Рубрики
Без рубрики

Movie time! — «Сомния» — Talktome

Фильм «Сомния» – это спуск по живописной горнолыжной трассе, во время которого вы вначале теряете шапку, потом палки, потом лыжи и в итоге доезжаете до финиша на попе в рваном комбинезоне. Да, фильм явно не дотянули до конца. И да, он не лишен красоты, которая, впрочем, находится совершенно не в плоскости хоррора. Но об этом чуть позже.Завязка у «Сомнии» живая, хоть и не лишена штампов вроде американской парочки со странным сыном, живущей в доме, где начинают происходить страшные вещи. Такие банальности создатели фильма умудрились освежить и преподнести их так, что ощущения вторичности при просмотре не возникает. Главные герои играют по-настоящему хорошо, им хочется верить и сопереживать, монтаж качественный и не вызывает раздражения, а правильный саундтрек способствует погружению в атмосферу происходящего. Но самый большой плюс у фильма – это драматическая сюжетная линия, как бы странно это ни звучало.При просмотре создается впечатление, что сценаристы изначально писали совсем не хоррор, а добрую и местами грустную сказку, ведь примерно до середины фильма зрителей никто пугать даже не пытается. Видимо, в какой-то момент ребятам напомнили, что вообще-то тут ужастик снимают, и они лихорадочно кинулись писать сценарий к совершенно другому фильму. Фильму, где мотивация героев не прослеживается, где сюжетные дыры латают одна другую, а диалоги не значат ровным счетом ничего. При этом зрителей пытаются еще и пугать, но получается это плохо и предсказуемо. В итоге: кульминация слабая, а концовка совершенно невнятная и оставляет много вопросов, хорошо хоть без намека на продолжение, как это любят делать создатели многих хоррор-серий.Резюмируя, «Сомния» мог стать хорошим фильмом. Мог, но не стал. И дело не в качестве эффектов или других технических тонкостях – создатели умело справились со своей работой. Дело в общем настроении фильма, которое к концу скатывается к откровенному трешу. Хочется сравнить фильм с культовым «Эдвард Руки-ножницы», который изначально предполагался как фильм ужасов, а стал одним из шедевров Бертона в совершенно другом жанре. Жаль, что создатели «Сомнии» увидели ее именно как хоррор, ведь могла получится крепкая драматическая история – для этого у создателей было все.

Стоит ли идти на фильм в кинотеатр? Стоит, чтобы посмотреть первые 50 минут, которые бесспорно хороши, а потом уйти, ничего при этом не потеряв.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Ольга Котрус — копирайтер, писатель, блогер — Talktome

Я бреду в кроссовках по снегу в кофейню, где меня уже ждет Оля, которая, по моему мнению, должна пахнуть CHANEL№5 и мечтательно смотреть в окно сквозь французскую вуаль.

Оля уже давно и прочно живет в Париже со своим мужем Клеманом, и сегодня моя задача узнать о ее жизни, которую она описывает в своих статьях и просто на страничке в фейсбук, гораздо больше, чем ей бы того хотелось.

В один момент она развенчала все стереотипные мышления о том, как украинка живет во Франции.

Фанатам фильма «Амели» можно закрыть это интервью.

— Ну что, как вы познакомились с Клеманом?

— Я сегодня сказала подруге, что если ты у меня об этом спросишь, я встану и уйду

— Да сиди уже

Ольга Котрус – копирайтер, писатель, блогер.

— Кем ты работаешь, Оля? А то складывается впечатление, что ты только фотографируешься на фоне Эйфелевой Башни.

— Я – копирайтер, хороший такой копирайтер. Зарабатываю словом. И я не считаю себя просто фрилансером. У меня свой график, самодисциплина, и вообще, люди должны понимать, что копирайтер – это реальная профессия.

— Слушай, вот тебя же в какой-то момент стало читать такое большое количество людей. Когда это произошло?

— Я думаю, в тот момент, когда я уволилась из офиса и стала заниматься тем, чем мне самой хотелось. Когда ты пишешь только о том, что касается работы, у тебя уже не хватает ни моральных, ни физических сил на ведение блогов или написания каких-то там мечтательных постов в фейсбук. Мое увольнение совпало с переездом в Париж и вот эту точку можно считать стартом того, о чем ты спрашиваешь. Плюс, людям очень интересна вся эта история какого-то межкультурного обмена.

— Проста дівчина з України познайомилась із французом у трамваї)

— Дівчина з Херсонщини!

— И ты, по сути, воплотила в реальность мечту многих украинок.

— Да. А ведь я, на самом деле, просто проехалась в трамвае.

— Да это уже знаменитая история, про твой трамвай-то.

— Есть теория у некоторых моих читателей, что это выдуманная история, и мы ее рассказываем, потому что хотим быть с Клеманом раскрученной парой. Это очень смешно.

— У тебя есть ненавистники?

— Ну… Я бы не сказала. Люди же, в основном, не пишут негативные комментарии. Пишут только где-то под моими колонками, там, где можно оставить анонимный комментарий. Мое любимое – «Она попала в Париж через постель».

— Класс! Название для бестселлера.

— Сколько ты уже живешь в Париже?

— Три года.

— Поменял тебя этот город? Если не брать во внимание присутствие Клемана, сколько уже можно о нем говорить!

— Да, давай уже не будем о нем. Ну, поменял, конечно. И, скорее, это совпало с периодом взросления. С другой стороны, если человека не меняет переезд в другую страну, то это крайне странно. Поменялось отношение к дому и это стало для меня такой чувствительной темой. У меня появилась возможность сравнивать, понимать или не понимать людей, осознавать, что бывает по-другому.

— Я помню, мое знакомство с тобой началось со статьи, где ты описывала, как познакомилась с родителями Клемана.

— Да, это было весной.

— Ты там смешно писала, как ела фуа-гра с маслом, и как тяжело тебе было понять все эти французские гастрономические тонкости.

— Было дело, да)

— Ты сейчас уже чувствуешь себя парижанкой?

— Нет, конечно, Дим. Какие-то бытовые и гастрономические привычки уже выработались, потому что среда, в которой ты находишься каждый день, влияет на это. Но я отнюдь не француженка, нет, и мне смешны все эти традиционные привычки французов не есть какой-то продукт и не пить какое-то вино в то или иное время года. Они заложники этого в какой-то степени. Была смешная ситуация, когда какую-то из моих фотографий на отдыхе в Ницце, где я пью розовое вино из Кот-дю-Рона, перепостили в сообщество из живущих в Ницце, и французы начали писать, мол, что? Кот-дю-Рон? В Провансе? Серьезно? Такие дела)

— А если бы у тебя был выбор, жить с мужем в Париже, или жить с ним в Украине, что бы ты выбрала?

— У меня есть такой выбор. Но пока я живу в Париже. Я не так вижу этот выбор. Я не считаю себя привязанной к своему бойфренду. Если я захочу пожить в Киеве — я перееду.

— И вот могла бы ты вообще подумать три года назад, что в какой-то момент твоя жизнь во Франции станет обсуждаемой?

— Нет, но я к этому никогда и не стремилась. И все это уже не столь странно, потому что людям всегда интересна а) чужая личная жизнь; б) им интересна какая-то чужая дольче вита, хотя моя — абсолютно обычная; с) людям нравится копаться в грязном белье. Это надо принять как данность, потому что это все – наш общий большой недостаток. Мне не обидно, когда есть какие-то неприятные комментарии. Я с этим мирюсь. Но я и не думала, что кому-то может быть интересна история какой-то там девочки и какого-то там мальчика. И я не хочу быть человеком, который у кого-то ассоциируется с «а, это вот та, которая переехала?»
— Но для меня ты Оля Котрус, которая живет в Париже, интересно и смешно описывает свою жизнь там, и я ценю твои хорошие тексты. И я уверен, что 90% твоих читателей ценят тебя за то же.

— Я же еще и копирайтер, Дима!

— Чем ты там занимаешься вообще в Париже?

— Ну тем же, чем и занимаются все люди, у которых есть работа. Просто я работаю дома. Встаю в семь утра, пью кофе, смотрю почту, планирую свой день. Вечером у меня есть свободное время, или я просто иду гулять.

— Мне нравится, как ты отвечаешь, потому что я чувствую в твоем тоне некое раздражение. И вижу, как тебя достали эти вопросы.

— На самом деле, тебе кажется. Просто сам по себе вопрос – чем ты там занимаешься? — кажется мне странным. Ну чем я должна там заниматься?

— Ну мне же интересно все услышать из первых уст, так сказать. У меня такая уникальная возможность – встретиться с тобой из тысяч твоих читателей.

— Так что ж ты мне не задаешь интересные вопросы?

— Ах так вот!

— Ну ладно, шучу!

