поэтому вероятность того, что тебе повезет, ничтожно мала. И либо ты кого-то ждешь три месяца, либо, как на примере с Ником Вустером, тебе действительно везет. То же самое с Томом Хенксом. Или с Андреем Кончаловским, когда я решил, что на обложке моего первого номера будет только он.— А как на обложку L’Officiel Hommes Украина попал Дональд Трамп?

—  На обложке должен был быть Давид Ганди, но по состоянию здоровья он отменил съемку. Команда к тому моменту уже прилетела в Лондон, все было подготовлено, но, увы, ничего не вышло. Я ждал чуда, но за пять дней до сдачи номера чудо так и не произошло. Мы начали искать каких-то альтернативных героев, и очередь дошла до Трампа, потому что был инфоповод – выборы в США. И мы подумали, что такой человек никогда не станет президентом Америки, и даже иронично подписали на обложке «Трамп-пам-пам». В итоге, когда он стал президентом, многие шутили, что мы проплатили выборы в Америке для пиара журнала. Но в то же время наше издание было первым, кто поместил Трампа на обложку. Хоть и в ироничной форме.

— Тяжело ли делать такой журнал в Украине?

— Любой журнал делать тяжело. Учитывая еще и тот факт, что у нас всего лишь 5% синдикации – заимствованного контента. А все эти 172 страницы мне надо чем-то заполнить. Это не всегда происходит легко, так как на организацию некоторых интервью и подготовку материалов уходит порой по несколько месяцев.

— Могут ли желающие работать в мужском глянце прийти к тебе на стажировку?

— Конечно. Я бесконечно кого-то стажирую, но люди не справляются с поставленными задачами. Самое сложное – это сделать хороший текст. Как правило, приходят студенты журфака, которые не ориентируются в нужной среде и не оперируют ни терминами, ни данными. Это как нас с тобой попросили бы написать о гриппе, например.

— Я бы написал. В своем стиле, но написал бы.

— А я вот нет.

— Ты был на Неделе моды в Милане. Как там встречают украинский глянец?

— Я взял с собой чемодан последнего номера и всем его презентовал. Это была первая поездка главреда L’Оfficiel Hommes. У меня была миссия показать журнал, и я услышал только положительные отзывы. Италия – это, конечно, хорошо, но у Украины тоже огромный потенциал в мире моды. Я, кстати, верю, что печатный глянец никогда не умрет, даже несмотря на подпирающий со всех боков диджитал. Я постоянно покупаю журналы и печатные книги, и это не сравнится с чтением с экрана.

— Чувствуешь ли ты себя на месте?

— О, да. Я бесконечно наслаждаюсь своей работой и каждый день проживаю маленькую жизнь.— Кстати, что тебя больше всего раздражает в гардеробе украинских мужчин?

— Истории про остроносые туфли уже канули в лету? Правда же?

— Очень надеюсь, что да.

— Ну, крепись. Видел такие в Милане.

Дружить с Алексеем

Фото: Максим Артемчук

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Личный опыт: Доставка здоровой еды FoodEx — Talktome

В общем, эта статья давалась мне тяжело. Тяжело, потому что я был слишком сыт. Потому что мне хотелось лечь и лежать. И статей не писать. Даже о еде.

Но что я такое говорю. Как это – не писать о еде. Для чего же медиа создавалось? Вот-вот, мои маленькие любители поесть после шести. Присаживайтесь поудобнее – у нас тут доставка провианта.

В прошлом марте я рискнул стать тайным покупателем и опробовать три доставки здоровой еды. Не могу сказать, что все они справились на отлично, но не готовить три дня и просыпаться от того, что фуд-диллер принес тебе новую корзинку с едой было совсем чуть-чуть великолепно очень.Сегодня я тестирую службу доставки здоровой еды FoodEx, которая раньше называлась очень просто и понятно – «Шпинат». Наверняка вы о ней слышали, видели, а некоторые счастливчики даже пробовали. Я, например, до сих брежу их рыбой с пармезановой корочкой.