— Чем вы вдохновляетесь, Ольга?

— Все, хватит, я поняла

— Что вы возьмете с собой на необитаемый остров?

— Хватит

— Какие у тебя фобии? Вот так, неожиданно, из Парижа мы переместились в твои страхи.

— Ну, я боюсь этих, как их там, ночных мотыльков.

— Да ладно!

— Серьезно!

— Боишься, что они унесут тебя?

— Ну, они неприятные какие-то. Я боюсь еще собак, не знаю, можно ли назвать это фобией.

— Мотыльки, конечно же, опаснее.

— Спасибо, Дим.

— Их если много собирается и у кого-то из них в лапках нож…

— Ну прекрати! Они просто мне не приятны!

— Ты французский выучила?

— Нет.

— И не хочешь?

— Ну, не прям так не хочу. Просто мне кажется, что в этом нет необходимости. С Клеманом мы общаемся на английском, и у нас нет никакого барьера. Это же классическая ситуация: девушка выходит замуж за француза, переезжает к нему и сразу бежит на курсы. У меня такой истории не было, и я не считаю, что должна была так сделать.

— Вокруг тебя, мне кажется, столько стереотипных мышлений, сотни схем твоей жизни в Париже от совершенно незнакомых людей. У меня даже есть такие схемы для тебя, видишь?

— Ну и медиа это все подогревает. Люди, которые ездят в Париж, а потом приезжают и пишут об этом – пишут, в основном, об одном и том же. Но когда ты там достаточно поживешь – все выглядит иначе.

— Какие у тебя еще увлечения?

— Ммм… Я не играю на музыкальных инструментах, не танцую… Странно. И наверное даже немного грустно, что я не могу ответить на этот вопрос.

— Да ну.

— Ну, помнишь, как в детстве спрашивали о твоих хобби?

— В анкетах, да.

— Еще конвертик такой был для подарочков!

— Конечно.

— Хороший был конвертик…Но нет у меня увлечений, Дима, нет.

— Может, ты герань какую-нибудь коллекционируешь?

— Ой, нет. У меня все умирает. Только срезанные цветы в букетах стоят очень долго.

— Которые ты покупаешь в Париже каждый четверг?

— Да нет у меня такого, что в какой-то определенный день я иду за цветами. Это вот еще один из стереотипов, что я вроде иду куда-то с корзиной за свежесрезанными орхидеями

— А каждую субботу вы с Клеманом едите макароны.

— Ну вот в Украине же так не живут, почему я должна жить как-то иначе? Это очень забавно. Вроде, после переезда во Францию, я должна питаться только в ресторанах. Типа, жить в Париже и не есть в ресторанах? Зачем тогда вообще переезжать? Или вот я читала в каком-то блоге о Париже, где девочка пишет, мол, зачем переезжать туда и жить в какой-то высотке, а не в османовском доме с кружевным балкончиком?

— Ну а как же? Ты должна каждое утро целовать своего любимого и заваривать ему кофе. К этому моменту уже спеют первые круассаны.

— Круассаны! Обязательно! У меня на днях кто-то спросил о них, и я ответила, что не особо их люблю, потому что они жирные, как сволочи, и есть их невозможно. И типа «а как же ты ешь круассаны и не поправляешься?». Я говорю «ребят, ну я просто не жру, как конь».

— Я продолжу. После круассанов, ты с зонтиком в руках и беретом на голове, в шарфике и с красной помадой, под музыку аккордеона, садишься в…

— Экипаж?

— В повозку, да. И едешь, значит, в парк, на летнюю террасу ресторана, есть фуа-гра.

— Да-да, в Париже же как? Только доел круассаны – пора есть фуа-гра

— Потом вы с Клеманом отправляетесь пить вино.

— Ну, во-первых, иногда люди думают, что мы там пьем вино уже с утра. Удивляются, почему мы не добавляем его сразу в кофе.

— Ахаха!

— Или вот это еще: «Оля, у вас же там в Париже такая выставка, вы уже были?» Я говорю, что нет, не были. «Каааак?» — удивляются все вокруг.

— Ты что, что не ходишь на все парижские выставки? Ти ж проста дівчина з Херсонщини

— Слушай, прекрати меня так называть

— Я уже вижу сериал на украинском телевидение.

— Дима, мы с тобой обсудили все самые главные стереотипы о том, как должна поменяться жизнь украинки, переехавшей во Францию! Хотя ничего не меняется. Я еще не встречала эмигрантов, которые были такими себе ничем не интересующимися людьми, а потом переехали в Париж и превратились в культурных гуру. Не бывает такого. Что-то успеваешь, что-то не успеваешь. Как в любой точке планеты.

— О чем ты мечтаешь, Оля?

— Ну, я не буду говорить о том, что мечтаю написать книгу. Потому что мечтаю-мечтаю, и это пока не происходит.

— Я тебя понимаю.

— Из неизменного – полететь в Нью-Йорк в этом году. А из чего-то глобального – хочется что-то создать, чтобы после меня что-то осталось. И вот мы и снова вернулись к книге.

— Расскажи мне шутку напоследок.

— Во Франции для того, чтобы похудеть, надо сначала выехать из страны

Я безуспешно пытаюсь накормить Олю самыми вкусными в городе макаронами, но она лишь закатывает глаза и говорит, что большей банальщины я предложить ей не мог. Еще полчаса я плачу у нее на плече, вспоминая Париж и беззаботную Ниццу, и выжимая свой шарф от моих слез, Оля спешит попрощаться.

— Ты счастлива?

— Конечно.

— Твердое «конечно»?

— Твердое, Дим!

дружить и читать Олю в фейсбук 

фото: Алена Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Маша Курочкина — создатель и идеолог первой в мире книги-раскраски о Киеве — Talktome

Я мчался на встречу, словно опаздывал на поезд.

Мне хотелось узнать о прекрасной Маше Курочкиной и о ее книге-раскраске одним из первых. Будем считать это элементом некого везения, но так и вышло.

Сегодня я познакомлю вас с невероятно интересным человеком. Человеком, который любит книги и, конечно же, свой город.

— Ну, рассказывайте. Вы же, получается, первый человек, который создал книгу-раскраску о Киеве.

— Это правда.

— И никто до вас этого не делал?

— Книги-раскраски о Киеве точно не было. История такая: мы с моей давней подругой Женей Емшенецкой выбирали подарок еще одной нашей подруге, которая уезжала заграницу. И нам хотелось ей подарить что-то такое приятное, на память и, конечно же, с упоминаниями о столице. Выбирали долго, правда. И прозвучала у кого-то такая мысль, мол, как было бы круто, если бы у Киева была раскраска. Тем более, что такие вещи есть у всех больших городов. У Парижа есть, у Нью-Йорка и даже у Стамбула. И эта мысль жила себе, жила, пока мы спокойно занимались делами. Потом так произошло, что сначала я ушла с работы, а потом, через некоторое время, и Женя покинула свой пост. Где-то прошлым летом мы решили, что пора рискнуть и воплотить свою мысль в реальность.

— И как это происходило?

— Ох, мы очень долго искали художника.

— То есть, это рисовали не вы?

— Нет, рисовала чудесная Оксана Карпова. Мы – идеологи и креативщики. В общем, действительно долго мы искали человека, который мог бы сделать не что-то «совковое», а современное и стильное. Мы внезапно вспомнили об Оксане и каким-то чудом она согласилась. Для нас было важно сделать раскраску, которая могла понравиться и взрослым и детям, потому что и я, и Женя, и Оксана – все мамы. И вот мне кажется, что она эту гармонию поймала. Мы приступили к работе где-то в августе. Рассчитывали, конечно, что справимся быстрее, но это был наш первый опыт в подобном деле и процесс затянулся. Мы много обсуждали, много думали, ходили на локации и фотографировали, наблюдая за людьми. Были, кстати, и забавные ситуации. Я пошла фотографировать Бессарабку, зашла на рынок с дочкой, достаю камеру и тут меня ловит за руку какая-то женщина с вопросом «а что вы делаете?»

— А на рынке, как оказалось, нельзя фотографировать?

— Нельзя, говорит мне женщина. Я начала апеллировать фактами о том, что везде, во всем мире можно снимать на рынках. Но наши украинские рыночные продавцы остались непреклонны.

— И это неудивительно.

— Мне вспомнилась в этот момент Ольга Фреймут…

— Как выбирались объекты для раскраски?

— Мы очень долго спорили по этому поводу. Вместить в ней всего четырнадцать сюжетов было очень сложно. В ней вот, как видите, есть и одни из главных достопримечательностей города, и просто символы столицы, такие как каштаны и «Киевский торт», например. В раскраске есть еще одна «фишечка» — это наша собака, которая присутствует практически на каждой странице. Очень сложно было отрисовать Бессарабку. У Бессарабского рынка уникальная крыша, которая, увы, не вместилась в нашем рисунке. Но мы и не гнались за фотографической точностью. Это авторское видение художника. Я определяю жанр нашей раскраски не парадным портретом города, а «полароидным» таким снимком, который делаешь, чтобы вспомнить потом определенный эмоциональный момент. В раскраску не вошло еще много различных достопримечательностей. Я очень хотела и настаивала, чтобы в нее попал Киевский Национальный Художественный музей. У меня там очень долго работала мама искусствоведом. И я так хотела увидеть это серое здание в раскраске, чтобы все разрисовывали его разными цветами. Я хочу, чтобы люди присылали нам свои рисунки, чтобы увидеть, каким красочным может быть Киев.

— Это действительно круто.

— Нас многие спрашивали, почему в ней нет Майдана. Честно? Я не знаю, как его можно было бы сейчас нарисовать. Все трагические события, которые там происходили, привнесли в него совершенно новые краски. Нарисовать его таким, какой он был раньше? Или нарисовать его таким раненым, какой он есть сейчас. Вообще, если сейчас пройтись по Крещатику, можно почувствовать, сколько боли в этой улице. Я не представлю, как сейчас можно нарисовать Майдан. Должно пройти какое-то время. Должно что-то измениться.

— Вы делали уже презентацию вашей книги-раскраски?

— Честно говоря нет, потому что она появилась вот только в прошлую пятницу.

— А она уже есть в продаже?

— Да.

— И какова ее стоимость?

— Сейчас ее можно купить за 60 грн.

— Серьезно? Такая приятная цена. Желаю вам побыстрее распространить ее по самым интересным и душевным местам Киева.

— Спасибо! Вообще, удивительно это все. Ведь идея такой книги-раскраски, как мне кажется, лежала на поверхности. У нас на самом деле очень большая проблема с киевскими сувенирами. Но надеюсь, что сейчас все начнет меняться. Слышала вот, что Юлия Бевзенко, создательница «Секретного Дворика», готовится открывать онлайн-магазин новых и креативных сувениров.

— А ведь в том же Львове все завалено сувенирной продукцией города.

— И там не просто сувениры, там же целая инфраструктура, направленная на туризм. А у Киева такого нет. Мне кажется, у нас в столице как-то не очень с туристической программой.

— Вы раньше работали на телеканале «ТЕТ»?

— Да. Целых четыре года. Работала там пресс-секретарем.

— Судя по вашей интонации, вы как-то с облегчением покинули предыдущее место работы.

— Ну, как сказать. Вообще, до этого я десять лет работала в глянце и занималась мужскими lifestyle-журналами. Кстати, как раз в журнале МАХ я познакомилась и подружилась с Женей Емшенецкой, которая теперь мой бизнес-парнтер. Можно сказать, нас сблизила любовь к качественной печатной продукции. Потом какое-то время я была главным редактором журнала, связанного с телевидением. Немного узнала больше об этой сфере и, когда закрыли мой журнал, ушла, собственно, в сам телевизор. Так я стала пиарщиком. Это было, на самом деле, фантастическое время. У нас была удивительная команда и мы творили какие-то сумасшедшие вещи. По-моему, никто себе такого не позволял, а мы придумывали безумие. Я правда с теплом вспоминаю тот период.

— Чем вы сейчас занимаетесь, помимо того, что придумываете такие прекрасные книги-раскраски?

— У меня появилась радость в жизни – я стала вести видео-блоги о детских книжках. В общем, я поняла, что надо делать то, что тебе нравится. Это так просто, на самом деле.

— Для некоторых это очень сложно.

— Наверное, потому что страшно. В какой-то момент. Я очень благодарна своей семье, которая меня поняла и поддержала. Мой муж сказал, мол, если ты так решила – я тыл прикрою, и за это я ему безумно благодарна. Теперь я просто наслаждаюсь тем, что делаю.

— И как появились ваши видео-блоги?

— Чудесные люди из компании Film.ua и, в частности, креативный продюсер Аня Елисеева, с которой мы работали на «ТЕТ», придумали запустить youtube-канал для мам Family is. В нем мамы должны были делиться собственным опытом и общаться на разные темы. И я предложила ей тему о детских книжках. Я очень люблю читать и мы с дочерью тратим сумасшедшие кучи денег на книги. У нас даже нет такого количества игрушек и вещей. Зато книг – целое море. Аня согласилась на мое предложение и вот у нас уже есть десять серий.

— Сколько лет дочери?

— Девять. Уже четвертый класс, так что скоро ожидаю трансформацию в подростка.

— Как она, кстати, оценила раскраску?

— Она в восторге! На протяжение всего периода работы она давала полезные советы, вносила правки, высказывала свое мнение об отдельных персонажах. И, ясное дело, она первая увидела печатный вариант раскраски. Вообще, моя дочь Марта очень переживает за все, что я делаю. Она также активно принимает участие в видео-блогах и уже понимает, что это не совсем развлечение, а работа. Даже пытается мне что-то подсказывать. Я ей сказала на днях о том, что когда это все станет бизнес-империей, я ей оставлю ее в наследство. Марта прыгала до потолка! Кричала бабушке, что у нее будет своя бизнес-империя J

— Какая ваша любимая книга сейчас?

— Я никогда в жизни не смогу ответить на этот вопрос!

— А в детстве какая была любимая?

— А ваша?

— Моя первая серьезная книга, которая запомнилась мне, когда я был ребенком – «Волшебник Изумрудного города». Такая была маленькая серая книжка с какими-то дикими иллюстрациями. Она даже пахла по-особенному. И после этого я помню «Приключения Тома Сойера и Гекльбери Финна». Я до сих пор считаю ее своей любимой книгой.

— У меня из детства есть одно книжное воспоминание, которое до сих пор не дает мне покоя. У меня когда-то была книга, которую я не могу вспомнить и, соответственно, не могу ее нигде найти.

— А о чем она?

— Когда-то на день рождения моего одноклассника Марселя моя мама в «Иностранной книге» купила какую-то роскошную сказу про горностаев. Она была так иллюстрирована, что я не хотела с ней расставаться, и через силу даже дарила этот подарок. Я бы очень сейчас хотела подержать эту книгу. Но, увы. Я ничего не помню.

— Эх, может, кто-то из читателей подскажет.

— Было бы здорово!

— Кстати, как вы приучали дочку к чтению? Или она сама потянулась?

— Вот буквально на днях на нашем youtube-канале Family Is вышел новый ролик, где я рассказываю о том, как Марта полюбила читать. Мне кажется, у нее не было другого выбора. То есть, не читать она не могла. Она растет в окружении книг.

— Мне кажется, это большая редкость сейчас. Мы ведь живем в век цифровых технологий. И детям, думаю, гораздо интереснее сейчас пользоваться всеми теми благами, которые этот век нам дает.

— Это правда. Но, на самом деле, вопрос-то не в детях. Вопрос в том, насколько родители готовы помогать детям полюбить книгу. Вот некоторые мамы жалуются, что их дети не читают. А что вы сделали для того, чтобы они читали? Видит ли ребенок пример со стороны – читающих родителей? Читает ли мама своему ребенку вслух и обсуждает с ним потом прочитанную книгу? Я не могу сказать, что я прям такой пример для подражания. Я не педагог, не психолог и ни в коем случае не могу давать рецепты. Могу лишь только делиться своим опытом. Если не получается у ребенка сразу читать большие книги – можно давать ему комиксы. В Украине полным-полно прекрасных детских журналов. В общем, если задаться целью и приложить усилия – все получится.

дружить с Машей в фейсбук

купить книгу-раскраску можно в магазине ARTBOOKS

фото: Ольга Круглова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Рома Бахарев — вокалист группы Bahroma — Talktome

Рома Бахарев – вокалист группы Bahroma – один из тех редких людей, о которых можно сказать: «Такое ощущение, что мы сто лет знакомы».

До встречи с ним я не слышал ни одной песни его группы. Ни одной.

Но это не помешало нам проговорить почти два часа обо всём том, о чём мы не разговариваем со своими друзьями – о жизни.
— Здравствуй, Рома из группы «Кружева».

— Обычно я говорю, что я из группы «Бархат».

— Сегодня можно всё. Ты читал что-нибудь на Talktome?

— Нет, извини. Ни разу не читал.

— Ну и ладно.

— Я тебе скажу честно – я ненавижу интервью. Просто терпеть их не могу. Это, наверное, самая нелюбимая часть моей работы, но она, тем не менее, является важной её составляющей. Иногда, конечно, у меня даже складывались интересные беседы, после которых я, плюс ко всему, открывал в себе что-то новое.

— Ну, посмотрим.
— Кто ты по образованию?