Уже несколько месяцев я активно занимаюсь спортом, и радуюсь, что Talktome дает мне возможность этим повыпендриваться. Поэтому да, я заказал себе рацион человека, который ходит в тренажерный зал и набирает мышечную массу. Здесь я хочу передать привет своим одноклассникам, которые смеялись, когда я не смог подтянуться два раза. Я накачаюсь и найду вас. Так и знайте.

Вендетта вендеттой, а еда по расписанию.

FoodEx сообщил мне по телефону, что хорошо относится к спортсменам, которые не едят мясо. В отличии от моего тренера, кстати. Я сказал, что меня ждут селфи в тренажерном зале, татуировка дракона на бицепсе и облегающие плавки будущим летом. Мне сказали, что плавки обещать не могут, но поинтересовались, ем ли я рыбу и молочные продукты. Я подтвердил, что да, ем, и рыбу можно любую, хоть лосось.

Далее немного о весе, аллергических реакциях, анкета на тему «что я знаю о своем организме», рекомендация от диетолога, письмо с составленными под меня меню, подтверждающий звонок и томное ожидание большого чемодана-холодильника с едой.

Ждать долго не пришлось и уже на следующий день, в заявленный мною промежуток времени с 9:00 до 10:00, ко мне постучался добрый курьер с большой брендированной сумкой, в которой лежало мое бережно упакованное счастье.К слову, вся еда хранится в аккуратных боксах, которые можно разогревать в микроволной печи. У меня такой роскоши нет, поэтому обед и ужин я разогревал в обычной сковороде.

Первый завтрак с 6:00 до 9:00: Гранола с йогуртом и фруктами.

При поедании гранолы я словил себя на мысли, что ее слишком много. Нарезанные киви и бананы, ведро йогурта и полведра гранолы. Но быстро вспомнив о бицепсе и селфи, понял, что много еды для меня – это очень хорошо. Вкусно. Доел до дна и отправился на тренировку.

Второй завтрак с 8:00 до 11:00: Творожные крокеты с вишней.

Нереально вкусно. Пропали во мне в считанные минуты. После тренировки, конечно, хотелось увеличить порцию в три раза, но мысль о скором обеде заставила успокоиться и просто облизать тарелку. Очень вкусно.

Обед с 11:00 до 14:00: Булгур с шампиньонами с сыром сулугуни и овощами.

Наверное, этим обедом меня должны были убить. Когда мой тренер говорил мне, что нужно есть часто и много, я не подозревал, что много – это на самом деле МНОГО. Булгуром в моей порции можно было накормить гостей одной скромной свадьбы. Я люблю поесть, правда. Но даже для меня это был обед, который превратился в неравного противника. Я-то, конечно, его победил, но потом еще минут пятнадцать не мог встать из-за стола и отдышаться. Пришлю фото тренеру, пусть порадуется за меня. В самом обеде не хватало, правда, соли, но в письме диетолога значилось, что суточная ее норма в моих блюдах соблюдена. Спорить не буду.Полдник с 15:00 до 17:00: Салат с авокадо, сыром Бри и тыквенными семечками.

Салат отправился со мной в город по делами, и съел я его нагло в кофейне, попросив у обалдевшего официанта вилку. Салат с бальзамической заправкой, местами не совсем мягким авокадо, сладким виноградом и нежнейшим Бри. Неплохо для перекуса.

Ужин с 18:00 до 21:00: Запеченный лосось (спасибо!) с черными рисом и овощными маффинами.

История про обед, только про ужин. Эту порцию можно было бы растянуть на пару дней, серьезно. Но я сильный! Я качаюсь! Я с гантелями тренируюсь! Короче, опять очень много еды. Рыба не удивление нежная и не пересушенная, вкусный рис с таким же паровыми овощами. Маффины таяли во рту. Идеально.

Итог: FoodEx, вы очень вкусные, правда. Я рад, что вы развиваетесь и становитесь лучше. Вы становитесь лучше во всех направлениях: от посуды, в которой хранится ваша еда, до обслуживания, которое стало ненавязчивым и оперативным. Но мне мало и я хочу еще. Хотя бы лосось. И булгур. И мешок творожных крокетов. А лучше два. Эх.

Стоимость пробного дня: 468 грн

FoodEx

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.