— У меня два высших. Первое – техническое. А второе – музыкальное.

— У тебя был период после учёбы и до Bahroma, когда ты занимался чем-то совершенно другим?

— Я переехал в Киев двенадцать лет назад с группой, которая называлась иначе. Это была такая классическая рок-н-ролльная история. Я перевёз с собой ещё четверых людей, и мы жили на Харьковском массиве в маленькой гостинке, где спали по очереди на одной кровати. Выживали как могли. Я полтора сезона ходил в одной и той же обуви, потому что был весь в долгах. Спустя некоторое время начал играть в ещё одной группе. А потом у меня появился продюсер. Но это был опыт, который внёс свою лепту в моё развитие. Вообще, те самые двенадцать лет назад я уехал из Донецка, потому что понимал, что там для меня не было никакой перспективы. На тот момент там было всего лишь два клуба, в которых можно было играть каверы. А я хотел исполнять свою музыку. Поэтому и переехал в Киев. В 2009 году, оставшись один в большом городе, я начал отправлять свои демо-записи на радиостанции, где у меня были хоть какие-то контакты. И вот Лера Чачибая, которая сейчас работает на радио «Аристократы», а тогда работала на «Просто радио», ответила мне первая. Сказала, что возьмёт мою песню в ротацию, только, мол, скажи, как группа-то называется. У меня была почта электронная какая-то bahroma@ и так далее, и я подумал, что это будет хорошим вариантом. Так родилась Bahroma. Уже после этого я начал искать команду музыкантов и бороться с дальнейшими трудностями.

— Сейчас продюсера у вас нет?

— Нет.

— А какие трудности испытываете сейчас?

— Трудности со звуком. Мы записываем альбом, и всё своё время я сейчас провожу в студии. Причём мы записываем его в трёх разных студиях, у нас уже стоит дата релиза – 15 марта – а записали мы только половину. Я обладаю не очень хорошим качеством, которое люди называют перфекционизм. Очень заморачиваюсь, короче. Сижу, кручу эти звуки то вправо, то влево без конца… Благо, есть рядом люди, которые могут вовремя и правильно подсказать, что того, что я там накрутил, уже достаточно. И что улучшать уже не надо, а нужно остановиться и сказать самому себе, что тебе это нравится.

— Не думаю, что перфекционизм – это плохо. Главное, чтобы это не сыграло с тобой злую шутку.

— А так может быть. И это правда. Но я кайфую от своей работы. Мне повезло, потому что я действительно занимаюсь тем, что мне нравится. И я иногда думаю о том, что в детстве, пока мои сверстники гуляли во дворе, я сидел дома с гитарой. И мне всегда было интереснее что-то придумать, сочинить, чем бегать с соседскими ребятами. Мои родители всегда поддерживали это моё увлечение, мама даже сама научила меня первым аккордам. Я так рад, что занимаюсь музыкой, и даже не могу себе представить, что бы делал, если бы не было Bahroma. Вообще, я закончил сначала горный техникум в Донецкой области. Закончил почему-то с отличием, хотя учёба в этом техникуме мне дико не нравилась. У меня даже есть фотография выпуска, где стоят все мои однокурсники, и я на их фоне, как бельмо на глазу. Потому что все такие стоят серьёзные в тёмных куртках, а я в салатовом дождевике из секонд хенда и с жизнерадостным выражением лица. Потом я сразу поступил на третий курс в Донецк, отучился год и переехал в Киев, чтобы поступить в музыкальное училище Глиера. А мне там говорят, мол, чувак, набор закончен – ты поздно приехал. Мне тогда мои киевские товарищи подсказали, что есть такое учебное заведение как «поплавок» (Киевский университет культуры и искусств Михаила Поплавского – прим. ред.) для таких лентяев, как я. Мне в любом случае надо было укорениться в Киеве, и я начал учиться одновременно в двух университетах – в Донецке и столице.

— Думаешь ли ты, что будешь заниматься музыкой всю жизнь?

— Я – мечтатель. И, конечно же, я мечтаю, что действительно буду заниматься музыкой всю жизнь. Мы не вечны, ясное дело, но мне хочется оставить что-то после себя. Оставить музыку, которая меня переживёт. Но не хотелось бы умереть, а потом все сказали бы «блин, какой классный был чувак, давайте его слушать!». Поэтому я стараюсь сделать всё от себя зависящее, чтобы меня слушали, пока я жив.

— А сколько альбомов у группы Bahroma?

— Пока один полноценный альбом и один EP – мини-альбом. Нас даже отметили в какой-то подборке. Вот совсем уже скоро выходит второй. Будет называться «Плюсминусравно».

— Красивое название.

— Я ещё никому о нем не говорил.

— А можно я напишу?

— Я подумаю.

— Хорошо.
— Чего ты боишься?

— Я боюсь акул.

— Интересный страх человека, живущего в Украине.

— Я, на самом деле, видел океан всего лишь один раз, но мне бы не хотелось встретиться с акулой в стихии, где она гораздо круче меня. Любая акула – даже маленький акулёныш – сильнее меня. Не хотел бы я встретиться с акулёнышем.

— Ну, маленький акулёныш всё-таки не большая акула.

— Понимаю. Но акулёныш откусит мне палец, например, и я не смогу больше брать ля-минор на гитаре.

— Тогда конечно. В твоём случае это и впрямь будет большая потеря.

— Это правда. Но вообще, больше всего нужно бояться людей.

— Ну, людей бояться – по планете не ходить.

— И то верно. Ещё я недолюбливаю обезьян. Я вполне серьёзно сейчас тебе об это говорю. У меня три фобии: акулы, обезьяны и живот.

— Живот?

— Живот. Пузо!

— Хорошо, с акулой мы разобрались. Обезьяны-то чем тебе не угодили?

— Ну, обезьяны… Вроде бы мы недалеко от них ушли, но что-то в них есть такое… Я не понимаю, чего от них можно ждать. Обезьяна же может просто ни с того ни с сего наброситься на тебя и причинить вред.

— Ну, конечно. Ведь другие животные для нас как прочитанная книга.

— Я недавно изучал, что делать в случае, если на тебя нападёт медведь. Или вот история про волков, которую рассказала мне моя бабушка, и которую, наверное, я запомню на всю свою жизнь. Это было послевоенное время, в семье было одиннадцать детей и одна пара обуви на всех. Бабушка рассказывала, что огромное количество волков в те времена жили в лесах рядом с деревнями. А в школу нужно были идти как раз через тот самый лес несколько километров. И вот двое взрослых всегда шли с этими детьми, и перед тем как войти в лес они слышали, как у волков стучат зубы. Взрослые зажигали факелы, брали детей за руки и шли по тропинке, наблюдая, как по обеим сторонам от них шли стаи этих голодных волков. Ты представляешь? Вот как так жили люди? Одна пара обуви на всех! В школу через лес! И волки! А у нас сейчас есть всё, понимаешь? Сидим тут, капучино пьём, вай-фай работает.

— Ну, блин. Я понимаю твои эмоции, но не должны же мы ходить с тобой в плетёной обуви.

— Но ты понимаешь, что мы, люди, друг друга теряем? Я прихожу куда-то с друзьями, общаюсь с ними, а они сидят в телефонах.

— Но в наше время это вполне естественные вещи. Пусть даже это всё выглядит немного грустно. А ты представляешь, что будет со следующим поколением? Может, они вообще не будут разговаривать. Только мысли передавать по интернету.

— Кстати, есть один учёный — Рэймонд Курцвейл- который первым синтезировал звук. Таким образом, к слову, получился синтезатор. И он занимается футурологией и предсказывает научное будущее. Когда-то он предсказал мобильный телефон, потом говорил о беспроводном интернете, и тогда это было нечто из области фантастики, но, как видишь, это уже есть сейчас. Так вот недавно он сделал прогноз до 2090 года. Говорит, что к 2025 году между людьми и роботами будет заключен некий договор, который будет регулировать их взаимоотношения. А к 2035 году человек обретет бессмертие.

— К 2035… Хм. Ну вот. Теперь придется следить за собой до этого момента. Не хочу я быть дряхлым и бессмертным. Кому ж это надо?

— Да никому не надо. Я вот, как Киркоров, к пятидесяти годами скажу, что меня нужно заморозить, а потом, когда время бессмертия придёт, меня разморозят.

— Ну да, Киркорову же уже сто лет.

— Да больше.

— И тем не менее, мне интересно, почему ты боишься живота?

— Да просто не хочется, чтобы у меня был живот.

— Стоп. Ты просто боишься, что располнеешь?

— Не-е-ет. Растолстеть я не боюсь. Но худой человек с животом – это куда хуже, чем просто полный. Это разница колоссальная!

— Уж тут я с тобой соглашусь. — Какие у тебя комплексы?

— Мне кажется, что у меня вот только начались развиваться комплексы. И то, потому что на меня очень плохо повлиял один человек. У меня генетически начали расти седые волосы. Особенно на бороде. И хотя это всё, конечно же, неизбежно, мой менеджмент ежедневно пилит меня, мол, покрась бороду, Рома! А вдруг я стану таким себе украинским Шоном Коннери и буду выглядеть очень даже ничего. Да и потом, я же не девочка! Зачем мне красить бороду?

— Действительно. Ведь все девочки красят бороду. В любом случае, в мужских салонах, Рома, есть такая услуга как камуфляж седины.

— Да ладно?

— Серьёзно!

— Блин, спасибо тебе! Я ведь не знал! Всё, не будет у меня больше комплексов. Ха! Ну, на самом деле, их у меня и нет. Правда. Я по натуре человек стеснительный и скромный. Мне и мои друзья говорят, что я скромничаю даже там, где не нужно. А я понятия не имею, что они имеют в виду.

— Ты заметил, что мы обсуждаем всё, кроме группы Bahroma?

— Ага.

— Не хочу ничего у тебя про неё спрашивать.

— Я очень благодарен.
— Ты смотрел фильм «Лобстер»?

— Да.

— Каким бы животным ты стал, если бы тебе пришлось выбирать?

— Я бы стал червяком.

— Серьёзно? Червяком? Почему не пандой хотя бы?

— Ну, понимаешь ли, панда – милое животное. А червяк – скользкий и некрасивый. И ему никто не нужен. Это идеальный вариант.

— Я не хочу об этом писать. Пусть тебя запомнят жизнерадостным и коммуникабельным человеком, а не социопатом-червяком.

— Многие думают, что я милый, а я себе таким не кажусь.

— Ты бы смог убить человека?

— Защищаясь – да.

— А просто так?

— Без понятия. Я пока не оказывался в такой ситуации.
— Когда ты последний раз плакал?

— На Новый год. Долго. Так сложились обстоятельства. Поэтому мне пришлось поплакать в течение полутора часов без остановки. Но это личное, скажем так.

— Обновление внутреннее?

— Да. Сразу после боя курантов.

— Алкоголь немного повлиял?

— Отчасти. Но с 1 января и по сегодняшний день я не выпил ни капли алкоголя. Мало того – я бросил курить! А в этом мне помогла Ната из Onuka, с которой мы заключили пари, что если я брошу курить, то она сыграет на сопилочке в одной из моих будущих песен. Курить-то я бросил, а песню, в которою можно было бы вставить сопилочку, пока не написал.

— Часто ли ты чувствуешь себя одиноким?

— Это очень серьёзный вопрос. И мне даже не хотелось бы на него отвечать, в какой-то степени. Но да. Я чувствую себя очень одиноким. Не хотелось бы достичь той цели, которую я себе поставил, и быть в этот момент одним на горе одиночества.

— А что такое дружба для тебя?

— Ну, я окружен сотнями людей. Но это всё вовсе не о дружбе. Друзья, как мне кажется, они в детстве. Это что-то такое бессознательное – когда тебя ничто не заботит и ты ни о чём не заботишься. Вы живёте в одном дворе, проводите кучу времени вместе, рассказываете друг другу обо всём. Да, дружба – это определенно что-то из детства. Сейчас, наверное, есть какие-то приятели, с которыми просто хорошо проводить свободное время. По большому счету, мы все становимся снобами.

— Какое твоё самое первое воспоминание из детства?

— Я помню, как в три года папа сажает меня маленького на бензобак мотоцикла, и я, вцепившись в него руками, еду вместе с ним. Я даже помню запах бензина, который ощущал в тот момент. Такие воспоминания помогают мне расслабиться. Как при медитации, понимаешь?

Ты слеп, а я глух и нем, так давай же возьмёмся за руки и постараемся понять друг друга © Джебран Халиль Джебран

Рома в facebook 

Bahroma — Facebook 

фото: Ольга Круглова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Mercedes-Benz Kiev Fashion Days

Вчера, 5 февраля, редакция Talktome перебрала свой гардероб, почистила обувь, прошлась липким валиком по пальто и отправилась на 12 сезон Международной Недели моды Mercedes-Benz Kiev Fashion Days, который стартовал (во всяком случае, для нас) в НСК «Олимпийский».

В ваши сердца наверняка закрадывается логичный вопрос:

Что может рассказать о моде «немодное» издание? — Ну, не знаю, — возле меня стоит группка ребят с оголенными щиколотками лет по шестнадцать, — у нее была явно не коммерческая коллекция.

— Блин, ты не прав, — девочка с тугими косичками и темной помадой, — некоторые её «луки» были очень даже в тренде этого сезона.

Мимо пролетает сияющая Дарья Шаповалова – основатель и креативный директор MBKFD, за которой тут же устремляется стайка фотографов и журналистов.

На фоне бренд-вола, щедро усыпанного логотипами спонсоров и партнеров, по очереди фотографируются широко улыбающиеся девушки.

Снующие туда-сюда модели с характерным макияжем время от времени лениво выходят на перекуры, где так же лениво курят фотографы и уставшие журналисты.

На втором этаже спорткомплекса свой лагерь разбил Fashion Days Market.

Бесконечный океан талантливых людей – дизайнеров молодых украинских марок одежды, обуви, украшений и аксессуаров, предметов дизайна и декора.

И этот Fashion Market действительно впечатляет.

Его нужно увидеть своими глазами хотя бы для того, чтобы осознать тот факт, что Украина делает отличный качественный продукт, не имея при этом достаточного количества ресурсов.

Мы уже устали от сравнения с «европейским уровнем», но если так вам будет удобнее понимать, о чём идет речь, тогда мы можем смело заявлять, что большинство украинских марок могут (и делают это уже сегодня) конкурировать с аксакалами европейской модной индустрии.

Вход в Fashion Days Market свободный и, если будет время, обязательно наведайтесь, чтобы посмотреть, потрогать и приобрести.

Прекрасно организованная команда альтернативной недели моды искренне и тепло, в сто семьдесят третий раз, рассказывает гостям, в котором часу проходит показ, на который они пришли на полчаса раньше, почему нельзя войти на шоу без пригласительного, и постоянно желает хорошего вечера каждому выходящему из зала fashionista.

Надо отдать должное организаторам – все показы шли четко по расписанию с минимальными, совершенно незаметными задержками по времени.

Нам, как той самой редакции «немодного» издания, будет сложно излагать информацию о тех дизайнерах, показы которых мы посетили.

Поэтому попытаемся рассказать все быстро и просто.

Итак, всё, что вы должны знать об украинской моде на сегодняшний день:

1. Она есть, и этого нельзя отрицать.

2. Она эволюционирует и становится только лучше.

3. Ей тяжело, но она стискивает зубы и мчится навстречу ветру.

Первое, что бросается в глаза после первых же просмотренных коллекций, это то, что украинская мода стала более… носибельной.

Все эти пестрые наряды, вызывающие костюмы, леопардовые шубы и тигровые трико куда-то исчезли.

Одежда стала более мягкой, более стильной, более корректной и, чего греха таить, более коммерчески выгодной.Ясное дело, что дизайнеры на то и дизайнеры, чтобы кое-где удивить ко всему привыкшую киевскую публику и вставить в показ то платье в мелкую сетку, то солнцезащитные очки с металлическими украшениями, то, куда же без неё, поднадоевшую столичным модницам тему «платьев в бельевом стиле».

В любом случае, даже если это и кризис так благотворно влияет на креатив молодых украинских дизайнеров, мы можем только порадоваться тому, что семьдесят процентов просмотренных нами коллекций можно прямо сейчас взять, надеть и пойти гулять без каких-либо стеснений.

(Платье в сетку всё-таки лучше оставить для особого случая)Девиз сезона Mercedes-Benz Kiev Fashion Days F/W 2016-17: #FASHIONABLYDIGITAL – глобализация и инновационность моды, информационное единство fashion-индустрии.

Этот девиз отражался в рекламной кампании нового сезона, в которой девушка-модель фотографирует себя с селфи-палкой в руках. В реальной же жизни это было видно по большинству гостей, не выпускающих из своих рук мобильные телефоны для того, чтобы первыми выложить снимки в свой Instagram, порой обрабатывая фотографии прямо во время показа.Это так же прослеживалось в тех, кто делал трансляции в Periscope, листал фейсбук-ленту, сидя спиной к десятку репортеров и играл в мобильные игры, находясь в первом ряду.

Будем надеяться, что дизайнеров и их коллекции по достоинству оценили именно те немногие, кто действительно причастен к украинской модной индустрии и может влиять на то, чтобы труды наших молодых ребят не остались напрасными.

фото: Максим Артемчук, София Возняк 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

I have a question! — Ваше любимое место в Киеве? — Talktome

В этот раз нам было очень сложно выгнать Софию на мороз, потому что внезапное солнце полностью разрушило все календарные стандарты. 

В тепле и в добре наш специальный корреспондет София Возняк шаталась по улицам и приставала к жителям и гостям столицы с хорошими (и не очень) вопросами.

Вопрос сегодняшнего дня — «Ваше любимое место в Киеве?» Аня, фотограф 

— Мабуть, це буде Арт-причал. Я в принципі люблю воду і… Я сама з Тернополя, і там у нас є пляж, де я часто любила проводити час, влаштовувати фотосесії. Так от, Арт-причал дуже нагадує мені моє, тернопільське, озеро. А ще ми святкували там день народження моєї найкращої подруги: провели на пляжі всю ніч, лежали п’яні, бігали, танцювали, робили, що хотіли… Якісь от дуже приємні спогади пов’язані з цим місцем. І там дуже красиво, класний вид на Київ. Напевно, якби у мене був вільний час, я би пішла саме на Артпричал.

Таня, будущий режиссер

— А можно я экать буду? ☺ Эээээ… Ну вот сейчас стало одним из любимых мест «Par Bar». Достаточно уютное место, интересное, стильное. Там можно посидеть, отдохнуть с ребятами, покурить вкусный кальян. Там очень приятно находиться. А гулять люблю в районе Льва Толстого.Дмитрий, мониторщик в метрополитене

— Очень люблю гулять по Крещатику или по набережной. Киев, конечно, большой, мест много, но эти два – самые любимые. Мне там уютно и комфортно.Лера, студентка 

— Моё любимое место в Киеве – это памятник возле лестницы, не знаю, как он называется. Если идти с Майдана на Подол, то там свернуть надо на лестницу такую длинную, спуститься, и выйдешь прямиком к нему (памятник Магдебургскому праву – прим. ред.). Мне показал когда-то этот памятник мой лучший друг. Помню, это место всегда было очень уединённым, до того как построили Набережную. И теперь там всегда много людей. Но когда мы гуляли возле того памятника несколько лет назад, это место было очень спокойным, там можно было отдохнуть от суеты. И до сих пор у меня связаны с этим местом очень теплые воспоминания, несмотря на ремонт ☺.Александр, инженер 

— Чаще всего посещаю кинотеатр в «Оушен Плазе». Можно назвать его моим любимым местом. В Гулливере на шестом этаже также есть итальянский ресторан. Не помню, как называется. Там часто бываю.Кристина и Никита, студенты

Кристина: «Как бы странно ни звучало, но моё любимое место в Киеве – это станция метро Лукьяновская! Да, там всегда тысячи людей и бабулек, которые что-то продают и давят на жалость. Да, с утра тебя могут толкнуть и даже задавить, но все эти люди и бабулечки заставляют меня улыбаться и понимать простоту и весь сок нашей жизни, так сказать. Там находится мой любимый Макдоналдс, в котором я всегда пью карамельный латте с подругой, там находится мой университет, который невозможно не любить ☺. Лукьяновка – это то место, где я подружилась с теперь уже моими лучшими друзьями, место, где я влюбилась, место, где я бываю почти каждый день и почти во всех эмоциональных состояниях (зависит от того, есть ли сессия ☺). Это место вдохновляет меня креативить и ещё раз креативить. Как говорим мы с подружками: «Лукьяновка — место встречи изменить нельзя»».

Никита: «Дивлячись, для чого. Якщо йдеться про заклад, то це різного роду паби, але не з тих, де п’єш «Чернігівське», а щось типу «Касатки». З естетичної точки зору – банальні декілька місць: район Рейтарської вулиці та Великої Житомирської, а також Голосіївський парк, в якому буваю декілька разів на тиждень».Денис, трейдер

— В Киеве любимое место – Андреевский спуск. Это очень историческое место с необыкновенной архитектурой, необычным ландшафтом, интересными людьми. И даже в воздухе там витает дух старого Киева. И это притягивает меня.Дмитрий, программист 

— Моё любимое место – это памятник ёжику такому, шипастому. Вот Софийский собор, а с обратной стороны, на маленькой площади, там памятник, где на лошадке кто-то сидит, я не помню кто, а рядом стоит ёжик на это смотрит (памятник Ёжику в тумане «Лошадка» установлен напротив памятника Защитникам границ – прим. ред.). Мне это место нравится, потому что это памятник, сделанный с душой, он прикольный, его всегда можно прийти потрогать.Ростик, студент 

— Значит так. У меня есть место для алкогольного проведения времени – это Бар/13 на Рейтарской. Есть место, которое не требует никаких финансовых затрат – это парк Максима Рыльского в Голосеевском районе. А, и ещё для трезвого времяпрепровождения – это чайный клуб на бульваре Дружбы Народов. Вот.Влад, кассир в магазине одежды 

— Пейзажная аллея. Там красивый вид. А много мест можно называть? Киев ведь вообще красивый. Набережная, Подол. Вот на Подоле очень красивые маленькие старые дома, там очень приятно гулять.Соня, ассистент редактора в глянцевом журнале 

— Как ни странно, моё любимое место в Киеве – это редакция, где я работаю. Эта история началась ещё до того как я переехала в Киев. Сначала я просто безумно полюбила Андреевский спуск. А потом открылся Vogue, которым я зачитывалась до последней страницы. И так удивительно вышло, что в какой-то момент это всё сошлось в одной точке: и место, и люди, это просто мой private current inspiration и настоящий magic.Никита, дизайнер 

— Люблю Подол. Там архитектура красивая. А если по плэйсам, то бар «Касатка». Там работают многие мои друзья и всегда можно встретить кучу знакомых. А ещё там вкусно ☺.Назар, модель 

— Мне кажется, я могу с уверенностью назвать таким местом «ЮБК», где встретил не один рассвет летом☺. Там атмосферно, там колоритно: это бар в клубе, с танцполом и хорошей музыкой, и лаунж зона у реки с кострами, спокойствием и сидром.

текст и фото: уже такая весенняя София Возняк 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Личный опыт: Пирсинг — Talktome

Где мы только ни были и о чём только не спрашивали. И пытались не разрыдаться у психолога, и разбивали мечты о детокс-диетах у диетолога, и делали идеальные брови из просто красивых в местном brow-баре, и даже следили за тем, чтобы горничная не прихватила с собой набор фамильных серебряных ложечек.

И если вы всё ещё думаете, что журналисты только тестируют косметику и дегустируют еду перед открытиями ресторанов, то сильно ошибаетесь.

Под девизом «В жизни надо попробовать всё!» я отправился в салон «Планета TATTOO», чтобы на собственном опыте понять, зачем люди делают пирсинг и как с этим жить.

Вечерело.

Хочется начать этот текст именно так, потому что тот вечер стал для меня самым настоящим психологическим триллером.

Последний месяц листая новостную ленту фейсбука я всё чаще наблюдал какой-то вернувшийся из ниоткуда тренд – пирсинг септума. Десятки моих знакомых выставляли фотографии со свежим пирсингом и, чего греха таить, на большинстве из них это смотрелось очень даже стильно.

Пирсинг септума, друзья, как говорит старая добрая Википедия, это прокол между хрящом и перегородкой носа. Именно этот вид пирсинга проходит через минимальное количество ткани, что положительно влияет и на саму процедуру прокола, и на скорость его заживления.

Короче говоря, я, взрослый человек, решил протестировать это на себе и сделать тот самый популярный нынче прокол септума. (А мозги ты себе не проколол? (с) любая мама)

Салон «Планета TATTOO», которому, к слову, уже тринадцать (!) лет, расположен на улице Саксаганского и, по большому счёту, является одним из самых известных и популярных тату-салонов столицы.

Меня встречает мастер Петр Ищенко и сразу же интересуется, принёс ли я с собой серьгу для прокола. Естественно, ничего я не принёс, так что меня сразу направляют в ближайший крупный магазин украшений для пирсинга, где я и покупаю себе два экземпляра из медицинской стали по целых 24 гривны – размером поменьше и побольше.

Возвращаюсь. На «диване ожидания» помимо меня сидит молодой парень лет четырнадцати и его мать «в положении», чьё тело украшают стильные татуировки. Спустя несколько минут из кабинета моего мастера выбегает счастливая и заплаканная девочка лет двенадцати с серёжкой-гвоздиком в носу. Мама говорит «супер!», сын говорит «класс!», девочка светится и утирает слёзы. Ну, думаю, будет весело.

— Следующий, – смеётся Петр и приглашает меня в кабинет.

Я, как на казнь, вяленько бреду за ним.
— Так, давай начистоту. Это больно? – спрашиваю я, понимая, что не больно тут быть не может.

— Ну, смотри. Пирсинг носа – будь то его «крыло» или септум – весьма болезненная процедура. По шкале боли, наверное, следующая после сосков и брови.

— Очень ободряюще.

— Зато правда.

— А что чаще всего прокалывают?

— Как ни странно, последние месяцев пять самым популярным является пирсинг септума. Бывало такое, что приходили целыми компаниями.

— А у тебя есть пирсинг?

— Нет.

— Ну как так?

— А вот так. Сапожник без сапог. У меня медицинское образование, я делаю пирсинг уже много лет, занимаюсь удалением татуировок и, вообще, не переживай.

— Хорошо, — говорю я и начинаю переживать ещё больше.

— Какие есть риски, если кто-то впервые захочет сделать себе прокол?

— Во-первых, нужно выбрать правильного мастера, у которого сразу нужно спросить, чем он прокалывает.

— Чем ты прокалываешь?

— Я делаю прокол стерильными одноразовыми катетерами. Если мастер колет «пистолетом» и говорит, что сделает им пирсинг пупка или соска – надо сразу убегать. Любой уважающий себя пирсер против «пистолетов». Плюс, у него должны быть одноразовые стерильные материалы, дезинфицированный инструментарий и рекомендации по уходу за пирсингом. То есть, я провожу процедуру, гарантирую, что это стерильно, даю рекомендации. Но дальше уже от тебя зависит то, как будет заживать твой прокол. Будешь ли ты лезть туда грязным пальцами и так далее. Ещё немаловажным фактором является подбор самого украшения. Это очень и очень важно при проколе языка или носа. После пирсинга может быть небольшой отек или покраснение – реакция организма на вмешательство – и если неправильно выбрать украшение, могут произойти неприятные вещи: начиная от вклинивания шарика в язык и заканчивая такими случаями как врастание серёжки в слизистую оболочку.

— Вдохновляюще. Очень вдохновляюще.

— 10 дней после прокола травмированное место нужно обрабатывать специальными мазями – я всё расскажу – два раза в день. Нельзя обрабатывать перекисью, спиртом и всеми спиртосодержащими настойками.

— Ты готов? – спрашивает меня Петр, и я понимаю, что не готов вообще.

— Конечно, — говорю, и пересаживаюсь с кушетки на стул. – А можно кричать и плакать?

— Можно.

— А кровь будет хлыстать?

— Не должна.

— Это будет бам! – и всё?

— Да. Но чувствительный такой «бам» будет.

Минуты ожидания превращаются для меня в часы. Петр обрабатывает дезинфектором инструменты, потом обеззараживает «хирургическое поле», то есть, мой нос, и достает гигантские щипцы (ну ладно, может и не гигантские, но камон!).

Он зажимает щипцами перегородку между крыльями носа, и мне уже становится плохо. Катетер мелькает у него руках и… он вставляет мне длинную металлическую спицу прямо в мой благородный аристократический носовой хрящ.
«АААА!!!» — кричу я, и из моих глаз непроизвольно текут слёзы. Петр заботливо подает мне салфетку и радостно отмечает, что у меня очень весело пошла кровь. Я не совсем понимаю, вытащил ли он из меня спицу и вставил ли сережку, но отчётливо ощущаю адскую боль. Петр был прав – это действительно очень больно.

— Тебе плохо? – спрашивает он меня, а у меня закладывает уши.

Знаете это предобморочное состояние, когда ты уже не здесь, но ещё не там? Ты ничего не слышишь, тебя бросает то в жар, то в холод, у тебя не поднимаются руки и, вообще, ты становишься похожим на вялый баклажан.

Петр видит, что я не из тех, кто «босиком по битому стеклу», и даёт мне понюхать ароматный нашатырный спирт. Стакан воды, ещё раз нашатырь, и я, как раненый волк, ложусь на кушетку, где продолжаю вытирать слёзы и кровь (сейчас надо забрать «Оскар» у ди Каприо, и отдать его мне).

Бесценный опыт, скажу я вам. Бесценный.

Ко мне возвращается слух, сознание и прилив сил, так что я наконец-то могу посмотреть на себя в зеркало.

— Оууу, — словно увидев котенка, говорю я и осознаю, что теперь у меня под носом находится чужеродный предмет.
Петр работой доволен, выписывает мне названия мазей, даёт четкие рекомендации по применению и, похлопав по слабому плечу, отпускает на все четыре стороны при условии, что я буду соблюдать чёткие инструкции по уходу за пирсингом.

«Поношу и вытащу», – думал я уходя домой, ещё не подозревая о том, что посмотрев в зеркало через полчаса, словлю себя на мысли, что мой первый в жизни пирсинг мне очень даже нравится.

А после этого – хоть босиком по битому стеклу, ага.

«Планета TATTOO» — сайт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Другой обзор: Wall Street espresso bar — Talktome

Кофейное место Wall Street espresso bar открылось совсем недавно и, как любят говорить пиарщики, в самом сердце Киева.

Мы узнали о новой кофейне по «чекину» у друзей и сразу же помчались расспрашивать ребят о том, как они открылись, зачем это сделали и что планируют делать в будущем.

На вопросы отвечает Максим Головченко – бариста Wall Street espresso bar.

— Когда вы открылись?

— Мы открылись 16 декабря. Сейчас постепенно наращиваем обороты.

— Задам банальный вопрос: почему Wall Street?

— Наше помещение похоже на туннель. Оригинальная улица Wall Street сама по себе длинная и узкая. Вот и наше помещение такое же.

— Каждый месяц в столице открывается много кофеен…

— На самом деле, недавно где-то выходила статья, где сравнивалось количество новых кофеен, открывшихся в 2015, против, соответственно, новых баров, открывшихся в том же году. Так вот, кофеен было немного меньше. Кажется, даже 18 против 24, не помню точно.

— Хорошо. Продолжение моего вопроса: чем вы отличаетесь от других?

— Каждый из нас работал в больших количествах заведений подобного формата. Я, например, вообще приехал из Харькова буквально за неделю до открытия. Остальные ребята тоже крутились в кофейной сфере.

— Это не ответ на мой вопрос. У вас удачное расположение, большие окна, лампочки Эдисона и красивые капучино. Но, по большому счету, таких мест довольно много.

— Это правда. Могу апеллировать фактами. Например, мы закупаем зеленое зерно, которое для нас обжаривает Cherry coffee roasters. Мы лично выбираем зерно, из которого потом будем готовить тот же капучно или пуровер.

— А кто владеет заведением?

— Несколько друзей с общей идеей открыть что-то свое. Так и появился Wall Street.

— Вы себя позиционируете как «место для хипстеров» или аудитория у вас все-таки шире?

— Намного шире. Первые наши гости были постояльцами хостела, расположенного чуть выше нас. Позже к нам подтянулись работники ближайших магазинов и бутиков. Им понравились наши цены, потому что, если сравнивать среднюю стоимость по центральным кофейням, у нас они гораздо ниже.

— Связано ли это с качеством зерна?

— Нет. Оно ничуть не хуже. Наш поставщик – Finca Coffee. Ребята относительно недавно зашли на кофейный рынок, но уже показывают себя с самых лучших сторон.

— Расскажи о вашей кухне. Есть ли у вас в кофейне шеф-повар?

— На кухне у нас три повара: шеф и два су-шефа, если можно так сказать. Тут важно понять, что все мы как-то связаны через знакомых. У нас коллектив друзей. Банда с Wall Street.

— По какому принципу создавалось меню кухни?

— У нас не самая большая кухня и, соответственно, не самые сложные блюда. Но, в первую очередь, мы кофейня.

— У вас есть и коктейльная карта.

— Да. Только классика.

— То есть, в принципе, вы решили ничего не усложнять и открыть простое место с простым меню.

— Именно так.

— Как собираетесь поддерживать культурную жизнь в стенах вашего заведения?

— Чуть позже мы планируем организовывать по выходным кофейные завтраки. Будем рассказывать о кофе, проводить тренинги, читать лекции. Разживемся проектором — будем крутить трансляции с кофейных чемпионатов. Нам это интересно, поэтому мы в этом заинтересованы.

Латте-розмарин, 39 грн

Какао, 35 грн

Капучино, 35 грн

Английский завтрак, 35 грн

Куриный крем-суп, 55 грн

Салат «Цезарь» с курицей, 65 грн

Блинчики с фруктами и карамелью, 45 грн 

Панкейки с бананом и карамелью, 55 грн

От редакции хотим добавить, что нам действительно очень понравился и кофе, и блюда.

Единственные смутные ощущения у нас вызвал интерьер, который хотелось бы немного освежить, подтянуть, убрать обои и покрасить стены.

Но это все лишь вопрос времени. Верим, что все идеи ребят воплотятся в реальность, и на кофейной карте города появится еще одна точка, о которой будут говорить только в позитивном ключе.

 Wall Street espresso bar 

Большая Васильковская, 43

фото: Алена Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

I have a question! — За что вы любите Киев? — Talktome

Каждую неделю мы выталкиваем на грязный снег нашего специального корреспондента Софию Возняк, игнорируя ее крики о помощи, для того, чтобы она и ее фотокамера поприставали к жителям и гостям столицы с чудесными (и не очень) вопросами. 

Вопрос сегодняшнего дня — «За что вы любите Киев?» 

Эдгар, актёр и музыкант

— Так-с, за что я люблю Киев?.. Ну, это мой родной город, я родился в Киеве, поэтому априори я чувствую, что это место – моё. В целом Киев отличается от других городов, и его самая главная положительная черта в том, что здесь люди настроены на воплощение своей мечты в жизнь. Киев очень продуктивный, здесь нельзя быть ленивым, ведь сам город мотивирует к деятельности. За это я люблю Киев. Вот так вот.

Ян, художник

— Я отвечу коротко: просто я его люблю. Я здесь родился. Я его знаю. Наверное, поэтому и люблю. У меня три иммиграции. Я жил в Штатах, в Израиле, в Финляндии, но… Чомусь я все одно в Києві. Я знаю, как здесь жить, я чувствую этот город.

Александр, программист

— В Киеве есть всё! Какие бы у тебя ни были интересы, ты найдешь для себя что-то подходящее. Тебе что-то нужно – ты загуглил и нашел это. И, скорее всего, это будет рядом с твоим домом, по соседству. Там, не знаю… Ты хочешь выучить корейский! И оказывается, на первом этаже в твоем доме живет человек, который преподает корейский! Вот, наверное, за это и люблю.

Игорь, инженер

— Я люблю Киев за его компактность, за дружественную обстановку, и, конечно, за красоту. Здесь очень приятно проводить время, особенно, наверное, влюбленным парам, ведь есть много красивых мест, где приятно гулять. Ну, и это столица Украины, очень исторически богатое место. Можно, пожалуй, продолжать говорить бесконечно. Но это главное, и на этом закончу.

Анна, пиарщик на музыкальном телеканале

— За что я люблю Киев? Это нужно одним словом сказать? Или хэштегом? ☺ В общем, это мой родной город, который дает мне возможности развиваться, в котором есть масса «челенджей», и именно здесь я профессионально, морально, физически расту, поэтому, в любом случае, что бы ни происходило, для меня это место с особенной энергетикой.

Юлия, менеджер по рекламе

— Киев я люблю за его разнообразие. Киев очень большой город, в котором есть разные-разные прослойки населения, разного рода здания – от каких-то старинных, красивых до новых, только-только построенных, – и это город, который дает очень много возможностей. Ты можешь развиваться в абсолютно разных сферах, находясь на различных стадиях этого развития – от самого начала, джуниора, до настоящего специалиста. Киев дает эти возможности. Это круто. Мне кажется, поэтому все пытаются сюда переехать.

Катерина, исследователь истории Крыма

— Я люблю Київ за все. Я тут народилася, тут живу. Взагалі, так багато речей, за які його можна любити або не любити! Це великий мегаполіс, тут рідко хто кого знає, і це прекрасно. Через це є можливості для багатьох нових знайомств. В Києві дуже багато нових людей, які приїжджають та можуть ставати киянами, тобто не обов’язково в тебе має бути якась багата історія сім’ї, що живе в Києві багато років, а ти можеш бути простою людиною, яка приїхала та вписалась у це місто.

Яна, школьница

— Я люблю Киев за его места, тут очень красиво. И здесь есть все! Разные выставки, очень много кафе, различных мероприятий, мест, где приятно гулять… Киев, он имеет много граней и можно рассматривать его с разных сторон. Этим он мне и нравится.

Аня и Леора, студентки

Аня: «Я сама из Кировограда, в Киеве всего 6 месяцев, но пока что могу сказать, что здесь очень много разных кафе милых и очень большая концентрация интересных людей. Наверняка, у этого города ещё очень много прелестей, но я о них ещё узнаю».

Леора: «Я не знаю, я ещё до конца не поняла, за что я его люблю. Просто это была такая мечта с детства: приехать в Киев-столицу. И вот пока что эта мечта ещё сбывается, ведь я ещё здесь не закрепилась. Но пока что я здесь, университет держит, а там посмотрим».

Сергей, видеоинженер

— Я родился в Киеве, живу в этом городе. Это самый красивый город. Стародавнє місто. Здесь атмосферно, хорошо. Он очень родной для меня, этот город. Как семья. За это и люблю.

Андрей, частный предприниматель

— Я люблю Киев за его размеры и за то, что тут всегда бурлит жизнь. В этом городе много достопримечательностей, много людей интересных. Он очень необычный, особенный. Как же его не любить?

Юлия, юрист

— За свободу люблю, за то, что можно беспрепятственно выразить себя, за красивую архитектуру, за разнообразие ресторанов и уютных кафешек. Да и в целом очень люблю этот город.

текст и фото: чем-то еще недовольная София Возняк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рубрики
Без рубрики

Movie Time! — «Преступник» — Talktome

Вчера в кинотеатре Синема Сити состоялся допремьерный показ британско-американского боевика «Преступник». Фуршетного шампанского на всех не хватило, а жаль – потому что серьезно воспринять фильм трезвым просто невозможно.
Когда в описании фильма встречаются слова «агент ЦРУ» рядом с «катастрофа мирового масштаба», не ожидаешь увидеть на экране уже ничего радикально нового. А когда узнаешь, что Николас Кейдж отказался сниматься в главной роли – настораживаешься еще больше.

Тот самый «агент ЦРУ» Билл Поуп (Райан Рейнольдс) не успевает предотвратить мировую катастрофу, потому что его жестоким образом, в очень странных пытках убивают злодеи. Жуткие злодеи в лице бородатого дяди с компьютером (Хорди Молья) и его молодой ассистентки на каблуках и с укладкой – и оба они противостоят всем американским и британским полицейским, ЦРУшникам и разведке, что крайне дискредитирует последних. У агента Билла остается вдовой молодая и сексуальная жена Джилл (Галь Гадот) и послушная дочь. Дабы завершить миссию по спасению планеты от ядерной ракеты, воспоминания и знания Поупа пересаживают хладнокровному убийце Джерико (Кевин Костнер), который должен усвоить эту информацию и действовать в соответствии с секретным заданием. Но после хирургического вмешательства, проведенного лучшим мировым генетиком (Томми Ли Джонс) в больной мозг маньяка-убийцы Джерико, что-то идет не так, и что дальше будет с Джерико-Поупом – увидите сами.Оказавшись на свободе, бывший тюремный заключенный Джерико, который раньше сутки напролет сидел на цепи, не знает, как иначе общаться с людьми, кроме как избивать их до полусмерти. Но его можно понять – ведь голова разрывается от чужих воспоминаний и новых чувств. Кровь и «мясо» в ленте смотрятся совершенно неуместно и неэстетично, в отличие от, например, тарантиновского «мяса», которое подается зрителю логично сюжету.

Главный в эстафете по передаче сознания – Райан Рейнольдс. В прошлогоднем триллере «Вне себя» Рейнольдсу досталось сознание героя Бена Кингсли, а уже в «Преступнике» он передает свои воспоминания и эмоции Кевину Костнеру.
Создалось впечатление, что режиссер Ариэль Вромен не смог выбрать, что он больше хочет снять – боевик или мелодраму, поэтому в первой части фильма заключенный Джерико еще безжалостный убийца, но уже во второй – играет с дочкой Билла на пианино и печет вафли. В это же время жена Поупа Джилл легко и охотно позволяет ему спать у них на диване. Сам Джерико по ходу сюжета начинает проповедовать истину «Я часть той силы, что вечно хочет зла и чизбургер» (а под конец немного совершает благо). В тюрьме кормили не очень.
«Преступник» особенно порадует тех любителей боевиков, которые были молоды тогда же, когда и главные герои картины, которые хорошо помнят, как эта же тройка великих – Томми Ли Джонс, Кевин Костнер и Гэри Олдман – смотрелись 15 лет назад в «Джон Кеннеди: Выстрелы в Далласе». Правда, конкретно в «Преступнике» легко можно было бы обойтись без этих крутых, но изрядно постаревших ребят, так как их роли совершенно ничем не примечательны, но режиссер понимал, что прокат смогут вытянуть только их имена. Возможно, из рубрики «кино на один раз» «Преступника» смог бы вытащить неожиданный конец, но…

кадры из кинофильма: kinopoisk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.